Методики диагностики девиантного поведения подростков: Методика диагностики склонности к девиантному поведению

Содержание

Диагностика девиантного поведения у детей и взрослых

Девиантное поведение сложно не заметить. В широком смысле им называют любые поступки индивида, не соответствующие общепринятым нормам. Однако сложность в том, что отклонения имеют относительный характер. Как же определить, где отклоняющееся в общепринятом понимании поведение, а где индивидуальность человека и самовыражение? О способах диагностики девиантного поведения читайте в этой статье.

Диагностика – первичный этап в работе с девиантами. Она предшествует коррекции и даже профилактике, иногда является частью последней. Схема определения девиаций зависит от их причины (читайте об этом в моей статье «Девиантное поведение: виды, причины и проявления»).

Отклонения могут рассматриваться с точки зрения клинической, возрастной или общей психологии, социологии, криминологии. В каждой отрасли свои способы выявления самого факта отклонений и их конкретного проявления. Я предлагаю вам рассмотреть диагностику девиаций с позиции клинической и общей психологии.

Историческая справка о диагностике девиаций

На настоящем этапе развития науки выбор методик для диагностики девиаций огромен, но этот список регулярно пополняется новыми элементами или модификациями имеющихся. Всего можно выделить 3 поколения диагностических методик:

  1. Первые способы обследования индивидов основывались на клинических симптомах, анамнезе и скорее имели интуитивный характер. То есть специалисты выносили прогноз посредством наблюдения и профессионального опыта.
  2. Второе поколение основано на статистике, то есть выявлялась связь между девиациями и конкретными фактами, которые можно измерить (уровень образования, доход семьи).
  3. Методики третьего поколения учитывают не только реальные данные, но и динамические факторы, например, взаимоотношения с ровесниками, школьную успеваемость. Еще одно достижение новых методик – оценка и учет потребностей индивида.

Именно третье поколение исследований и используется в настоящее время. Среди них можно выделить средства общей диагностики и частной для определения отклонений.

Клиническая психология

В клинической психологии отклонения поведения рассматриваются как расстройства поведения (РП). О девиации говорит наличии как минимум нескольких симптомов из перечисленных ниже (материал взят из классификации DSM-IV).

Агрессия по отношению к людям и животным (минимум 3 признака наблюдаются в течение года)

  1. Часто задирает других, угрожает им или запугивает их.
  2. Часто инициирует драки.
  3. В качестве орудия насилия использует предметы, способные причинить серьезные физические повреждения другим.
  4. Совершал кражу с нападением на жертву.
  5. Проявлял физическую жестокость по отношению к людям.
  6. Проявлял физическую жестокость по отношению к животным.
  7. Принуждал кого-либо к сексуальным отношениям.
  8. Умышленно совершал поджоги с намерением причинить серьезный ущерб.
  9. Умышленно уничтожал чужое имущество.
  10. Намеренно проникал в дом или автомобиль другого человека.
  11. Часто использовал обман для получения материальной выгоды (мошенничество).
  12. Совершал кражи без нанесения физического вреда.
  13. Начавшиеся до 13-летнего возраста частые случаи отсутствия дома по ночам, несмотря на запреты родителей.
  14. По крайней мере дважды убегал из дома ночью (или однажды долго не возвращался домой из побега).
  15. Частые прогулы школы, начавшиеся до 13 лет.

Оппозиционно-вызывающее поведение (минимум 4 признака наблюдаются от полугода)

Отдельное условие: симптомы отмечаются значительно чаще, чем у людей того же интеллектуального уровня развития.

  1. Часто выходит из себя.
  2. Часто спорит со взрослыми.
  3. Часто отказывается выполнять требования взрослых или правила.
  4. Часто переносит вину на других.
  5. Часто обидчив или ему легко досадить.
  6. Часто сердит или негодует.
  7. Часто злобен или мстителен.

Стоит отметить, что у детей младшего возраста чаще встречается оппозиционно-вызывающее поведение, в то время как у подростков и взрослых – асоциальное, агрессивное поведение.

Обе категории критериев расширяются дополнительными признаками:

  • дистимия (упадническое настроение) и гиперактивность;
  • неудачи в учебе

Практикум по психодиагностике девиантного поведения у трудных подростков

Практикум по психодиагностике

девиантного поведения у трудных подростков

Оглавление

Предисловие

1. Методики для выявления предпосылок развития девиантного поведения

Методика диагностики склонности к отклоняющемуся поведению (А. Н. Орел)

Карта наблюдений (Д.Стотта)

Опросники Т.М. Ахенбаха

Опросники Т. М. Ахенбаха для учителей

Диагностика социально-психологической запущенности детей

«Шкала принятия других» (В.Фейя)

«Шкала доброжелательности» (Д.Кэмпбелла)

«Шкала манипулятивного отношения» (Т.Банта)

«Шкала враждебности» (В.Кука — Д.Медлей)

«Шкала доверия» (М.Розенберга)

Шкала поиска острых ощущений, или чего вы хотите от жизни?

Методика для оценки наличия и выраженности иррациональных установок (А.Эллиса)

Модифицированный вариант опросника «Решение трудных ситуаций»

2.Методики для выявления зависимого поведения

Тест RAFFT (Relax, Alone, Friends, Family, Trouble) для быстрой диагностики алкоголизма и наркомании у подростков

Анкета для раннего выявления родителями химической зависимости у подростка (Е.В.Змановская)

Тест на алкоголизм университета штата Мичиган (MAST)

Тест Фагерстрёма на определение степени никотиновой зависимости

Тест на определение работоголизма (Б. Киллинджер)

Тест на интернет-аддикцию (Т. А. Никитина, А. Ю. Егоров)

Скрининг-тест на выявление сексуальной аддикции (П. Карнес)

Методика оценки факторов риска и защиты от наркотиков в образовательном учреждении

3.Методики для оценки характерологических особенностей

Томский опросник ригидности (ТОР) (Г. В. Залевский)

Методика определения акцентуации характера (К.Леонгард -Х.Шмишек)

Патохарактерологический диагностический опросник (А.Е.Личко)

Методика аутоидентификации акцентуаций характера (Э.Г.Эйдемиллер)

Опросник PEN (Г. Айзенк, С Айзенк)

Опросник EPQ (Г.Айзенк)

Опросник EPI (Г.Айзенк)

Методика диагностики типа акцентуации характера «Чертова Дюжина»

Многофакторный личностный опросник FPI (модифицированная форма В)

Тест «Дом. Дерево. Человек»

4.Методики диагностики социально-психологической адаптации, межличностных отношений и представлений о себе

Методика диагностики межличностных отношений (Т.Лири)

Методика «Q-сортировка», или ваше мнение о себе самом

Модифицированный вариант опросника межличностных отношений (ОМО) (В.Шутца)

Шкала социально-психологической адаптированности

Методика диагностики социально-психологической адаптации (К. Роджерс, Р. Даймонд)

Исследование конфликтности подростков методом незаконченных предложений (вариант метода Сакса-Сиднея – 2 автора)

Тест для определения стратегий поведения в конфликте (К. Томас)

Методика диагностики показателей и форм агрессии (А.Басса-А.Дарки – 2 автора)

Тест для оценки агрессивности в отношениях (А. Ассингер)

Методика диагностики эгоцентризма у подростков (Т. И. Пашуков)

Модифицированный вариант методики «Незаконченные предложения»

5.Методики для выявления эмоциональных состояний, стрессовых ситуаций и их преодоления

Тест «Самооценка психических состояний» (Г. Айзенк)

Методика для оценки психологических защит (Р.Плутчик, Г.Келлерман)

Методика определения индивидуальных копинг стратегий (Э. Хайм)

Личностна шкала проявлений тревоги (Дж. Тейлор)

Миссисипская шкала (гражданский вариант)

Шкала оценки влияния травматического события

Шкала депрессии

6. Опыт практической работы по социальной адаптации трудных подростков на площадках ООО «Новое поколение»

Список литературы

Предисловие

Проблемы понимания, предупреждения и коррекции де­виантного поведения молодежи являются междисципли­нарной областью научного исследования, предметом внима­ния многих наук. Особое место в исследовании и решении этих проблем, на наш взгляд, должна занимать психология и педагогика, поскольку среди многочисленных факторов, спо­собствующих как появлению, развитию, так и снижению и ликвидации девиантного поведения, совокупные психолого-педагогические влияния играют ве­дущую роль.

Несмотря на то, что девиантное поведение как явление в подростковой среде не может не вызывать острый научный и практический интерес и тревогу психолого-педагогическо­го сообщества в целом, в научной литературе эти вопросы недостаточно разработаны.

Вместе с тем, социологические исследования последних лет свидетельствуют о неуклонном увеличении темпов роста преступности в молодежной среде (преступность несовершеннолетних растет в 3,5 раза быстрее, чем численность самих несовершеннолетних). На сегодняшний день уровень криминальной пораженности несовершеннолетних в полтора раза выше, чем у взрослых. Одной из главных причин криминализации детей и подростков является недостаточное (или неправильное) воспитание детей в семье и в учреждениях общего образования. Именно вследствие неправильного воспитания происходит деформация мотивационной и ценностно-смысловой сферы подрастающего человека и образуются отрицательные тенденции в развитии его личности, которые служат психологической основой «отклоняющейся социализации» (в форме наркомании, алкоголизма, проституции, бродяжничества, преступных и иных антисоциальных действий). По этой же причине устойчивая криминогенная ориентация среди несовершеннолетних преступников фиксируется значительно чаще, чем среди взрослых.

Проблема безнадзорности и беспризорности детей, ставшая одной из наиболее острых для России в 1990-е годы, тесно связана с ситуацией на рынке труда и общей социально-экономической обстановкой.  Стремление детей самоопределиться толкает определенную часть из них на заведомо опасный, но более приемлемый в плане получения дохода путь. В настоящее время в России существенно различаются экспертные оценки масштабов безнадзорности и беспризорности детей: максимальная оценка — 2–5 млн., минимальная — 100–500 тыс. детей. В то же время, несмотря на предпринимаемые усилия по решению данной проблемы с привлечением немалых государственных ресурсов,  результаты нельзя пока признать удовлетворительными. Число беспризорных и безнадзорных детей, находящихся в социально опасном положении и доставленных в органы МВД, в 2005 г. превысило 1 млн. 140 тыс. человек.

Поэтому весьма важным направлением работы с трудными подростками является их психологическое сопровождение на всех этапах социализации.

Основными направлениями деятельности психолога в рамках психологического сопровождения подростков являются:

— психодиагностика;

— психологическое консультирование;

— психопрофилактика;

— психокоррекция;

— психологическая пропаганда и обучение;

— профориентационные мероприятия;

— психологическая экспертиза.

Фактически вся работа начинается с психодиагностики, так как без психологического диагноза невозможно целенаправить работу с данным контингентом.

Психодиагностика – это направление практической психологии, которое имеет дело с переменными и постоянными величинами, характеризующими внутренний мир человека, а также со способами и средствами их измерения.

Использование психодиагностического инструментария, излагаемого в данном практикуме, позволит на раннем этапе выявить склонности у подростков к девиантному поведению, а также уточнить психологические характеристики у данного контингента для оптимизации проведения с ними коррекционно-профилактических мероприятий в целях улучшения социально-психологической адаптации указанного контингента.

1. Методики для выявления предпосылок развития девиантного поведения

Методика диагностики склонности к отклоняющемуся поведению (А. Н. Орел)

Инструкция. Перед вами — ряд утверждений. Они касаются некоторых сторон вашей жизни, вашего характера, привычек. Прочтите первое утверждение и решите, верно ли данное утверждение по отношению к вам. Если верно, то на бланке ответов рядом с номером, соответствующим утверждению, в квадратике под обозначением «Да» поставьте крестик или галочку. Если оно неверно, то поставьте крестик или галочку в квадратике под обозначением «Нет». Если вы затрудняетесь с ответом, то постарайтесь выбрать вариант ответа, который все-таки больше соответствует вашему мнению. Затем таким же образом отвечайте на все пункты опросника. Если ошибетесь, то зачеркните ошибочный ответ и поставьте тот, который считаете нужным. Помните, что вы высказываете собственное мнение о себе в настоящий момент. Здесь не может быть плохих или хороших, правильных или неправильных ответов. Очень долго не обдумывайте, важна ваша первая реакция на содержание утверждений. Отнеситесь к работе внимательно и серьезно. Небрежность, а также стремление улучшить или ухудшить ответы приводят к недостоверным результатам. В случае затруднений еще раз прочитайте эту инструкцию или обратитесь к тому, кто проводит тестирование. Не делайте никаких пометок в тексте опросника.

Текст опросника. Вариант М (мужской)

1. Я предпочитаю одежду неярких, приглушенных тонов.

2. Бывает, что я откладываю на завтра то, что должен сделать сегодня.

3. Я охотно записался бы добровольцем для участия в каких-либо боевых действиях.

4. Бывает, что иногда я ссорюсь с родителями.

5. Тот, кто в детстве не дрался, вырастает маменькиным сынком и ничего не может добиться в жизни.

6. Я бы взялся за опасную для жизни работу, если бы за нее хорошо заплатили.

7. Иногда я ощущаю такое сильное беспокойство, что просто не могу усидеть на месте.

8. Иногда бывает, что я немного хвастаюсь.

9 Если бы мне пришлось стать военным, то я хотел бы быть летчиком-истребителем.

10. Я ценю в людях осторожность и осмотрительность.

11. Только слабые и трусливые люди выполняют все правила и законы.

12. Я предпочел бы работу, связанную с переменами и путешествиями, даже если она опасна для жизни.

13. Я всегда говорю только правду.

14. Если человек в меру и без вредных последствий употребляет возбуждающие и влияющие на психику вещества — это вполне нормально.

15. Даже если я злюсь, то стараюсь не прибегать к ругательствам.

16. Я думаю, что мне бы понравилось охотиться на львов.

17. Если меня обидели, то я обязательно должен отомстить.

18. Человек должен иметь право выпивать столько, сколько он хочет.

19. Если мой приятель опаздывает к назначенному времени, то я обычно сохраняю спокойствие.

20. Мне обычно затрудняет работу требование сделать ее к определенному сроку.

21. Иногда я перехожу улицу там, где мне удобно, а не там, где положено.

22. Некоторые правила и запреты можно отбросить, если испытываешь сильное сексуальное (половое) влечение.

23. Я иногда не слушаюсь родителей.

24. Если при покупке автомобиля мне придется выбирать между скоростью и безопасностью, то я выберу безопасность.

25. Я думаю, что мне бы понравилось заниматься боксом.

26. Если бы я мог свободно выбирать профессию, то стал бы дегустатором вин.

27. Я часто испытываю потребность в острых ощущениях.

28. Иногда мне так и хочется сделать себе больно.

29. Мое отношение к жизни хорошо описывает пословица: «Семь раз отмерь –один раз отрежь».

30. Я всегда покупаю билеты в общественном транспорте.

31. Среди моих знакомых есть люди, которые пробовали одурманивающие токсические вещества.

32. Я всегда выполняю обещания, даже если мне это невыгодно.

33. Бывает, что мне так и хочется выругаться.

34. Правы люди, которые в жизни следуют пословице: «Если нельзя, но очень хочется, то можно».

35. Бывало, что я случайно попадал в драку после употребления спиртных напитков.

36. Мне редко удается заставить себя продолжать работу после ряда обидных неудач.

37. Если бы в наше время проводились бои гладиаторов, то я бы обязательно в них поучаствовал.

38. Бывает, что иногда я говорю неправду.

39. Терпеть боль назло всем бывает даже приятно.

40. Я лучше соглашусь с человеком, чем стану спорить.

41. Если бы я родился в давние времена, то стал бы благородным разбойником.

42. Если нет другого выхода, то спор можно разрешить и дракой.

43. Бывали случаи, когда мои родители, другие взрослые выказывали беспокойство по поводу того, что я немного выпил.

44. Одежда должна с первого взгляда выделять человека среди других в толпе.

45. Если в кинофильме нет ни одной приличной драки – это плохое кино.

46. Иногда я скучаю на уроках.

47. Если меня кто-то случайно задел в толпе, то я обязательно потребую от него извинений.

48. Если человек раздражает меня, то я готов высказать ему все, что я о нем думаю.

49. Во время путешествий и поездок я люблю отклоняться от обычных маршрутов.

50. Мне бы понравилась профессия дрессировщика хищных зверей.

51. Если уж сел за руль мотоцикла, то стоит ехать только очень быстро.

52. Когда я читаю детектив, то мне часто хочется, чтобы преступник ушел от преследования.

53. Иногда я просто не могу удержаться от смеха, когда слышу неприличную шутку.

54. Я стараюсь избегать в разговоре выражений, которые могут смутить окружающих.

55. Я часто огорчаюсь из-за мелочей.

56. Когда мне возражают, я часто взрываюсь и отвечаю резко.

57. Мне больше нравится читать о приключениях, чем о любовных историях.

58. Чтобы получить удовольствие, стоит нарушить некоторые правила и запреты.

59. Мне нравится бывать в компаниях, где в меру выпивают и веселятся.

60. Меня раздражает, когда девушки курят.

61. Мне нравится состояние, которое наступает, когда в меру и в хорошей компании выпьешь.

62. Бывало, что у меня возникало желание выпить, хотя я понимал, что сейчас не время и не место.

63. Сигарета в трудную минуту меня успокаивает.

64. Мне легко заставить других людей бояться меня, и иногда ради забавы я это делаю.

65. Я смог бы своей рукой казнить преступника, справедливо приговоренного к высшей мере наказания.

66. Удовольствие — это главное, к чему стоит стремиться в жизни.

67. Я хотел бы поучаствовать в автомобильных гонках.

68. Когда у меня плохое настроение, ко мне лучше не подходить.

69. Иногда у меня бывает такое настроение, что я готов первым начать драку.

70. Я могу вспомнить случаи, когда я был таким злым, что хватал первую попавшуюся под руку вещь и ломал ее.

71. Я всегда требую, чтобы окружающие уважали мои права.

72. Мне понравилось бы прыгать с парашютом.

73. Вредное воздействие на человека алкоголя и табака сильно преувеличивают.

74. Я редко даю сдачи, даже если кто-то ударит меня.

75. Я не получаю удовольствия от ощущения риска.

76. Когда человек в пылу спора прибегает к сильным выражениям — это нормально.

77. Я часто не могу сдержать свои чувства.

78. Бывало, что я опаздывал на уроки.

79. Мне нравятся компании, где все подшучивают друг над другом.

80. Секс должен занимать в жизни молодежи одно из главных мест.

81. Часто я не могу удержаться от спора, если кто-то не согласен со мной.

82. Иногда случалось, что я не выполнял школьное домашнее задание.

83. Я часто совершаю поступки под влиянием сиюминутного настроения.

84. Мне кажется, что я не способен ударить человека.

85. Люди справедливо возмущаются, когда узнают, что преступник остался безнаказанным.

86. Бывает, что мне приходится скрывать о взрослых некоторые свои поступки.

87. Наивные простаки сами заслуживают того, чтобы их обманывали.

88. Иногда я бываю так раздражен, что стучу по столу кулаком.

89. Только неожиданные обстоятельства и чувство опасности позволяют мне по-настоящему проявить себя.

90. Я бы попробовал какое-нибудь одурманивающее вещество, если бы твердо знал, что это не повредит моему здоровью и не повлечет наказания.

91. Когда я стою на мосту, то меня иногда так и тянет прыгнуть вниз.

92. Всякая грязь меня пугает или вызывает сильное отвращение.

93. Когда я злюсь, то мне хочется кого-нибудь ударить.

94. Я считаю, что люди должны отказаться от всякого употребления спиртных напитков.

95. Я мог бы на спор влезть на высокую фабричную трубу.

96. Временами я не могу справиться с желанием причинить боль другим людям.

97. Я мог бы после небольших предварительных объяснений управлять вертолетом.

Текст опросника. Вариант Ж (женский)

1. Я стремлюсь в одежде следовать самой современной моде или даже опережать ее.

2. Бывает, что я откладываю на завтра то, что должна сделать сегодня.

3. Если бы была такая возможность, то я бы с удовольствием пошла служить в армию.

4. Бывает, что иногда я ссорюсь с родителями.

5. Чтобы добиться своего, девушка иногда может и подраться.

6. Я бы взялась за опасную для здоровья работу, если бы за нее хорошо платили.

7. Иногда я ощущаю такое сильное беспокойство, что просто не могу усидеть на месте.

8. Я иногда люблю немного посплетничать.

9. Мне нравятся профессии, связанные с риском для жизни.

10. Мне нравится, когда моя одежда и внешний вид раздражают людей старшего поколения.

11. Только глупые и трусливые люди выполняют все правила и законы.

12. Я предпочла бы работу, связанную с переменами и путешествиями, даже если она и опасна для жизни.

13. Я всегда говорю только правду.

14. Если человек в меру и без вредных последствий употребляет возбуждающие и влияющие на психику вещества — это нормально.

15. Даже если я злюсь, то стараюсь никого не ругать.

16. Я с удовольствием смотрю боевики.

17. Если меня обидели, то я обязательно должна отомстить.

18. Человек должен иметь право выпивать, сколько он хочет и где он хочет.

19. Если моя подруга опаздывает к назначенному времени, то я обычно сохраняю спокойствие.

20. Мне часто бывает трудно сделать работу к точно определенному сроку.

21. Иногда я перехожу улицу там, где мне удобнее, а не там, где положено.

22. Некоторые правила и запреты можно отбросить, если чего-нибудь сильно захочешь.

23. Бывало, что я не слушалась родителей.

24. В автомобиле я больше ценю безопасность, чем скорость.

25. Я думаю, что мне бы понравилось заниматься каратэ или похожим видом спорта.

26. Мне бы понравилась работа официантки в ресторане.

27. Я часто испытываю потребность в острых ощущениях.

28. Иногда мне так и хочется сделать себе больно.

29. Мое отношение к жизни хорошо описывает пословица: «Семь раз отмерь — один раз отрежь».

30. Я всегда плачу за проезд в общественном транспорте.

31. Среди моих знакомых есть люди, которые пробовали одурманивающие токсические вещества.

32. Я всегда выполняю обещания, даже если мне это невыгодно.

33. Бывает, что мне так и хочется мысленно выругаться.

34. Правы люди, которые в жизни следуют пословице: «Если нельзя, но очень хочется, то можно».

35. Бывало, что я случайно попадала в неприятную историю после употребления спиртных напитков.

36. Я часто не могу заставить себя продолжать какое-либо занятие после обидной неудачи.

37. Многие запреты в области секса старомодны, и их можно отбросить.

38. Бывает, что иногда я говорю неправду.

39. Терпеть боль назло всем бывает даже приятно.

40. Я лучше соглашусь с человеком, чем стану спорить.

41. Если бы я родилась в давние времена, то стала бы благородной разбойницей.

42. Добиваться победы в споре нужно любой ценой.

43. Бывали случаи, когда мои родители, другие люди выказывали беспокойство по поводу того, что я немного выпила.

44. Одежда должна с первого взгляда выделять человека среди других в толпе.

45. Если в кинофильме нет ни одной приличной драки — это плохое кино.

46. Бывает, что я скучаю на уроках.

47. Если меня кто-то случайно задел в толпе, то я обязательно потребую от него извинений.

48. Если человек раздражает меня, то готова высказать ему все, что я о нем думаю.

49. Во время путешествий и поездок я люблю отклоняться от обычных маршрутов.

50. Мне бы понравилась профессия дрессировщицы хищных зверей.

51. Мне нравится ощущать скорость при быстрой езде на автомобиле и мотоцикле.

52. Когда я читаю детектив, то мне часто хочется, чтобы преступник ушел от преследования.

53. Бывает, что я с интересом слушаю неприличный, но смешной анекдот.

54. Мне нравится иногда смущать и ставить в неловкое положение окружающих.

55. Я часто огорчаюсь из-за мелочей.

56. Когда мне возражают, я часто взрываюсь и отвечаю резко.

57. Мне нравится слушать или читать о кровавых преступлениях или о катастрофах.

58. Чтобы получить удовольствие, стоит нарушить некоторые правила и запреты.

59. Мне нравится бывать в компаниях, где в меру выпивают и веселятся.

60. Я считаю вполне нормальным, если девушка курит.

61. Мне нравится состояние, которое наступает, когда в меру и в хорошей компании выпьешь.

62. Бывало, что у меня возникало желание выпить, хотя я понимала, что сейчас не время и не место.

63. Сигарета в трудную минуту меня успокаивает.

64. Некоторые люди побаиваются меня.

65. Я бы хотела присутствовать при казни преступника, справедливо приговоренного к высшей мере наказания.

66. Удовольствие — это главное, к чему стоит стремиться в жизни.

67. Если бы я могла, то с удовольствием поучаствовала бы в автомобильных гонках.

68. Когда у меня плохое настроение, ко мне лучше не подходить.

69. Иногда у меня бывает такое настроение, что я готова первой начать драку.

70. Я могу вспомнить случай, когда я настолько разозлилась, что схватила первую попавшуюся под руку вещь и сломала ее.

71. Я всегда требую, чтобы окружающие уважали мои права.

72. Мне бы хотелось из любопытства прыгнуть с парашютом.

73. Вредное воздействие на человека алкоголя и табака сильно преувеличивают.

74. Счастливы те, кто умирают молодыми.

75. Я получаю удовольствие, когда немного рискую.

76. Когда человек в пылу спора прибегает к ругательствам — это допустимо.

77. Я часто не могу сдержать свои чувства.

78. Бывало, что я опаздывала на уроки.

79. Мне нравятся компании, где все подшучивают друг над другом.

80. Секс должен занимать в жизни молодежи одно из главных мест.

81. Часто я не могу удержаться от спора, если кто-то не согласен со мной.

82. Иногда случалось, что я не выполняла школьное домашнее задание.

83. Я часто совершаю поступки под влиянием сиюминутного настроения.

84. Бывают случаи, когда я могу ударить человека.

85. Люди справедливо возмущаются, когда узнают, что преступник остался безнаказанным.

86. Бывает, что мне приходится скрывать от взрослых некоторые свои поступки.

87. Наивные простаки сами заслуживают того, чтобы их обманывали.

88. Иногда я бываю так раздражена, что громко кричу.

89. Только неожиданные и опасные обстоятельства позволяют мне по-настоящему проявить себя.

90. Я бы попробовала какое-нибудь одурманивающее вещество, если бы твердо знала, что это не повредит моему здоровью и не повлечет наказания.

91. Когда я стою на мосту, то меня так и тянет прыгнуть вниз.

92. Всякая грязь меня пугает или вызывает сильное отвращение.

93. Когда я злюсь, то мне хочется громко обругать виновника моих неприятностей.

94. Я считаю, что люди должны отказаться от всякого употребления спиртных напитков.

95. Я бы с удовольствием покаталась на горных лыжах с крутого склона.

96. Иногда, если кто-то причиняет мне боль, то это бывает даже приятно.

97. Я бы с удовольствием занималась в бассейне прыжками с вышки.

98. Мне иногда не хочется жить.

99. Чтобы добиться успеха в жизни, девушка должна быть сильной и уметь постоять за себя.

100. По-настоящему уважают только тех людей, кто вызывает у окружающих страх.

101. Я люблю смотреть выступления боксеров.

102. Я могу ударить человека, если решу, что он серьезно оскорбил меня.

103. Я считаю, что уступить в споре — значит показать себя со слабой стороны.

104. Мне нравится готовить, заниматься домашним хозяйством.

105. Если бы я могла прожить жизнь заново, то я бы хотела стать мужчиной, а не женщиной.

106. В детстве мне хотелось стать актрисой или певицей.

107. В детстве я была всегда равнодушна к игре в куклы.

108. В детстве я была равнодушна к игре в куклы.

Бланк ответов

ДА НЕТ

ДА НЕТ

ДА НЕТ

ДА НЕТ

ДА НЕТ

ДА НЕТ

1

19

37

55

73

91

2

20

38

56

74

92

3

21

39

57

75

93

4

22

40

58

76

94

5

23

41

59

77

95

6

24

42

60

78

96

7

25

43

61

79

97

8

26

44

62

80

98

9

27

45

63

81

99

10

28

46

64

82

100

И

29

47

65

83

101

12

30

48

66

84

102

13

31

49

67

85

103

14

32

50

68

86

104

15

33

51

69

87

105

16

34

52

70

88

106

17

35

53

71

89

107

18

36

54

72

90

108

Ключи для подсчета первичных «сырых» баллов

Вариант М

1. Шкала установки на социально желательные ответы. «Да» — 13, 30, 32. «Нет» — 2,4, 6, 21, 23, 33, 38,47, 54, 79, 83, 97.

2. Шкала склонности к преодолению норм и правил. «Да» — 11, 22, 34, 41, 44, 50, 53, 55, 59, 80, 86, 91. «Нет» — 1, 10, 55, 61, 66, 93.

3. Шкала склонности к аддиктивному поведению. «Да» — 14,18,22, 26, 27,31, 34, 35,43,46,59, 60, 62, 63, 64, 67, 74, 61, 91. «Нет»-95.

4. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению. «Да» — 3, 6, 9, 12, 16, 27, 28, 37, 39, 51, 52, 58, 68, 73, 90, 91, 92, 96, 98. «Нет» — 24, 76.

5. Шкала склонности к агрессии и насилию. «Да» — 3, 5, 16, 17,25, 37, 42,45,48,49, 51, 65, 66, 70, 71, 72, 77, 82, 89,94, 97. «Нет» — 15, 40, 75, 85.

6. Шкала волевого контроля эмоциональных реакций. «Да» — 7, 19, 20, 29, 36, 49, 56, 57, 69, 70, 71, 78, 84, 89, 94. «Нет» — 29.

7. Шкала склонности к делинквентному поведению. «Да» — 18, 26, 31, 34, 35, 42, 43, 44, 48, 52, 62, 63, 64, 67, 74, 91, 94. «Нет»-55, 61, 86.

Вариант Ж

1. Шкала установки на социально желательные ответы.

«Да» — 13, 30, 32. «Нет» — 2, 4, 8, 21, 33, 38, 54, 79, 83, 87.

2. Шкала склонности к преодолению норм и правил. «Да» — 1, 11, 22, 34, 37, 41, 44, 50, 53, 55, 59, 61, 80, 88, 91. «Нет» -10, 86, 93.

3. Шкала склонности к аддиктивному поведению. «Да» — 14,18, 22, 26,27, 31, 34, 35,43, 59,60, 62, 63, 64, 67, 74, 81, 91. «Нет» — 95.

4. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению. «Да» — 3, 6, 9, 12, 27, 28, 39, 51, 52, 58,

68, 73, 75, 76, 90, 91, 92, 96, 97, 98, 99. «Нет» — 24.

5. Шкала склонности к агрессии и насилию. «Да» — 3, 5, 16, 17, 25, 42, 45, 48, 49, 51, 65, 66, 71, 77, 82, 85, 89, 94, 101, 102, 103, 104. «Нет» — 15, 40.

6. Шкала волевого контроля эмоциональных реакций. «Да» — 7, 19, 20, 36, 49, 56, 57, 69, 70, 71, 78, 84, 89, 94. «Нет» — 29.

7. Шкала склонности к делинквентному поведению. «Да» — 1, 3, 7, 11, 25,28, 31, 35,43,48, 53, 58, 61,63,64, 66, 79, 98,99, 102. «Нет»-93.

8. Шкала принятия женской социальной роли. «Да» — 93, 95, 105, 107, 108. «Нет»-3,5, 9, 16, 18,25,41,45,51,58,61, 68,73,85,96,106.

Примечание. Пункты 23,46,47, 72, 100 являются маскировочными и содержательно не интерпретируются. Некоторые пункты опросника входят одновременно в несколько шкал.

Таблица округленных значений коэффициентов коррекции

Мужской вариант

Женский вариант

«Сырые»

баллы по

шкале

№1

Коэффициенты коррекции

«Сырые»

баллы по

шкале

№1

Коэффициенты коррекции

0,2

0,3

0,4

0,5

0,6

0,7

0,2

0,3

0,4

0,5

1

0

0

1

0

0

0

0

0

2

0

1

1

1

0

0

0

1

3

1

2

2

0

1

1

1

4

1

2

3

1

1

2

5

2

3

4

1

2

2

6

2

3

5

2

2

3

7

2

3

4

4

5

6

2

2

3

8

2

2

3

4

5

6

7

2

3

4

9

2

3

4 ■

5

5

6

8

2

2

3

4

10

2

3

4

5

6

7

9

2

3

4

5

11

2

3

4

6

7

8

10

2

3

4

5

11

2

3

4

6

12

2

4

5

6

Таблицы норм

«Сырой» балл

Мужской вариант (п = 375)

7Л6аллы

Шкалы

1

2

3

4

5

6

7

0

35

26

30

1

44

27

28

24

24

26

32

2

50

31

30

26

27

30

34

3

55

34

33

29

29

33

37

4

58

37

35

32

31

37

39

5

62

40

37

35

34

40

41

6

65

43

39

37

36

44

43

7

67

46

42

40

39

48

46

8

70

50

44

43

41

51

48

9

74

53

46

45

43

55

50

10

85

56

48

48

46

58

53

11

89

59

50

51

48

62

55

12

63

53

54

51

65

57

13

66

55

56

53

69

59

14

69

57

59

55

73

62

15

72

59

62

58

77

64

16

75

62

64

60

81

66

17

78

64

67

62

85

68

18

81

66

70

65

71

19

84

68

72

67

73

20

87

70

75

70

75

21

90

72

78

72

77

22

74

81

74

79

23

76

84

77

81

24

78

87

79

83

25

80

90

81

85

26

82

83

87

27

8

Методика «Диагностика девиантного поведения подростка»

Диагностический опросник для выявления склонности к различным формам девиантного поведения «ДАП-П» для учащихся общеобразовательных учреждений.

Опросник «ДАП-П» является модифицированным вариантом опросника «ДАП-В» (СПб., ВМедА, кафедра психиатрии, НИЛ-7, 1999). Опросник ДАП-П направлен на выявление лиц, склонных к различным видам девиантного поведения. Опросник состоит из 3-х блоков: склонность к аддиктивному поведению, склонность к делинквентному поведению, склонность к суициду. Суммирование показателей по всем блокам определяет интегральную оценку склонности к девиантному поведению. Ниже представлен список вопросов для школьников 14-17 лет.

Опросник содержит 47 вопросов (утверждений), на каждый из которых обследуемому предлагается выбрать один из 4 вариантов ответа: «совершенно верно» (3 балла), «верно» (2 балла), «пожалуй, так» (1 балл), «нет, это совсем не так» (0 баллов).

Инструкция.

Сейчас вам будет предъявлено 47 вопросов, касающихся некоторых ваших индивидуальных психологических особенностей. Отвечая на них, вам нужно выбрать один из 4 вариантов ответа: «совершенно верно» (3 балла), «верно» (2 балла), «пожалуй, так» (1 балл), «нет, это совсем не так» (0 баллов). На каждый вопрос возможен только один вариант ответа.

Вводная инструкция закончена, у кого есть вопросы, поднимите руку – к вм подойдут и помогут. Если вопросов нет, приступайте к работе.

1. Люди, с которыми я пытаюсь находиться в дружеских отношениях, очень часто причиняют мне боль.

2. «За компанию» с товарищами я могу принять большое количество алкоголя.

3. Я считаю, что в некоторых ситуациях жизнь может потерять ценность для человека.

4. Я бываю излишне груб с окружающими.

5. Мои друзья рассказывали, что в некоторых ситуациях они испытывали необычные состояния: видели красочные и интересные видения, слышали странные звуки и др.

6. Среди моих друзей были такие, которые вели такой образ жизни, что мне приходилось скрывать свою дружбу от родителей.

7. Мне кажется, окружающие плохо понимают меня, не ценят и недолюбливают.

8. В последнее время я замечаю, что стал много курить. Это помогает мне отвлечься от проблем и хлопот.

9. Бывало, что по утрам у меня дрожали руки и голова просто «раскалывалась».

10. Я всегда стремился к дружбе с ребятами, которые были старше меня по возрасту.

11. Не могу заставить себя бросить курить, хотя знаю, что это вредно.

12. В состоянии агрессии я способен на многое.

13. Среди моих близких родственников (отец, мать, братья, сестры) были судимые лица.

14. Часто я испытывал чувство невесомости тела, отрешенности от окружающего мира, нереальности происходящего.

15. На подрастающее поколение влияет так много обстоятельств, что усилия родителей и педагогов по их воспитанию оказываются бесполезными.

16. Если кто-нибудь виноват в моих неприятностях, я найду способ отплатить ему тем же.

17. Приятели, с которыми я дружу, не нравятся моим родителям.

18. Я считаю, что можно оправдать людей, выбравших добровольную смерть.

19. Я привык считать, что «око за око, зуб за зуб».

20. Я всегда раз в неделю выпиваю.

21. Если кто-то причинил мне зло, я отплачу ему тем же.

22. Бывало, что я слышал голоса внутри моей головы, звучание собственных мыслей.

23. Смысл жизни не всегда бывает ясен, иногда его можно потерять.

24. У меня есть друзья, которые любят смотреть «мультики» после приема разных веществ.

25. В районе, где я проживаю, есть молодежные тусовки, которые активно враждуют между собой.

26. В последнее время, чтобы не сорваться, я вынужден принимать успокоительные средства.

27. Я пыталась освободиться от некоторых пагубных привычек.

28. Я не осуждаю людей, которые совершают попытки уйти из жизни.

29. Употребляя алкоголь, я часто превышал свою норму.

30. Мои родители и родственники высказывали опасения в связи с моими выпивками.

31.Употребляя алкоголь, я часто превышал свою норму.

32. Выбор добровольной смерти человеком в обычной жизни, безусловно, может быть оправдан.

33. В нашей школе был принят «ритуал прописки» новичков, и я активно в нем участвовал.

34. В последнее время у меня подавленное состояние, будущее кажется мне безнадежным.

35. У меня были неприятности во время учебы в связи с употреблением алкоголя.

36. Мне неприятно вспоминать и говорить о некоторых случаях, которые были связаны с употреблением алкоголя.

37. Мои друзья умеют хорошо «расслабиться» и получить удовольствие.

38. Можно согласиться, с тем, что я не очень-то склонен выполнять многие законы, считаю их неразумными.

39. Среди моих близких друзей были такие, которые часто уходили из дома, бродяжничали и т.д.

40. Я считаю, что мой отец злоупотреблял (злоупотребляет) алкоголем.

41. Я люблю играть в азартные игры. Они дают возможность «встряхнуться», «поймать свой шанс».

42. Я понимаю людей, которые не хотят жить дальше, если их предают родные и близкие.

43. Я не осуждаю друзей, которые курят «травку».

44. Нет ничего предосудительного в том, что люди пытаются испытать на себе некоторые необычные состояния.

45. Мои близкие друзья частенько уклонялись от учебных занятий (воспитательных мероприятий), считаю их скучными, неинтересными.

46. В нашей семье были случаи добровольного ухода из жизни (или попытки ухода).

47.С некоторыми своими привычками я уже не смогу справиться.

После проведения тестирования все данные заносятся в протокол № 1. Сырые баллы переводятся в стены, получаем: 1 балл – низкая склонность (или отсутствие) к девиантному поведению. 2-4 балла – средняя (значительная предрасположенность). 5 баллов – высокая склонность к девиантному поведению.

Использованная литература:

1. Федосенко Е.В. Психологическое сопровождение подростков: система работы, диагностика. Тренинги. Монография. – СПб.: Речь, 2006.

Тема урока: «Диагностика девиантного поведения подростков»

Особое место занимает диагностика учащихся с девиантным поведением для выявления индивидуальной траектории и коррекции развития. Как правило, “врастание ребенка в цивилизацию” (Выготский Л.С.) сопряжено с разного рода трудностями, поэтому требуется анализ психологических задач, которые возникают перед практическим психологом и педагогом. Отклоняющееся поведение ребенка является сплавом отношений, отражающих взаимосвязь уровней семейного, школьного воспитания и отношения ребенка к себе и условиям жизнедеятельности. Отсюда возникает необходимость в проведении системного анализа индивидных, личностных, социально-психологических и психолого-педагогических факторов, обуславливающих социальные отклонения в поведении несовершеннолетних, с учетом которых должна строиться и осуществляться воспитательно-профилактическая работа.

Целью диагностики девиантного поведения учащегося является ответ на вопрос о причинах, обуславливающих определенного состояние объекта диагностики. Состояние, отношение, уровень воспитанности школьника оцениваются с точки зрения нормы и возможных психологических механизмов коррекции девиантности.

Диагностика “первичного социума” отношений родители – дети показывает уровень социализации ребенка, усвоение им системы ценностей, норм, знаний, культуры. Методики: опросник родительского отношения (Варга, Столин), подростки о родителях (Шафер), опросник социализации для школьников “Моя семья”, изучение идентификации с родителями (Захаров). Измерение родительских установок и реакций (PARY).

Диагностика школьной социализации предусматривает выявление не только возможные недостатки в его интеллектуально-личностном развитии, но и индивидуальные особенности учителей: стиль руководства классом, статус учащегося в классном школьном. Для выявления возможных нарушений рекомендуем изучать: познавательной потребности,

направленность на приобретение знаний, отношение к учению и к учебным предметам; использовать метод наблюдения для оценки волевых качеств, методик “Направленность на отметку”, “Оценка силы волевых качеств”, методика выявления уровня смелости (Г. А. Калашникова), методика оценки уровня притязаний детей школьного возраста, тест животных Заззо, Тест школьной тревожности Филипса, социометрия (Морено) и др.

Особенности характера и психо-эмоционального состояния ребенка изучаются при помощи методик направленных на изучение самооценки личности по методике Дембо-Рубинштейн или в модификации А.М. Прихожан, исследование самооценки с помощью процедуры ранжирования; особенности личностного профиля изучается по многофакторному личностному опроснику Р. Кеттела (детский вариант), многофакторноу личностному опроснику Р. Кеттела (юношесчкий вариант – 14 F), акцентуации характера выявляются по тесту-опроснику Шмишека, состояние диагностируется по методике цветовых выборов Люшера.

Данные по конкретному ребенку заносятся в индивидуальную карту психолого-медиког-социального развития, затем составляется план коррекции развития. Карты развития и планы коррекции развития даны в приложении. Составляются конкретные рекомендации для педагогов и родителей.

План коррекции развития

Начало________ Окончание__________

Ф.И.О. Иванова Ивана Ивановна 19.12.1990г. рождения

Школа Республиканская школа-интернат для дете

Аналитическая справка «Результаты диагностики девиантного поведения у подростков»

Аналитическая справка

по результатам проведения психолого-педагогической диагностики

девиантного поведения у подростков.

Психолого-педагогическая диагностика изучения девиантного поведения у

учащихся 6-8-х классов проводилась в период с 14 по 22 сентября 2017 учебного года.

Цель диагностической программы состояла в получении информации об особенностях развития эмоциональной сферы учащихся, вы явление подростков имеющих склонность к девиантному поведению, а также прогнозирование возможных трудностей и пути их коррекции.

Задачи диагностического исследования:

  1. Проанализировать особенности эмоционально-личностной сферы обучающихся первых классов.

  2. Выявить группу школьников, склонность к девиантному поведению поведенческим нарушениям.

  3. Определение путей оказания помощи обучающимся испытывающим данные проблемы.

Диагностическая работа включает в себя:

  • Исследование эмоционально-личностной сферы первоклассников в период прохождения адаптации (при использовании модифицированной методики А.Прихожан)

  • Индивидуальные беседы с учащимися, педагогами.

Диагностические методы: психологическая диагностика.

Контингент: обучающиеся 6-8 классов (220 учащихся).

Диагносты: педагог- психолог, классные руководители

Исследуемые компоненты:

Вербальная агрессия

Человек выражает вербально свое агрессивное отношение к другому человеку, используя словесные оскорбления.

Физическая агрессия

Человек выражает агрессию по отношению к другому человеку с применением физической силы.

Эмоциональная агрессия

У человека возникает эмоциональное отчуждение при общении с другими людьми, сопровождаемое враждебностью, подозрительностью, неприязнью, недоброжелательностью по отношению к нему.

Неуверенность в себе

Сложности в общении со сверстниками.

Результативность:

На параллели 6-х классов было обследовано 68 обучающихся, по изучаемым критериям было выявлено:

Вербальная агрессия – 22 % (15 об)

Физическая агрессия – 13 % (9 об)

Эмоциональная агрессия – 19% (13 чел.)

Неуверенность в себе – 10% (7 об)

На параллели 7-х классов было обследовано 77 обучающихся по изучаемым критериям было выявлено:

Вербальная агрессия – 18 % (14 об)

Физическая агрессия – 12 % (9 об)

Эмоциональная агрессия – 17 % (13 чел.)

Неуверенность в себе – 11% (8 об)

На параллели 8-х классов было обследовано 75 обучающихся, по изучаемым критериям было выявлено:

Вербальная агрессия – 17 % (14 об)

Физическая агрессия – 10 % (7 об)

Эмоциональная агрессия – 13 % (10 чел.)

Неуверенность в себе – 8% (6 об)

Вывод: таким образом, наиболее высокие показатели по параметру «Вербальная агрессия», что может проявляться в словесном виде (оскорбления, обзывания и т.д.). Данная особенность присуща детям подросткового возраста.

Неуверенность в себе испытывают порядка 20 обучающихся на параллели 6-8 классов, это может объясняться как индивидуальными особенностями школьников, так и наличием проблем в общении со сверстниками, родителями.

Наличие физической агрессии присуще 25 учащимся, что составляет 11 % от общего числа опрошенных. С данными подростками запланированы коррекционные занятия, консультативная работа направленная на формирование адекватных способов самовыражения в социуме.

Исследуемый критерий «Эмоциональная агрессия» который характеризуется возникающим эмоциональным отчуждением при общении с другими людьми, сопровождаемое враждебностью, подозрительностью, неприязнью, недоброжелательностью по отношению к нему, может проявляться у 36 опрошенных подростков (16%). С данной группой учащихся, также запланированы коррекционные мероприятия (групповые и тренинговые занятия для получения навыков саморегуляции в различных ситуациях, конструктивного общения.

Коррекционная деятельность

Учащимся с проявлением вербальной и физической агрессии, рекомендуется консультация у педагога психолога;

Классным руководителям обратить внимание на данных обучающихся, в различных ситуациях.

Для родителей обучающихся классов, при необходимости, пригласить на родительское собрание психолога с освещением тематики «Агрессия в подростковом возрасте».

Причины девиантного поведения подростков — методики диагностики

Девиантное поведение у подростков в последнее время прогрессирует с небывалой скоростью. Такая ситуация обусловлена многими причинными факторами. Основной причиной является изменение поведения в подростковом возрасте, которое в свою очередь влечет за собой негативные последствия, в результате которых появляются психические расстройства у детей. Девиантное поведение подростков в последнее время стало наблюдаться гораздо чаще, из-за этого молодые люди начинают увлекаться наркотиками, курением и алкоголем. Для того чтобы помочь подросткам избежать подобных ситуаций, необходимо проводить диагностики, а также приглашать их на психологические тренинги.

Для выявления проблем подростков и степени их склонности к девиантному поведению, были подобраны методики и проведены исследования с целью диагностики отклоняющегося поведения. Исследование было проведено в 6 этапов, где четко видно процент тревожности и склонности к девиантному поведению. Опыты проходили в средней школе №2, поселка Башмаково, Пензенской области.

Содержание статьи:

1 этап – сбор информации о детях у классного руководителя и других учителей

Здесь нужно быть узнать такую информацию:

  • О детях группы риска;
  • Проводятся ли с учениками учебно-воспитательные работы;
  • Есть конфликтные ситуации в классе и кто их зачинщики;
  • Какие у них есть увлечения;
  • Взаимоотношения;
  • Участие в школьной жизни.

В классе, который был взят, обучается 21 ученик (13 мальчиков и 8 девочек). Здесь выявлен 1 отличник, 5 учащихся на достаточном уровне, 2 на среднем и 5 троечников. Несколько хорошистов занимают призовые места на олимпиадах районного уровня.

В ходе исследования замечено, что дети в основном дружелюбные, сплоченные, талантливые, активно участвуют в жизни школы. Причинами конфликтов может быть чрезмерная эмоциональность, отсутствие на уроках, непослушность.

Дети этого класса посещают различные спортивные секции. Они часто ездят на экскурсии в другие города Пензенской области. С ними постоянно работают психологи, потому трудностей с такими подростками не возникает.

2 этап – подбор методик исследования

Эмпирическое исследование было проведено в несколько стадий:

  1. Изучение теоретических подходов.
  2. Подбор методик.
  3. Проведение испытаний.
  4. Обработка результатов.

В эксперименте поучаствовал 21 ученик (13 мальчиков и 8 девочек). Это ученики 6В класса, возраст которых от 12 до 13 лет. Для исследований было подобрано несколько методик:

• Диагностики типов поведения в конфликтной ситуации: разработка К. Томаса

Автор методики описывает 5 типичных форм поведения человека в момент конфликта. В опросе предоставлено 30 пар суждений. Ученик должен напротив каждого поставить отметку да или нет.

После эксперимента у ребенка определится один из 5 типов поведения:

  1. Соперничество;
  2. Сотрудничество;
  3. Компромисс;
  4. Избегание конфликта;
  5. Приспособление.

• Методика диагностики шкал тревожности: разработка Кондаш

Данная методика позволяет определить для подростка источники тревоги или страхов. С ее помощью можно определить такие виды тревожности:

  • Школьная;
  • Межличностная;
  • Самооценочная.

Здесь ученики должны прослушать 30 вопросов и на каждый из них поставить от 1 до 4 баллов, зависимо от того, какой уровень тревожности вызывает та или иная ситуация. Далее определяется максимальный уровень тревожности. Он составляет 120 баллов (это по 40 баллов от каждого вида тревожности):

  1. Соответственно низкий уровень тревожности от 0 до 40 баллов;
  2. От 41 до 80 умеренный;
  3. От 81 до 120 высокий.

• Методика направленности на отметку: разработка Е.П. Ильина и Н.А. Курдюкова

Здесь подросткам предлагается ответить на 12 вопросов, где нужно поставить да или нет. С ее помощью определяется мотивация школьников.

• Модифицированный опросник для идентификации типов акцентуаций характера у подростков : разработка А. Е. Личко

Он включает в себя 143 утверждения, где нужно ответить да или нет. Неправильных вопросов не существует. После проведения анкетирования ведется подсчет баллов. После этого определяется тип акцентуации характера подростка.

Наименование шкал опросника:

1. Гипертимный тип – такие подростки отличаются хорошим, а иногда повышенным настроением. Они легко приспосабливаются в быстро меняющейся обстановке. Часто имеют хорошую самооценку, чрезвычайно гиперактивны.

2. Циклоидный тип – если выявлен этот тип, то у детей может ухудшаться работоспособность, теряться интерес, желание остаться некоторые время самому. У таких детей тяжело переживаются любые неудачи. Также могут возникать мысли о том, что они не нужны обществу, что, в свою очередь, может стать толчком к суициду.

3. Лабильный тип – часто происходят резкие перемены настроения (психологи называют такое явление биполярной депрессией). От этого настроения зависит общительность, работоспособность, режим сна. У таких детей большая потребность к сопереживанию. Почти все дети этого типа наделены эмоциональной лабильностью.

4. Астено-невротический тип – у таких подростков может развиваться неврастения. Это можно заметить по повышенной утомляемости и раздражительности. Также могут возникать аффективные вспышки.

5. Сенситивный тип. Детям с таким типом трудно даются разговоры с незнакомыми людьми (ведь они застенчивы), а со знакомыми они ведут спокойный разговор. У этих подростков сформирована адекватная (объективная) самооценка.

6. Тревожно-педантический тип – люди этого типа зачастую не уверены в себе, опасаются за свое будущее и будущее близких. Во взрослом возрасте могут снимать стресс с помощью алкоголя, в самооценке находят в себе сочетания разных типов, которые им не свойственны. Они чрезмерно педантичны, что серьезно раздражает окружающих.

7. Интровертированный тип – характеризуется замкнутостью человека в своем внутреннем мире. Обычно замечается хорошая самооценка. Замкнутость и сдержанность иногда помогают неплохо совмещаться с окружающими, ограничиваясь формальными контактами. Эти индивиды предпочитают неформальные формы поведения в обществе.

8. Возбудимый тип – характеризуется раздражением и злостью. Любовь проявляется в ревности, а власть в господстве над другими. Такие персонажи принимают обдуманные решения, а не спонтанные. Предпочитают жить реальной жизнью, а не фантазиями.

9. Демонстративный тип – проявляется в беспредельном эгоцентризме. Данные люди лживы и лицемерны. Самооценка никогда не бывает объективной.

10. Неустойчивый тип – нежелание работать и что-то делать полезное. В их голове только праздность и развлечение. Для них характерен ранний алкоголизм. Предпочитают лишь поверхностные контакты, а также избегают любых трудностей. Их внимание удерживается только в условиях строгой дисциплины.

• Методика диагностики агрессивности: разработка А. Басса и А. Дарки

Здесь предоставляется 75 вопросов, где нужно стандартно ответить да или нет. Благодаря этому тесту можно увидеть следующие особенности подростка:

  • Чувство вины;
  • Обидчивость;
  • Раздражительность;
  • Физическая агрессия;
  • Словесная агрессия;
  • Негативизм.

Также можно определить индекс общей агрессии.

3 этап – анализ данных исследования

Результаты проведения методики К. Томаса оказались следующими:

  • Определена шкала соперничества – здесь замечено, что такие люди бескомпромиссны, в любой ситуации, где их оскорбляют, пытаются дать отпор. Когда им задают неудобные вопросы, часто теряют самообладание. У двоих человек по этой методике высокий результат, средние показатели у 5, низкие – у 14.
  • Шкала сотрудничество – эти люди миролюбивые и терпеливы. Часто спокойно отвечают на неудобные вопросы; поздравляют в споре оппонента, если тот победил. Высокие результаты оказались у 10 человек, средние – у 7, низкие – у 4.
  • Компромисс. У 10 высокие результаты, средние – у 9, низкие –у 2-х.
  • Шкала избегание – эти люди избегают конфликтов, а также уходят от контактов с людьми, которые могут причинить им дискомфорт. Высокие результаты продемонстрировали 3 ученика, средние – 11, низкие 7.
  • Шкала приспособление. Высокие – 10, средние – 5, низкие – 6.

Методика «Шкала тревожности» Кондаш

  • В исследовании приняли участие 21 ученик (из них 13 мужского пола и 8 женского пола).
  • По шкале школьная тревожность следующие данные: норма — 13, чрезмерно спокойная — 1, повышенная — 7.
  • По шкале самооценочная тревожность следующие данные: норма — 13, чрез-мерно спокойная — 7, повышенная — 1.
  • По шкале межличностная тревожность следующие данные: норма — 13, чрезмерно спокойная — 8, повышенная — 0.
  • По шкале общая тревожность следующие данные: норма — 11, чрезмерно спокойная — 2, повышенная – 8, высокая – 0.

В этой группе подростков наблюдается нормальный уровень тревожности.

Методика направленность на отметку Е. П. Ильина и Н. А. Курдюковой

  • Высокая оценка у 1 человека;
  • Средняя – у 14;
  • Низкая у 6.

Данные свидетельствуют о том, что показатели у большинства учеников уровень направленности в норме.

Методика «Склонность к отклоняющемуся поведению (СОП). А. Н. Орел

  • Отсутствует склонность у 22%;
  • Нормальная тенденция 65%;
  • Высокая тенденция склонности к социальность желательности у 13%.

Это значит, что большинство детей готовы давать такие ответы, которые приемлемы для социума.

Склонность к преодолению норм и правил:

  • Отсутствие 57%;
  • Умеренная склонность 33%;
  • Высокая склонность 10%.

Склонность к аддиктивному поведению:

  • Отсутствует 76%;
  • Средний показатель 19%;
  • Высокий 5%.

Склонность к саморазрушающему поведению:

  • Отсутствует 71%;
  • Средняя 21%;
  • Высокая 5%.

Склонность к агрессии:

  • Отсутствует 57%;
  • Средняя 29%;
  • Высокая 14%.

Волевой контроль эмоций:

  • Отсутствует 33%;
  • Средний 57%;
  • Высокий 10%.

Склонность к деликвентному поведению:

  • Отсутствует 76%;
  • Средняя 14%;
  • Высокая 10%.

Модифицированный опросник для идентификации типов акцентуаций характера у подростков (Автор А. Е. Личко)

Здесь установлены следующие результаты:

  1. Гипертимный, сенситивный, тревожно-педантичный, интровертованый, возбудимый и неустойчивый тип имеют по 1 ученику;
  2. Демонстративный тип – у 9 подростков;
  3. У 2-х наблюдается лабильно-демонстративный тип;
  4. Другие смешанные типы наблюдаются у остальных учеников. На каждый смешанный тип по 1 подростку.

Методика на агрессивность Басса-Дарки

Возьмем только высокие показатели, то есть количество детей, у которых повышенный 1 или несколько типов агрессивности.

  1. Физическая агрессия – высокие показатели: 1 человек;
  2. Вербальная – 5;
  3. Косвенная – 3;
  4. Негативизм – 2;
  5. Раздражительность – 7;
  6. Подозрительность – 8;
  7. Обидчивость – 4;
  8. Чувство вины – 2;
  9. Индекс агрессии – 4;
  10. Индекс враждебности – 2.

4 этап – разработка коллективной работы с детьми подросткового возраста

Для этого необходимо составить конспекты. Составляем конспекты воспитательных уроков по таким темам:

  1. Что такое «хорошо» и что такое «плохо»?
  2. Мои эмоции и чувства.
  3. Я в конфликтных ситуациях.
  4. Мои права и права других людей.
  5. Я в своих глазах и в глазах других людей.
  6. Мир вокруг меня.
  7. Заключительный урок.

5 этап – разработка индивидуального плана с подростками

В ходе исследования определено, что 4 ученика имеют отклоняющееся поведение.

Чтобы закрепить с учениками результаты и уменьшить проявление девиантного поведения, с каждым учеником нужно провести индивидуальную беседу, и попытаться узнать о том, что его беспокоит. Чем быстрее организатор эксперимента это узнает, тем быстрее можно будет избавиться от определенной проблемы.

6 этап – подведение итогов

Было проанализировано 21-ого подростка в школе поселка Башмаково, Пензенской области, среди которых было 13 мальчиков и 8 девочек (6В класса) в возрасте 12-13 лет. Исходя из данных исследования, можно сделать такие выводы:

  1. Данные ребята бескомпромиссные.
  2. У большинства учеников уровень тревожности находится в норме. Только у 7-ми человек уровень тревожности выше нормальных значений.
  3. Только 4 ученика отклоняются от социальных норм поведения в обществе.
  4. Агрессия и негативизм преобладает у малого процента подростков. Больше всего у учеников проявляется вербальная агрессия, то есть они любят выражать свои эмоции криками и ругательствами.

Чтобы более подробно изучить причины девиантного поведения у подростков, можно провести исследования по описанным методикам в других школах.

Психолого-педагогические условия профилактики девиантного поведения подростков

стр. 8536-8551 | Номер статьи: ijese.2016.646
Опубликована онлайн: 6 октября 2016 г.
Просмотры статьи: 845 | Загрузка статьи: 809

Ключевые слова: Девиантное поведение, психологическая коррекция, социальная среда, адаптация, негативные факторы

Стандартизированные по возрасту показатели самоубийств (2015).Прямой доступ: http://www.who.int/gho/mental_health/suicide_rates/teenagers/en/

Олпорт, Г. (2015). Природа личности: избранные статьи . Praeger; Факсимиле издания 1950 г., 115 стр.

Андерсон, С. (2012). Психообразовательные процессы как стратегии для студентов, страдающих эмоциональными и поведенческими расстройствами. Американский международный журнал современных исследований, 2 (7), 174-183.

Бандура, А. и Менлов, Ф. Л. (1968).Факторы, определяющие замещающее искоренение поведения избегания посредством символического моделирования. Журнал личности и социальной психологии, 8, 99-108.

Буунк, Б. П. (1990). Принадлежность и помощь взаимодействия внутри организаций: критический анализ роли социальной поддержки в отношении профессионального стресса. Европейский обзор социальной психологии, 1, 293-322.

Детская и подростковая наркомания. (2014). Прямой доступ http: // www.rnpc.kz/bibliote-ka/analiticheskie-otchety-i-statsborniki

Детская и подростковая наркомания. Аналитический обзор за первое полугодие. (2016). Прямой доступ http://www.rnpc.kz/biblioteka/analiticheskie-otchety-i-statsborniki

Защита детей в чрезвычайных ситуациях. (2010). Нью-Йорк: Рабочая группа по защите детей, ЮНИСЕФ, 153 стр.

Дети в конфликте с законом: Информационный бюллетень о защите детей (2015). Прямой доступ: http://www.unicef.org/ protection / files / Conflict_with_the_Law.pdf

Клинард, М. И Мейер Р. (2011). Социология девиантного поведения. Wadsworth Cengage Learning, 377 с.

Коэн, А. К. (1959). Исследование социальной дезорганизации и девиантного поведения . Роберт К. Мертон и др. Социология сегодня . Нью-Йорк: Основные книги, 484 стр.

Коэн, А. К. (1965). Социология девиантного акта: теория аномии и за ее пределами. American Sociological Review, 30, 5-14.

Колман, А.М. (2014). Психологический словарь. Oxford University Press, 737 стр.

Коннор Д. (2012). Агрессия и антисоциальное поведение у детей и подростков: исследования и лечение. Нью-Йорк: Guilford Press, 183 p.

Коррейя, К. М. (2010). Справочник психологов-корректоров: Руководство для практикующих . Нью-Йорк: Charles C. Thomas Publisher Ltd, 263 стр.

Дэнфорт, С. и Смит, Т.Дж. (2015). Вовлечение проблемных студентов: конструктивистский подход. Corwin Press, 374 стр.

Дианов М.А., Никитина С.Ю. (2015). Здравоохранение России в 2015 году. Статистический ежегодник . В книге М.А.Дианова (ред.). М .: Информационно-издательский центр «Статистика России», 166 с.

Дубинко Н.А. (2016). Движущие силы девиантного поведения в молодежной среде. Социально-педагогическая работа, 4, 174-185.

Гарфилд, Э. (2012). Связь аномального поведения с девиантным поведением: теории Дюркгейма, Мертона и Срола. Annual Review of Psychology, 10 (39), 73-85 p.

Торговля людьми и современное рабство в Кыргызстане. (2016) Отчет Международной организации по миграции . Прямой доступ: https://www.iom.int/countries/ky Кыргызстан

Хундерт, Э. Дж. (2011). История, психология и изучение девиантного поведения. Нью-Йорк: Книги Пантеона, 416 стр.

Кандугашева И. (2015). Методы профилактики девиантного поведения подростков в средней школе .Прямой доступ: www.researchgate.net/publication/284710281_Methods_of_Pre-venting_Deviant_Behavior_Among_Adolescents_in_Secondary_School

Кащенко В. П. (2012). Педагогическая коррекция: исправление дефектов характера у детей и подростков . Книга для учителей. 3-е изд. Санкт-Петербург: Азбука, 374 с.

Кампфер, К. и Франк, М. (2014). Детство и злоупотребление химическими веществами: профилактика и вмешательство. Архив общей психиатрии , 2 (47), 234-247.

Ломброзо-Ферреро, Г. (2015). Преступник по классификации Чезаре Ломброзо. Лондон: Забытые книги, 151 стр.

Маслоу, А. (1954). Мотивация и личность . Нью-Йорк: Harper & Row, 193 с.

Менделевич, В. Д. (2015). Психология девиантного поведения . Москва: Речь, 372 с.

Мертон Р. (2008). Социальная теория и социальная структура . Нью-Йорк: Свободная пресса, 112 стр.

Национальный отчет о наркоситуации в Республике Казахстан в 2015 году.(2016). Астана: ОФ «Центр мониторинга алкоголя и наркотиков», 85 стр.

Роджерс, К. (2013). Как стать человеком: взгляд терапевта на психотерапию . Лондон: Констебль, 184 с.

Саенко, Е. В. (2013). Социально-психологические проблемы девиантного поведения старших подростков: Кандидатская диссертация . Москва, 32 стр.

Шелдон, В. (2010). Разновидности человеческого телосложения: Введение в конституционную психологию .Нью-Йорк: Harper & Brothers, 177 с.

Шибутани Т. (2010). Общество и личность: интеракционистский подход к социальной психологии . Нью-Брансуик, Лондон: Transaction Publishers, 252 p.

Комитет правовой статистики Республики Казахстан. (2016). Прямой доступ: www.stat.gov.kz

Федеральная служба государственной статистики Российской Федерации. (2016) Количество преступлений, совершенных отдельными категориями лиц .Прямой доступ: http://www.gks.ru

Употребление алкоголя несовершеннолетними в США в 2015 г. (2015 г.) Национальный институт злоупотребления алкоголем и алкоголизма. Прямой доступ: https://www.niaaa.nih.gov/alcohol-health/special-populations-co-occurring-disorders/underage-drinking

Годовой отчет ЮНИСЕФ. (2014). Казахстан . Прямой доступ: http://www.unicef.org/

Усанова О. Н. (2010). Психокоррекция: теория и практика . В Ю.С. Шевченко (ред.). Москва: Научно-практический центр «Коррекция», 263 с.

Молодежь и планирование семьи. (2015) Подростковая беременность . Прямой доступ: http://www.unicef.org/

Преступление молодежи в Канаде. (2015). Прямой доступ: http://www.statcan.gc.ca/

.

границ | Нейровизуализация агрессивного и агрессивного поведения у детей и подростков

,00 Несмотря на неоспоримую значимость психосоциальных факторов и факторов жизненного стресса для понимания агрессивного и агрессивного поведения, в последние годы все больше признается важность исследований биологических основ патологической агрессии (Davidson et al., 2000). ). Современные методы визуализации мозга, такие как структурная и функциональная магнитно-резонансная томография, использовались для исследования нервной основы патологической агрессии у взрослых (см. Обзор в McCloskey et al., 2005) . В то время как нейронные аномалии, которые можно наблюдать у взрослых, скорее всего, являются следствием самого ненормального поведения и разнообразных влияний окружающей среды, таких как психосоциальные факторы и употребление психоактивных веществ, подход к изучению девиантного социального поведения на ранних этапах развития максимально увеличивает вероятность выявление нейробиологических механизмов, напрямую связанных с его генезисом. Более того, с клинической точки зрения идентификация и понимание нейробиологических механизмов, которые вызывают аномальное агрессивное поведение у детей, помогут разработать конкретные терапевтические вмешательства, которые с большей вероятностью будут успешными при применении в раннем возрасте.Только недавно с помощью визуализационных исследований была предпринята попытка охарактеризовать нейронные аномалии у детей и подростков, проявляющих агрессивное или даже агрессивное поведение. С точки зрения психиатрической диагностики аномальное агрессивное поведение у детей и подростков было отнесено к диагнозам расстройство поведения (CD) и оппозиционно-вызывающее расстройство (ODD) по системе классификации DSM (American Psychiatric Association, 1994). ). Для них характерно повторяющееся и хроническое агрессивное и антисоциальное поведение с различными последствиями, такими как отказ от школы, проблемы с социальным взаимодействием и участие в законах.Распространенность расстройств деструктивного поведения составляет 2% для CD и 3,2% для ODD. Мальчики страдают больше, чем девочки (Lahey et al., 1999 ). Есть группа высокого риска, которая начинает агрессивное поведение в особенно молодом возрасте. Этот подтип с ранним началом характеризуется повышенным биологическим риском и с большей вероятностью приведет к неблагоприятному исходу при стойком антисоциальном поведении на протяжении всей жизни (Moffitt et al., 2008). ). Напротив, подтип с дебютом в подростковом возрасте имеет гораздо лучший долгосрочный прогноз с относительно неизменными результатами в образовании, работе, здоровье и семейной жизни (Moffitt et al., 2008 г. ). Это в некоторой степени признано в DSM-IV путем разделения CD на подтипы, возникающие в детском и подростковом возрасте (American Psychiatric Association, 1994 ). Хотя эти диагностические объекты могут быть полезны при принятии клинических решений, следует иметь в виду, что они все еще представляют собой довольно разнородные объекты и поэтому могут иметь ограниченное использование в качестве поведенческих фенотипов для исследования нейробиологических механизмов, лежащих в основе патологической агрессии. Например, CD, который обычно считается более тяжелым заболеванием, чем ODD, не является унитарным заболеванием.Во-первых, это часто связано с другими сопутствующими заболеваниями (Loeber et al., 2000 ), в первую очередь синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ), тревожные расстройства и депрессия. Поскольку CD и ODD тесно связаны с ADHD, обсуждалось нейробиологическое совпадение между ADHD и деструктивными поведенческими расстройствами (Banaschewski et al., 2005 ). Во-вторых, CD охватывает широкий спектр поведенческих аномалий, которые могут иметь разные нейронные субстраты. Существует множество возможных симптомов — от лжи и нарушения родительских правил до более серьезных преступлений, таких как изнасилование, нападение, ограбление, взлом и проникновение (Американская психиатрическая ассоциация, 1994 г. ).Более того, CD может характеризоваться различными типами агрессии, такими как импульсивные вспыльчивые ссоры или умышленные насильственные действия. Ключевое различие — между реактивной (аффективной, импульсивной или защитной) и инструментальной (преднамеренной и целенаправленной) агрессией. Было высказано предположение, что эти два типа агрессии различаются по своей биологической основе (Kempes et al., 2005 ). Реактивная агрессия часто встречается при БК (и антисоциальном расстройстве личности у взрослых), но также встречается при других психических расстройствах, например.g., при биполярном расстройстве, посттравматическом стрессовом расстройстве и очень часто при пограничном расстройстве личности (Blair, 2001 , 2003 г. , 2005 г. ). Инструментальная агрессия более специфична для CD, но наблюдается только в подгруппе пациентов с CD. Склонность к инструментальному антисоциальному поведению, включая агрессию, характерна для психопатической личности, которая у детей описывается как «черствость-бесчувственность» (Frick et al., 1994 ). Дети с черствыми и бесчувственными чертами проявляют специфический нейрокогнитивный профиль, имеют более серьезные проблемы с поведением и более высокий генетический риск, что позволяет предположить, что этот подтип CD опосредуется различными психопатологическими путями и разными траекториями развития (Moffitt et al., 2008 г. ).

Нейровизуализационные исследования патологической агрессии у детей и подростков выбрали разные стратегии для определения выборок агрессивных людей. В то время как в некоторых исследованиях сравнивали группы людей, удовлетворяющих диагностическим критериям CD, другие пытались устранить неоднозначность между «чистым» CD и CD с сопутствующими заболеваниями, такими как СДВГ. Еще один подход, который был использован, — сосредоточиться на подгруппах, демонстрирующих определенные подтипы агрессивного поведения, например, на мальчиках с чертами черствости и бесчувственности.Каждый из этих подходов имеет свое обоснование и свои достоинства, но эти различия следует учитывать при интерпретации и сравнении результатов исследований.

Теоретические основы и результаты поведения

Было высказано предположение, что склонность к агрессии и насилию связана с недостаточностью реакции на эмоциональные сигналы в социальной среде (Davidson et al., 2000). ; Херпертц и Сасс, 2000 г. ; Блэр, 2001 ; Рейн, 2002 ). Несколько линий доказательств подтверждают это представление о связи между обработкой эмоций и агрессией.И дети, и взрослые, демонстрирующие антиобщественное и агрессивное поведение, демонстрируют аномально низкое вегетативное возбуждение (Herpertz et al., 2003 , 2005 г. , 2007 г. ; Блэр и др., 1997 г. ; Блэр, 1999 ; Рейн, 2002 ; Лони и др., 2003 ). Но также у детей с антиобщественным поведением нарушается распознавание эмоциональных сигналов, таких как грустное и испуганное выражение лица, особенно у детей с черствыми и бесчувственными чертами (Blair et al., 2001). ; Лони и др., 2003 ). Кроме того, было обнаружено, что эмоциональная поверхностность и черствость связаны с некоторыми чертами антисоциального поведения в детстве (Frick et al., 1994 г. , 2003 г. ).

Нейронные нарушения при обработке аффективных стимулов

В исследованиях функциональной МРТ (фМРТ) изучались нейронные корреляты обработки эмоций у агрессивных и антисоциальных взрослых, особенно с психопатией (Hare et al., 1991 ). Функциональные аномалии были обнаружены в миндалевидном теле, орбитофронтальной коре (OFC) и передней поясной коре (ACC) (Kiehl et al., 2001 ; Veit et al., 2002 ; Бирбаумер и др., 2005 г. ). Совсем недавно нейрофункциональные корреляты агрессивного поведения также были исследованы у детей и подростков (Sterzer et al., 2005 г. ; Stadler et al., 2007 ; Herpertz et al., 2008 г. ; Марш и др., 2008 ; Джонс и др., 2009 г. ). В первом исследовании обработки эмоций у агрессивных детей и подростков изучалась нейронная обработка негативных аффективных картинок в группе мальчиков с CD (Sterzer et al., 2005 ). Это исследование выявило отрицательную корреляцию между агрессивным поведением и реакцией левой миндалины на негативные аффективные картины. Обратная связь, т.е. положительная корреляция, была обнаружена с симптомами тревоги и депрессии, которые часто присутствуют как сопутствующие заболевания при БК (Loeber et al., 2000 г. ). В соответствии с центральной ролью миндалевидного тела в обработке стимулов, указывающих на угрозу, в индуцированном страхе и в общем негативном аффекте (см. Обзор в Phelps and LeDoux, 2005). ), этот последний вывод согласуется с представлением о повышенной чувствительности к стимулам, соответствующим настроению, в состояниях с отрицательным настроением (Leppanen, 2006 ). Напротив, сниженная реакция миндалины у агрессивных людей может отражать недостаточную обработку эмоций на уровне восприятия как нейронную основу патологической агрессии.Просмотр аффективных картинок также сопровождался выраженной деактивацией ППК у пациентов с БК по сравнению с контрольной группой (Sterzer et al., 2005 ). Эта аномальная активация была локализована в дорсальной части ППК, которая участвует в когнитивном мониторинге и регуляции поведения, а не в эмоциональных процессах (Bush et al., 2000 ). Таким образом, этот результат может указывать на нарушение когнитивного контроля над эмоциональным поведением у пациентов с БК в соответствии с представлением о реципрокной функциональной взаимосвязи между дорсальной и вентрально-ростральной АПК (Drevets and Raichle, 1998 ; Буш и др., 2000 г. ). Эта интерпретация должна оставаться умозрительной, так как экспериментальная парадигма, использованная в этом исследовании, явно не проверяла механизмы когнитивного контроля. Интересно, однако, что пониженная активация в ACC была связана с параметром темперамента «поиск новизны» (Cloninger, 1987). ), который включает в себя высокую импульсивность и вспыльчивый характер (Stadler et al., 2007 ). Лица с высоким уровнем стремления к новизне также характеризовались недостаточными стратегиями контроля поведения и более низким уровнем социально-морального мышления (Stadler et al., 2007 г. ). Сниженная активация дорсальной ACC пациентов с CD может, следовательно, быть связующим фактором между темпераментом, обработкой эмоций и поведенческим результатом. В недавно проведенном тщательно проведенном исследовании использовался аналогичный дизайн для изучения обработки эмоций в большей группе мальчиков с CD (Herpertz et al., 2008 ). Эти авторы не обнаружили ни разницы в активации ACC, ни корреляции между агрессивным поведением и активацией миндалины. Напротив, было обнаружено, что активация левой боковой миндалины была даже больше у мальчиков с БК по сравнению со здоровыми контрольными.В соответствии с положительной корреляцией активации миндалины с тревожными и депрессивными симптомами в исследовании Sterzer et al. (2005) , это открытие может быть связано с высоким уровнем тревожности и эмоциональными проблемами в исследовании Herpertz et al. (2008) , хотя ковариативный анализ показал, что гиперактивация миндалины не может быть объяснена исключительно этими симптомами в этом последнем исследовании. В то время как тяжесть тревожных и депрессивных симптомов была схожей в двух исследованиях, уровни агрессивного и диссоциального поведения были в среднем выше в исследовании Sterzer et al.(2005) , что могло привести к большей чувствительности к нервным изменениям, связанным с этими поведенческими аномалиями. Другое возможное объяснение гиперактивации миндалины при CD, обнаруженное Herpertz et al. (2008) состоит в том, что кластер повышенной активации миндалины был расположен немного латеральнее кластера, где контроли демонстрировали активацию миндалевидного тела. Таким образом, групповые различия были ограничены латеральной подобластью миндалевидного тела, и нельзя с уверенностью исключить, что большее пространственное распространение или вариабельность активации миндалины в группе CD могли способствовать этому открытию.Наконец, аналогичный набор стимулов из той же базы данных аффективных картинок (Lang et al., 1997 ) использовался в обоих исследованиях, также были некоторые различия между двумя экспериментальными парадигмами: например, размер набора стимулов был значительно меньше, а стимулы представлялись в течение более коротких периодов в исследовании Herpertz et al. (2008) . Это могло снизить мощность на уровне отдельного субъекта и, следовательно, общую чувствительность, несмотря на значительно больший размер выборки в этом исследовании.Хотя эти объяснения должны оставаться на данный момент умозрительными, несоответствия в результатах явно требуют дальнейших исследований, которые должны максимизировать статистическую мощность как за счет использования наиболее эффективных парадигм стимуляции, так и, что наиболее важно, за счет изучения более крупных когорт.

Нейронная обработка сигналов бедствия

В двух недавних исследованиях был рассмотрен вопрос о том, изменяется ли обработка эмоций у мальчиков с черствыми и бесчувственными чертами, подгруппы подростков с проблемами поведения (Marsh et al., 2008 г. ; Джонс и др., 2009 г. ). В обоих исследованиях изучалась обработка выражений страха на лице с помощью фМРТ. Оба они сообщили о снижении активации миндалины у молодых людей с черствыми и бесчувственными чертами, что согласуется с гипотезой о том, что антисоциальное поведение этих людей связано с недостаточными нейронными реакциями на сигналы бедствия у других. Эти пониженные реакции миндалины нельзя объяснить симптомами СДВГ, который является частым сопутствующим заболеванием у детей с антиобщественным поведением, что позволяет предположить, что это открытие действительно связано с антисоциальным поведением.Интересно, что функциональная связь между миндалевидным телом и вентромедиальной префронтальной корой больше у здоровых субъектов и молодых людей с СДВГ по сравнению с людьми с чертами черствости и бесчувственности (Marsh et al., 2008 ), что, возможно, указывает на несоответствующую модуляцию инструментального поведения стимулами, такими как сигналы бедствия других людей. Недостаточная реакция на сигналы дистресса у других предполагает нарушение способности сопереживать чувствам других. Недавнее исследование фМРТ прямо нацелено на сочувствие боли у молодых людей с CD путем представления анимированных визуальных стимулов, показывающих, что другие люди испытывают боль (Decety et al., 2009 г. ). Удивительно, но этот предварительный отчет небольшой группы субъектов ( n = 8 на группу) показал большую активацию миндалевидного тела и других височных и префронтальных областей у молодых людей с БК по сравнению со здоровыми участниками контрольной группы, когда они смотрели на других, страдающих от боли, по сравнению с нет боли. Реакции миндалевидного тела у подростков с CD коррелировали с оценкой их родителями смелого поведения и садизма, что может указывать на то, что усиление реакции миндалины может отражать положительную аффективную реакцию (возбуждение или удовольствие) на то, что другие испытывают боль.В соответствии с вышеупомянутым исследованием Marsh et al. (2008) , анализ функциональной связности показал, что у подростков с CD наблюдается меньшее сцепление между миндалевидным телом и префронтальными кортикальными областями, что свидетельствует о нарушении регуляторных взаимодействий между префронтальной корой и миндалевидным телом.

Мотивационная регуляция поведения

Помимо ненормальной обработки эмоций и связанного с этим дефицита эмпатии, повторяющееся антисоциальное поведение, несмотря на перспективу или даже непосредственный опыт наказания или других негативных последствий, может быть связано с мотивационным дефицитом (Blair, 2004). ).В самом деле, у детей с проблемами деструктивного поведения обнаруживаются отклонения в мотивационной регуляции поведения (Matthys et al., 2004 ). Более того, как дети, так и взрослые с психопатическими чертами страдают от реверсивных учебных задач (Budhani and Blair, 2005). ; Будхани и др., 2006 г. ), которые показывают способность гибко приспосабливаться к изменяющимся условиям армирования. У здоровых людей вентромедиальная префронтальная кора участвует в обратном обучении (Cools et al., 2002 ; О’Догерти и др., 2003 г. ). В недавнем исследовании использовалась фМРТ для сравнения нейронной основы обратного обучения у детей с черствыми и бесчувственными чертами, с пациентами с СДВГ и здоровыми людьми из контрольной группы (Finger et al., 2008 ). Дети с психопатическими чертами показали повышенную реакцию вентромедиальной префронтальной коры во время наказываемых обратных ошибок по сравнению как с детьми с СДВГ, так и со здоровыми людьми из контрольной группы. Эта аномальная активация вентромедиальной префронтальной коры предполагает, что дети с психопатическими чертами могут не справиться с нарушением ожиданий подкрепления.Известно, что вентромедиальная префронтальная кора играет роль в вычислении ожидаемого вознаграждения (Elliott and Deakin, 2005 ). Нарушение этих ожиданий может привести к разочарованию, которое долгое время связывали с реактивной агрессией (Berkowitz, 1993 ). Поскольку вентромедиальная префронтальная кора участвует в вычислениях нарушения ожидания, которые необходимы, чтобы вызвать фрустрацию, повышенная активность в этой области во время ошибок обращения может отражать сигнал, участвующий в запуске реактивной агрессии в условиях, когда ожидаемое вознаграждение не было достигнуто.Преувеличенные вентромедиальные префронтальные реакции на нарушения ожидания могут, таким образом, формировать нейронную основу повышенного риска фрустрации, что, в свою очередь, приводит к повышенному риску агрессивного поведения (Blair, 2009). ). Другой аспект обработки вознаграждения был исследован в недавнем исследовании фМРТ, целью которого было выявить дисфункции в механизме внимания и вознаграждения у мальчиков с СДВГ и CD соответственно (Rubia et al., 2009b ). Эти авторы использовали парадигму постоянного внимания, задачу непрерывного выполнения, где участники должны были отвечать на цели, которые были либо связаны с денежным вознаграждением, либо нет.Мальчики с «чистым» СДВГ (то есть без сопутствующего СДВГ) демонстрировали пониженную активацию во время награжденных испытаний бокового ОФК по сравнению с мальчиками с чистым СДВГ (без сопутствующего СДВГ) и здоровой контрольной группой. Это открытие было интерпретировано как отражение гипореактивности к сигналам вознаграждения. Однако в настоящее время неясно, как такая гипореактивность связана с агрессивным или антиобщественным поведением. Латеральная подобласть OFC была задействована в оценке значений стимулов для наказания (по сравнению с вознаграждением) и, как полагают, таким образом предоставляет сигнал, который может привести к изменению текущего поведения (Kringelbach and Rolls, 2004). ).Конечно, связь между дисфункцией в области мозга, участвующей в обработке наказания, и агрессивным или антиобщественным поведением имеет некоторую интуитивную правдоподобность. Однако для более глубокого понимания этой взаимосвязи потребуются дальнейшие исследования с помощью экспериментов, в которых конкретно рассматривается вопрос о том, как орбитофронтальная функция связана с обработкой наказания у антиобщественных людей. Взятые вместе два недавних исследования Finger et al. (2008) и Rubia et al. (2009b) предоставить первые доказательства дефицита в префронтальных областях мозга, критически вовлеченных в мотивационный контроль поведения, что, возможно, указывает на нарушения управляемой подкреплением адаптации поведения.Эти функциональные невральные дефициты могут быть связаны со структурными аномалиями в префронтальной коре (Huebner et al., 2008 ; Де Брито и др., 2009 г. ), которые обсуждаются более подробно ниже.

Внимание и сдерживающий контроль

Агрессивное и антисоциальное поведение, особенно реактивная агрессия, было связано с импульсивностью, то есть с дефицитом сдерживания немедленных поведенческих реакций в соответствии с ожидаемыми долгосрочными последствиями (Berkowitz, 2008). ). Клинически это мнение подтверждается большим совпадением между CD и ADHD (Loeber et al., 2000 г. ). Кроме того, при СДВГ импульсивность является ключевой особенностью, помимо невнимательности и гиперактивности (Американская психиатрическая ассоциация, 1994 г. ). В двух недавних исследованиях был задан вопрос, имеют ли БК и СДВГ общие невральные дефициты в тормозящем контроле поведения и есть ли нейронные аномалии, отражающие дефицит тормозного контроля, которые могут быть специфичными для БК, а не СДВГ (Rubia et al., 2008 , 2009a ). Rubia et al. (2008) измерили нейронные корреляты торможения и остановки неудачи во время выполнения задачи остановки в группе мальчиков с чистым CD по сравнению с мальчиками с чистым СДВГ и группой здоровых людей из контрольной группы с помощью фМРТ.Они обнаружили, что нервные аномалии, связанные с успешным ингибированием ответа, затрагивают в основном дорсолатеральную префронтальную кору как при БК, так и при СДВГ. Напротив, активация в ответ на неудачи ингибирования была снижена в двусторонней височно-теменной коре у мальчиков с CD, но не в ADHD. Следует отметить, что участники получали неявную обратную связь во время отказов ингибирования, так что активации фМРТ во время отказов подавления, скорее всего, отражают обнаружение ошибки и, как следствие, улучшенные функции возбуждения и распределения внимания на совершенную ошибку.Снижение ответов височно-теменной коры, что было связано с обнаружением поведенческих событий (Corbetta and Shulman, 2002). ), следовательно, может отражать недостаточный мониторинг работоспособности у молодых людей с CD. Другими словами, люди с БК могут меньше предупреждать о своих ошибках и, следовательно, быть менее способными приспосабливать свое поведение к отрицательной обратной связи, что также было показано поведенчески (Matthys et al., 2004 ; van Goozen et al., 2004 ). Во втором исследовании той же лаборатории (Rubia et al., 2009a ), фМРТ использовалась для изучения нервных субстратов ингибирования логических выводов, снова у мальчиков с CD или ADHD по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы. Они использовали классическое задание Саймона (Simon, 1969 ), где пространственная информация мешает иконической информации о целевых стимулах, в сочетании с необычной задачей (включающей случайное предъявление девиантных стимулов), чтобы позволить разделение нейронных сигналов, связанных с ингибированием вывода, от сигналов, связанных с избирательным вниманием. Это исследование показало общие дефициты в правой верхней височной коре во время подавления вывода, а также в предклинье и правой медиальной префронтальной коре во время необычного состояния, как при CD, так и при СДВГ.В то время как в группе СДВГ наблюдался специфический дефицит, связанный со странностями в левой вентролатеральной префронтальной коре, в группе CD, использующей эту парадигму, не было обнаружено специфических нарушений.

В совокупности недавняя работа по изучению нейронных субстратов внимания и тормозящего контроля показывает большое совпадение функциональных нарушений мозга при СДВГ и CD. Однако есть также недостатки, которые, по-видимому, специфичны для CD. Эти дефициты связаны с нарушениями торможения и могут отражать специфические нарушения в мониторинге реакции и обучении на основе отрицательной обратной связи у молодых людей с CD.

Недавние структурные МРТ-исследования, в которых использовалась морфометрия на основе вокселей (VBM), автоматизированный метод определения региональных различий в сером или белом веществе (Ashburner and Friston, 2000). ), предоставили подтверждающие доказательства нейрального дефицита в структурах мозга, которые показали функциональные аномалии в исследованиях фМРТ. Два исследования VBM у молодежи с CD показали уменьшение объема серого вещества в мезиальных структурах височных долей, включая миндалину, и значительную связь этих дефицитов серого вещества с серьезностью проблем с поведением (Sterzer et al., 2007 г. ; Huebner et al., 2008 г. ). Объем серого вещества орбитофронтальной области также снижается у молодых людей с БК (Huebner et al., 2008 ), в соответствии с предыдущими сообщениями о проблемах поведения у лиц с ранним приобретенным повреждением префронтальной доли (Anderson et al., 1999 ) и, таким образом, поддерживает идею о том, что OFC играет важную роль в регулировании агрессивного поведения. Sterzer et al. (2007) дополнительно обнаружено уменьшение объема серого вещества в двусторонней передней части коры островка. Интересно, что объем серого вещества переднего островка у пациентов с CD был положительно коррелирован с уровнями эмпатии, оцениваемыми поведенчески, в соответствии с недавними данными фМРТ, предполагающими решающее участие переднего островка серого вещества в переживании эмпатии (de Vignemont and Singer, 2006 ).Несколько удивительно, что исследование VBM на неклинической выборке мальчиков с черствыми и бесчувственными чертами характера сообщило об увеличении, а не об уменьшении серого вещества в орбитофронтальной и передней поясной коре головного мозга. (Де Брито и др., 2009 г. ). Это открытие можно объяснить задержкой созревания коры головного мозга, поскольку физиологическое уменьшение серого вещества в префронтальной области, связанное с возрастом, обнаруженное у нормально развивающихся детей, не наблюдалось в группе бесчувственных мальчиков. Несоответствия в выводах, скорее всего, связаны с различиями в характеристиках выборки между исследованиями De Brito et al.(2009) и два других исследования VBM, проведенные Sterzer et al. (2007) и Huebner et al. (2008) . Хотя Де Брито и др. (2009) изучали неклиническую выборку с чертами черствости-бесчувственности, в двух других исследованиях изучали клинические образцы с CD, но не различали, имели ли их дети с проблемами поведения черты черствости-бесчувственности или нет. Более того, по сравнению с двумя другими исследованиями, участники исследования De Brito et al. Были в среднем моложе. (2009) ; возрастной диапазон в этом исследовании был более узким (10–13 лет) и охватывал наиболее критический период для префронтального развития, что могло повысить чувствительность к различиям, связанным с задержкой развития.Очевидно, что необходимы дальнейшие исследования, чтобы объяснить, казалось бы, противоположные результаты этих исследований.

Общие обсуждения и перспективы

В последние годы наблюдается всплеск исследований изображений головного мозга, в которых предпринимаются попытки выяснить нейронную основу агрессивного и антисоциального поведения уже в детстве и подростковом возрасте. Исходя из гипотезы о том, что эти поведенческие аномалии могут быть результатом дефицита распознавания эмоциональных выражений, особенно сигналов дистресса, у других людей и нарушения регуляции эмоционального поведения, ряд исследований изображений мозга был сосредоточен на дефиците в обработке эмоций.Другие исследования выявили аномалии в мотивационных процессах и тормозящем контроле поведения, тем самым расширив наши знания о возможных нейронных механизмах, которые могут лежать в основе агрессии и насилия в раннем возрасте. Следует иметь в виду, что эта область исследований все еще находится в зачаточном состоянии и необходимы дополнительные исследования для разработки всеобъемлющей модели нейронных механизмов, лежащих в основе антисоциального поведения несовершеннолетних (см. Ниже). Тем не менее, представляется оправданным обобщить результаты исследований нейровизуализации на данный момент в предварительном и — на данном этапе — описательном виде (рис. ).

Рис. 1. Резюме результатов нейровизуализации, связанных с агрессивным и агрессивным поведением у детей и подростков.

Похоже, есть сходные доказательства дисфункции лимбических структур, в первую очередь миндалины (Sterzer et al., 2005 , 2007 г. ; Herpertz et al., 2008 г. ; Huebner et al., 2008 г. ; Марш и др., 2008 ; Decety et al., 2009 г. ; Джонс и др., 2009 г. ). Сниженная реакция миндалины на испуганные лица (Marsh et al., 2008 г. ; Джонс и др., 2009 г. ) может отражать нарушение распознавания сигналов бедствия у других. Согласно модели механизма подавления насилия (Blair, 2001 ), это, в свою очередь, может привести к отсутствию эмпатии и недостаточному контролю над агрессивным поведением. В качестве альтернативы, снижение чувствительности миндалины также можно интерпретировать как отражение пониженной чувствительности к стимулам, связанным с угрозой, в соответствии с представлением о том, что предпочтительные реакции миндалевидного тела на испуганные лица способствуют модуляции бдительности в угрожающих ситуациях, а не распознаванию социальных сигналов (Дэвис и Уэлен , 2001 г. ).Следует отметить, что в некоторых исследованиях сообщалось о гиперреактивности миндалевидного тела (Herpertz et al., 2008 ; Decety et al., 2009 г. ) в зависимости от поставленной задачи и поведенческих характеристик исследуемой выборки. Следовательно, нельзя сделать вывод, что агрессивное и антиобщественное поведение связано с общим снижением чувствительности миндалины. Вероятно, в той же группе антисоциальных индивидов миндалевидное тело может быть гипереактивным, когда дело доходит до распознавания эмоций или обнаружения угрозы, но гиперреактивным по отношению к возбуждению, т.е.г., о жестокости ситуации (Decety et al., 2009 ). Более того, миндалевидное тело может по-разному участвовать в агрессивном поведении, вызванном тревогой (Sterzer et al., 2005 ; Herpertz et al., 2008 г. ) в отличие от агрессии из-за эмоциональной черствости (Marsh et al., 2008 ; Джонс и др., 2009 г. ). Представить более сложную картину того, как нарушение регуляции функции миндалины способствует агрессивному поведению, является интригующей задачей для будущих исследований. Помимо миндалевидного тела, имеются также данные о дисфункции префронтальных областей мозга, особенно орбитофронтальной и вентромедиальной префронтальной коры (Finger et al., 2008 г. ; Huebner et al., 2008 г. ; Марш и др., 2008 ; Рубиа и др., 2008 г. ; Де Брито и др., 2009 г. ; Decety et al., 2009 г. ), но также и дорсальный ППК (Sterzer et al., 2005 ; Де Брито и др., 2009 г. ). Возможная интерпретация этих результатов состоит в том, что дисфункция префронтальных контуров может лежать в основе нарушения регуляции аффективных ответов, что приводит к снижению способности сдерживать агрессивные реакции (Davidson et al., 2000). ; Блэр, 2001 ). Более того, аномальная функция орбитофронтальной и вентромедиальной префронтальной коры также наблюдалась во время обработки подкрепления (Finger et al., 2008 г. ; Рубиа и др., 2008 г. ), что может указывать на несовершенные механизмы обучения в отношении социальных правил (Adolphs, 2003 ; Блэр, 2004 г. ). Наконец, значительное клиническое совпадение между БК и СДВГ отражается большим совпадением функциональных нервных дефицитов во время распределения внимания и тормозящего контроля поведения (Rubia et al., 2008 , 2009a , б ), но есть определенные функциональные аномалии в височно-теменной коре молодых людей с CD, которые могут быть связаны с нарушением обучения из-за отрицательной обратной связи (Rubia et al., 2008 г. ). Несмотря на значительный прогресс в понимании патологической агрессии и насилия среди несовершеннолетних, следует отметить, что данные нейровизуализации все еще относительно скудны. Между исследованиями есть несоответствия, которые в настоящее время трудно объяснить, и некоторые результаты ждут повторения, прежде чем будут сделаны убедительные выводы. Одна очевидная проблема заключается в том, что размеры выборки в большинстве исследований относительно невелики ( n = 8–24). В большинстве рассмотренных здесь исследований применялись самые современные статистические методы, и поэтому разумно предположить, что их результаты в принципе верны.Однако известная неоднородность агрессивного поведения, вероятно, приведет к качественно разным результатам в разных исследованиях, что затрудняет делать сильные общие выводы. Как упоминалось выше, неоднородность отражается в том факте, что агрессивное и антиобщественное поведение несовершеннолетних, которое обычно диагностируется как БК, часто связано с другими сопутствующими заболеваниями (Loeber et al., 2000). ), в первую очередь СДВГ и расстройства настроения. Одно это означает, что агрессивное поведение, даже если оно фенотипически сходно, может быть основано на различных патомеханизмах.Например, всплески реактивной агрессии могут быть просто следствием дефицита контроля над импульсами, но также могут быть основаны на тревоге или негативном настроении; или незатухающая реактивная агрессия может быть результатом черствых и бесчувственных черт характера просто потому, что отсутствует понимание необходимости соблюдать социальные правила и соответственно контролировать свои агрессивные импульсы. Как показывает этот пример, кажется важным тщательно охарактеризовать исследуемые популяции в отношении как фенотипического выражения поведения (например,g., реактивная или инструментальная агрессия) и сопутствующие состояния, такие как сопутствующие психические заболевания. Кроме того, учет факторов риска раннего темперамента также может быть полезным для выявления подгрупп пациентов с различными нейробиологическими профилями. Например, у детей с чертами черствости и бесчувственности проявляется специфический нейронный профиль, указывающий на гипофункцию миндалины, что проявляется в нечувствительности к выражению страха на лице (Marsh et al., 2008). ; Джонс и др., 2009 г. ). Этот профиль, по-видимому, отличается от профиля других детей с БК, у которых наблюдалась даже повышенная реакция миндалины на аффективную информацию (Herpertz et al., 2008 г. ; Decety et al., 2009 г. ). Наконец, нейровизуализация подростковой агрессии и насилия, несомненно, выиграет от включения генетических факторов, которые могут предрасполагать к патологической агрессии. Этот подход дает возможность выяснить, как взаимодействуют генетические факторы и факторы окружающей среды, приводя к аберрантному социальному поведению (Viding and Jones, 2008). ). Перед многообещающей областью нейровизуализационных исследований в области нейробиологии агрессии и насилия является серьезной задачей осознать разнообразие фенотипических проявлений этого поведения, с одной стороны, и множество потенциальных патогенетических факторов, с другой стороны.Одна из возможных стратегий — попытаться выделить подгруппы с различными фенотипическими особенностями, особенно в случаях сильных и кратких априорных гипотез относительно механизма, лежащего в основе определенного типа поведения. Неотъемлемая проблема этого подхода может заключаться в том, что поведенческие аномалии обычно не относятся к четким, чистым категориям, и что искусственное разделение таких категорий может затруднить интерпретацию и «реальное» применение полученных результатов.Другой возможной стратегией является нацеливание на большие когорты исследования, которые могут включать различные подтипы агрессивного поведения, а также допускать генотипическую изменчивость. В этом случае проблема неоднородности должна решаться на этапе анализа данных с использованием размерного или факторного подходов. Наконец, для более полного патофизиологического понимания развития, временной шкалы и прогноза агрессии и насилия в детском и подростковом возрасте необходимы лонгитюдные исследования в больших выборках на уровне сообществ или в клинических группах.Нейровизуализация может предоставить полезную прогностическую информацию или суррогатные маркеры для мониторинга лечения, например, на основе использования новых подходов, основанных на шаблонах, для анализа данных нейровизуализации (Haynes and Rees, 2006 ). Выбор стратегии исследования, конечно, зависит от точно поставленного научного вопроса и выдвинутой гипотезы, но мы считаем, что предложенные здесь стратегии могут способствовать дальнейшему пониманию патологической агрессии и насилия среди несовершеннолетних в будущем.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что эта статья была написана при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Philipp Sterzer поддерживается Deutsche Forschungsgemeinschaft (программа Emmy-Noether, STE-1430 / 2-1).

Адольфс Р. (2003). Когнитивная нейробиология социального поведения человека. Nat. Rev. Neurosci. 4, 165–178. Американская психиатрическая ассоциация (1994).Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, DSM-IV, 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия, Американская психиатрическая ассоциация. Андерсон, С. В., Бехара, А., Дамасио, Х., Транель, Д., и Дамасио, А. Р. (1999). Нарушение социального и морального поведения, связанное с ранним повреждением префронтальной коры головного мозга человека. Nat. Neurosci. 2, 1032–1037. Эшбернер, Дж., И Фристон, К. Дж. (2000). Морфометрия на основе вокселей — методы. Нейроизображение 11, 805–821. Банашевски, Т., Холлис, К., Остерлан, Дж., Ройерс, Х., Рубиа, К., Уиллкатт, Э., и Тейлор, Э. (2005). К пониманию уникальных и общих путей в психопатофизиологии СДВГ. Dev. Sci. 8, 132–140. Берковиц, Л. (1993). Агрессия: ее причины, последствия и контроль. Филадельфия, Temple University Press. Берковиц, Л. (2008). Об учете как автоматических, так и контролируемых психологических процессов при агрессии. Агрессия. Behav. 34, 117–129. Бирбаумер, Н., Вейт, Р., Лотце, М., Эрб, М., Германн, К., Гродд, В., и Флор, Х. (2005). Недостаточное кондиционирование страха при психопатии: исследование функциональной магнитно-резонансной томографии. Arch. Gen. Psychiatry 62, 799–805. Блэр, Р. Дж. (1999). Реагирование на сигналы дистресса у ребенка с психопатическими наклонностями. чел. Индивидуальный. Dif. 27, 135–145. Блэр, Р. Дж. (2001). Нейрокогнитивные модели агрессии, антисоциальных расстройств личности и психопатии. J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатрия 71, 727–731.Блэр, Р. Дж. (2003). Нейробиологические основы психопатии. руб. J. Psychiatry 182, 5–7. Блэр, Р. Дж. (2004). Роль орбитальной лобной коры в модуляции антисоциального поведения. Brain Cogn. 55, 198–208. Блэр, Р. Дж. (2005). Реагирование на эмоции других: разделение форм эмпатии посредством изучения типичных и психиатрических групп населения. Сознание . 14, 698–718. Блэр, Р. Дж. (2009). Психопатия, расстройство и реактивная агрессия: роль вентромедиальной префронтальной коры. руб. Дж. Психол . [Epub перед печатью]. Блэр, Р. Дж., Колледж, Э., Мюррей, Л., и Митчелл, Д. Г. (2001). Избирательное нарушение обработки грустных и пугающих выражений лица у детей с психопатическими наклонностями. J. Abnorm. Child Psychol. 29, 491–498. Блэр, Р. Дж., Джонс, Л., Кларк, Ф., и Смит, М. (1997). Психопатический человек: отсутствие реакции на сигналы дистресса? Психофизиология 34, 192–198. Будхани, С., и Блэр, Р. Дж.(2005). Обратная реакция и дети с психопатическими наклонностями: успех зависит от выраженности непредвиденного изменения. J. Child Psychol. Психиатрия 46, 972–981. Будхани, С., Ричелл, Р. А., и Блэр, Р. Дж. (2006). Нарушение реверсии, но неизменное приобретение: дефицит вероятностной реверсии реакции у взрослых людей с психопатией. J. Abnorm. Psychol. 115, 552–558. Буш, Г., Луу, П., и Познер, М. И. (2000). Когнитивные и эмоциональные влияния в передней поясной коре. Trends Cogn. Sci. 4, 215–222. Клонингер, К. Р. (1987). Систематический метод клинического описания и классификации вариантов личности. Предложение. Arch. Gen. Psychiatry 44, 573–588. Коулс Р., Кларк Л., Оуэн А. М. и Роббинс Т. В. (2002). Определение нейронных механизмов вероятностного реверсивного обучения с использованием функциональной магнитно-резонансной томографии, связанной с событиями. J. Neurosci. 22, 4563–4567. Корбетта, М., и Шульман, Г. Л. (2002). Контроль целенаправленного и стимулированного внимания в мозгу. Nat. Rev. Neurosci. 3, 201–215. Дэвидсон, Р. Дж., Патнэм, К. М., и Ларсон, К. Л. (2000). Дисфункция нейронных цепей регуляции эмоций — возможная прелюдия к насилию. Наука 289, 591–594. Дэвис, М., и Уэлен, П. Дж. (2001). Миндалевидное тело: бдительность и эмоции. Мол. Психиатрия 6, 13–34. Де Брито, С. А., Мечелли, А., Уилке, М., Лоренс, К. Р., Джонс, А. П., Баркер, Г. Дж., Ходгинс, С., и Видинг, Э. (2009). Размер имеет значение: повышенное содержание серого вещества у мальчиков с проблемами поведения и черствостью бездушия. Мозг 132, 843–852. де Виньемон, Ф., и Сингер, Т. (2006). Эмпатический мозг: как, когда и почему? Trends Cogn. Sci. 10, 435–441. Decety, J., Michalska, K.J., Akitsuki, Y., and Lahey, B.B. (2009). Атипичные эмпатические ответы у подростков с агрессивным расстройством поведения: функциональное МРТ-исследование. Biol. Psychol. 80, 203–211. Древец, В. К., и Райхл, М. Э. (1998). Взаимное подавление регионального мозгового кровотока во время эмоциональных и высших когнитивных процессов: последствия для взаимодействия между эмоциями и познанием. Cogn. Эмот. 12, 353–385. Эллиотт, Р., Дикин, Б. (2005). Роль орбитофронтальной коры в обработке подкрепления и ингибирующем контроле: данные исследований функциональной магнитно-резонансной томографии у здоровых людей. Int. Rev. Neurobiol. 65, 89–116. Фингер, Е.К., Марш, А.А., Митчелл, Д.Г., Рид, М.Э., Симс, К., Будхани, С., Коссон, Д.С., Чен, Г., Таубин, К.Э., Лейбенлуфт, Э., Пайн, Д.С., и Блэр , JR (2008). Аномальная функция вентромедиальной префронтальной коры у детей с психопатическими чертами во время обратного обучения. Arch. Gen. Psychiatry 65, 586–594. .

Теории отклонения

В то время как теория также предполагает, что люди, которых общество называет «преступниками», вероятно, являются членами подчиненных групп, критики утверждают, что это слишком упрощает ситуацию. В качестве примеров они приводят богатых и влиятельных бизнесменов, политиков и других лиц, совершающих преступления. Критики также утверждают, что теория конфликта мало что дает для объяснения причин отклонений. Сторонники, однако, возражают, утверждая, что теория не пытается углубиться в этиологию. Вместо этого теория делает то, что она утверждает: она обсуждает взаимосвязь между социализацией, социальным контролем и поведением.

Теория маркировки

Тип символического взаимодействия, , теория ярлыков касается значений, которые люди получают от ярлыков, символов, действий и реакций друг друга. Эта теория утверждает, что поведение является девиантным только тогда, когда общество маркирует его как девиантное. Таким образом, конформные члены общества, которые интерпретируют определенное поведение как девиантное, а затем прикрепляют этот ярлык к отдельным людям, определяют различие между девиантностью и отсутствием отклонений. Теория навешивания ярлыков ставит вопрос о том, кто кого и какой ярлык применяет, почему они это делают и что происходит в результате этого навешивания ярлыков.

Влиятельные люди в обществе — политики, судьи, полицейские, врачи и так далее — обычно навешивают самые важные ярлыки. Отмеченные лица могут включать наркоманов, алкоголиков, преступников, правонарушителей, проституток, сексуальных преступников, умственно отсталых людей и пациентов психиатрических больниц, чтобы упомянуть некоторых. Последствия того, что вас называют девиантным, могут быть далеко идущими. Социальные исследования показывают, что те, у кого есть негативные ярлыки, обычно имеют более низкое представление о себе, с большей вероятностью отвергают себя и могут даже вести себя более девиантно в результате этого ярлыка.К сожалению, люди, которые принимают ярлык , присвоенный другим людям как — будь то верное или неправильное — испытывают трудности с изменением своего мнения о названном человеке, даже в свете доказательств обратного.

Уильям Чамблисс в 1973 году провел классическое исследование эффектов маркировки. Две его группы, состоящие из белых мужчин, старшеклассников, часто были вовлечены в преступные акты краж, вандализма, пьянства и прогулов. Полиция никогда не арестовывала членов одной группы, которую Чемблисс назвал «Святыми», но у полиции действительно были частые стычки с членами другой группы, которую он назвал «Головорезами».Мальчики в «Святых» происходили из респектабельных семей, имели хорошую репутацию и успеваемость в школе и старались не попасться за нарушение закона. Будучи вежливыми, сердечными и извиняющимися всякий раз, когда сталкивались с полицией, Святые избегали называть себя «извращенцами». Напротив, Головорезы происходили из семей с более низким социально-экономическим статусом, имели плохую репутацию и плохие оценки в школе и не были осторожны, чтобы их поймали за нарушение закона. Будучи враждебными и дерзкими всякий раз, когда сталкивались с полицией, Головорезы легко назывались другими и собой как «извращенцы».Другими словами, в то время как обе группы совершали преступления, Святые считались «хорошими» из-за их вежливого поведения (которое объяснялось их происхождением из высшего сословия), а Головорезы считались «плохими» из-за их наглого поведения. (что объяснялось их происхождением из низшего сословия). В результате полиция всегда принимала меры против Головорезов, но никогда — против Святых.

Сторонники теории навешивания ярлыков поддерживают акцент теории на той роли, которую установки и реакции других, а не девиантные действия per se , играют в развитии девиантности.Критики теории навешивания ярлыков указывают на то, что эта теория применима только к небольшому количеству девиантов, потому что таких людей фактически ловят и называют девиантами. Критики также утверждают, что концепции теории неясны и поэтому их трудно проверить с научной точки зрения.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *