Журнал дошкольник младший школьник: Журнал «Дошкольник. Младший школьник». Скачать бесплатно онлайн в электронном виде

Содержание

Журнал ДОШКОЛЬНИК. МЕТОДИКА И ПРАКТИКА ВОСПИТАНИЯ И ОБУЧЕНИЯ

Описание
Главная задача журнала — дать читателям полноценную и достоверную информацию о новостях дошкольного образования, о действующих программах дошкольного воспитания и обучения детей и методических рекомендациях по реализации их содержания в соответствии с ФГОС, о новых формах ДОО, об опыте регионов в области предшкольной подготовки детей, их физического развития, воспитания здорового образа жизни, особенностях социального и интеллектуального развития и т.д. Ведущие темы и направления: · раннее развитие ребенка; · преемственность между дошкольной и начальной ступенями образования; · помощь в воспитании и обучении детей. Теоретический и научно-методический журнал «Дошкольник. Методика и практика воспитания и обучения» адресован широкому кругу специалистов в области воспитания и обучения детей дошкольного возраста: воспитателям, педагогам, методистам и руководителям дошкольных учреждений, научным работникам, преподавателям педагогических колледжей и вузов. На его страницах обсуждаются теоретические вопросы развития ребенка от рождения до школы, проблемы подготовки кадров для системы дошкольного воспитания (рубрики «Научные проблемы», «Страничка психолога», «Немного истории»). С практикой работы с детьми в условиях детского сада, детского дома, семьи, с инновационными педагогическими технологиями, направленными на реализацию действующих программ воспитания и обучения детей, соответствующих ФГОС, знакомят рубрики «Новый взгляд на детский сад», «Наш опыт — всем», «Для самых маленьких», «В копилку педагогического мастерства». Каждый номер журнала посвящен какой-то ведущей теме: подготовка детей к школе, нравственно-правовое воспитание, трудовое и начальное экономическое образование, интеллектуальное развитие ребенка, художественно-эстетическое развитие и воспитание ребенка, инклюзивное развитие детей, билингвизм и др. Журнал открыт для дискуссий — этой цели служит рубрика «Дискуссионный клуб». Вспомнить свое детство, рассказать о том, что волновало, радовало или огорчало наших читателей в детские годы, дает возможность рубрика «Мы родом из детства». Такие воспоминания имеют большой психолого-педагогический смысл для сегодняшних родителей и воспитателей. Авторы журнала — воспитатели дошкольных учреждений, преподаватели педагогических колледжей и вузов, член-корреспонденты РАО, доктора и кандидаты наук. Журнал рекомендован Высшей аттестационной комиссией (ВАК) Министерства образования и науки Российской Федерации в перечне ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание учёной степени доктора и кандидата наук.

Каталог журналов — МЕТОДИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ДОУ

 

Газета «Дошкольное образование»

«Дошкольник. Младший школьник»

Журнал «Дошкольник. Младший школьник» адресован тем, кто занимается самым трудным и самым радостным делом — воспитанием и обучением детей. Основная его цель — помощь воспитателям, учителям и родителям в гармоничном развитии ребенка с учетом требований современной педагогики. В журнале рассматриваются как традиционные, так и современные методики обучения и воспитания детей от 3 до 10 лет.

Журнал «Обруч»

Журнал «Обруч» более десяти лет известен в дошкольном образовании. В нем публикуются разнообразные теоретические, методические, практические материалы, опыт работы дошкольных учреждений всей России, официальные документы Минобрнауки России и документы, разработанные в регионах. Большое внимание уделяется вопросам психологии, методики воспитания и обучения, созданию развивающей среды.

«Лазурь», «Свирель», «Свирелька»

Популярные журналы экологической направленности для детей и взрослых

«Свирель»журнал содержит популярные образовательные материалы по различным аспектам естествознания и экологии, ориентированные на учебные планы школ, а также литературно-художественные произведения — рассказы, повести. В каждом номере — знакомство с заповедником или национальным природным парком.

«Лазурь» — здесь вы всегда найдете новости, прочтете об экспедициях и путешествиях в различные уголки нашей планеты, познакомитесь с жизнью православных святых. В каждом номере — рассказы, повести (вы можете стать нашим автором, если пришлете свое произведение!), советы психолога и тесты, сведения о новых книгах по экологии и многое другое. Издание формирует у школьников основы экологического сознания.

«Свирелька»— журнал о природе для малышей от 3 до 8 лет. Издание знакомит детей с окружающим миром. В каждом номере — рассказы о животных, растениях, сказки, загадки, развивающие игры, кроссворды, раскраски…

Журнал «Справочник старшего воспитателя дошкольного учреждения»

Главный по воспитанию! Первый журнал по организации воспитательно-образовательной работы в ДОУ. Для старших воспитателей, методистов, заместителей заведующего. В каждом номере — рекомендации по планированию и контролю работы воспитателей и специалистов. Готовые решения по формированию предметно-развивающей среды. Нормативные требования к условиям содержания детей. Подготовка к обучению в школе. Взаимодействие с родителями. Работа с документами. Лучший педагогический опыт.

Журнал «Дошкольное воспитание»

Ежемесячное издание для работников дошкольных учреждений, студентов педагогических вузов, колледжей и родителей.
Журнал предлагает читателям научные статьи по педагогике и психологии, методики занятий, советы и консультации для родителей и педагогов.

Журнал «Ребенок в детском саду»

«Ребенок в детском саду» — иллюстрированный методический журнал для воспитателей дошкольных учреждений. Выходит один раз в два месяца. На страницах журнала публикуются материалы по проблемам возрастной психологии, коррекционной педагогики, современные методики и технологии, лучший опыт практиков.

Журнал «Музыкальный руководитель»

Иллюстрированное методическое пособие удобного для работы формата адресовано музыкальным руководителям дошкольных учреждений. Выходит один раз в два месяца.
Освещаются новые программы и технологии музыкального развития дошкольников.
Публикуются статьи из опыта работы, рассказы о творчестве композиторов. Предлагаются сценарии праздников и развлечений, новые песни, танцы и стихи.

Библиотека журнала «Дошкольное воспитание»

Включает пособия по всем разделам дошкольной педагогики (музыкальное воспитание, математика, психология и др.). Среди авторов виднейшие российские ученые и практические работники.

Журнал «Здоровье дошкольника»

Издается с 2008 г.

Цель журнала — медицинское, психологическое и педагогическое просвещение педагогов и родителей для эффективного, рационального, результативного воздействия и содействия здоровью детей раннего и дошкольного возраста.

«Детский сад от А до Я» — новый научно-методический журнал для педагогов, родителей и всех тех, кто неравнодушен к миру детства, судьбе российского дошкольного образования и будущему страны. Издается с 2003 года.

На страницах журнала обсуждаются актуальные проблемы современного дошкольного образования и перспективы развития отрасли, освещается опыт инновационной деятельности детских образовательных учреждений и профильных учебных заведений, результаты научных исследований, публикуются конспекты занятий и игр, сценарии досугов и праздников, консультации управленцев, врачей, гигиенистов, психологов.

Журнал «Управление дошкольным образовательным учреждением» адресован заведующим и методистам ДОУ. Приложение к журналу «Управление дошкольным образовательным учреждением» — каждый номер представляет собой практическое руководство для заведующего ДОУ по какому-либо аспекту его деятельности: организационные вопросы, трудовые, управление коллективом.

Журнал «Логопед» для практических логопедов и всех работников системы образования и здравоохранения, которые работают с детьми, имеющими нарушения речи.

Журнал «Воспитатель ДОУ» — это принципиально новый журнал для воспитателей ДОУ, структура которого выстроена в соответствии с режимом дня детского сада.

Журнал «Современный детский сад»

Инновации и традиции – вот два ориентира в современном дошкольном образовании. Об их содержании — читайте на страницах журнала

.

Журнал «Растем вместе» — это веселый, яркий, красочный журнал. Он адресован тем, кто серьезно относится к воспитанию и развитию детей, кто хочет вырастить гармонично развитого ребенка, опираясь на лучшие достижения
современной педагогики и психологии.
Цель журнала — помочь малышам и их взрослым наставникам в налаживании постоянного, живого контакта, способствующего разностороннему развитию ребенка. На страничках журнала родители, воспитатели, психологи, логопеды
найдут полезные советы по развитию и воспитанию детей от 3 до 7 лет, а также
практические материалы по укреплению здоровья ребенка, развитию памяти, внимания, логического мышления, речи, обучению счету, грамоте,чтению и многое- многое другое. А малышей ждут увлекательные задания на детских страничках.

«Практика управления ДОУ» — журнал для руководителей дошкольных образовательных учреждений, старших воспитателей, методистов.

Современная практика дошкольного образования диктует новые условия организации образовательного процесса в ДОУ. Как и любая инновация, новые условия трактуются неоднозначно и вызывают множество вопросов, сомнений, обсуждений. Ответить на все вопросы сложно, но вполне очевидно, что педагогам дошкольного образования необходима профессиональная поддержка. На страницах журнала мы будем обсуждать проблемные вопросы, а также публиковать материалы практического характера по управлению дошкольным учреждением, образцы документации, советы и рекомендации ведущих специалистов дошкольного образования, экономистов, юристов и методические разработки передовых педагогов.

МКУ «СРЦН»Солнышко» — В помощь педагогу

КАТАЛОГ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ЖУРНАЛОВ И ГАЗЕТ

1. Журнал «Растем вместе»— это веселый, яркий, красочный журнал. Он адресован тем, кто серьезно относится к воспитанию и развитию детей, кто хочет вырастить гармонично развитого ребенка, опираясь на лучшие достижения современной педагогики и психологии.

Цель журнала — помочь малышам и их взрослым наставникам в налаживании постоянного, живого контакта, способствующего разностороннему развитию ребенка. На страничках журнала родители, воспитатели, психологи, логопеды найдут полезные советы по развитию и воспитанию детей от 3 до 7 лет, а также практические материалы по укреплению здоровья ребенка, развитию памяти, внимания, логического мышления, речи, обучению счету, грамоте,чтению и многое- многое другое. А малышей ждут увлекательные задания на детских страничках.

2. Журнал «Современный детский сад».  Инновации и традиции – вот два ориентира в современном дошкольном образовании. Об их содержании — читайте на страницах журнала.

3. Журнал «Воспитатель ДОУ» — это принципиально новый журнал для воспитателей ДОУ, структура которого выстроена в соответствии с режимом дня детского сада.

4. «Детский сад от А до Я» — новый научно-методический журнал для педагогов, родителей и всех тех, кто неравнодушен к миру детства, судьбе российского дошкольного образования и будущему страны. На страницах журнала обсуждаются актуальные проблемы современного дошкольного образования и перспективы развития отрасли, освещается опыт инновационной деятельности детских образовательных учреждений и профильных учебных заведений, результаты научных исследований, публикуются конспекты занятий и игр, сценарии досугов и праздников, консультации управленцев, врачей, гигиенистов, психологов.

5. Журнал «Здоровье дошкольника». Цель журнала — медицинское, психологическое и педагогическое просвещение педагогов и родителей для эффективного, рационального, результативного воздействия на детей дошкольного возраста.

6. «Свирелька»— журнал о природе для малышей от 3 до 8 лет. Издание знакомит детей с окружающим миром. В каждом номере — рассказы о животных, растениях, сказки, загадки, развивающие игры, кроссворды, раскраски…

7. Журнал «Обруч».Журнал «Обруч» более десяти лет известен в дошкольном образовании. В нем публикуются разнообразные теоретические, методические, практические материалы, опыт работы дошкольных учреждений всей России. Большое внимание уделяется вопросам психологии, методики воспитания и обучения, созданию развивающей среды.

8. Журнал «Дошкольник. Младший школьник» адресован тем, кто занимается самым трудным и самым радостным делом — воспитанием и обучением детей. Основная его цель — помощь воспитателям, учителям и родителям в гармоничном развитии ребенка с учетом требований современной педагогики. В журнале рассматриваются как традиционные, так и современные методики обучения и воспитания детей от 3 до 10 лет.

9. «Глаголъ» — православный педагогический журнал.

10. «Игра и дети» — журнал для родителей и педагогов. Читатели журнала — все, кому не безразличны дети от 1 до 10 лет, и кто до сих пор не разучился играть.

11. Журнал «Начальная школа» — старейший ежемесячный научно-методический журнал России (создан в 1933 г.). Журнал «Начальная школа» является уникальным методическим пособием, универсальным по своему характеру: в нем публикуются материалы по всем предметам и курсам для каждого класса начальной школы, официальные документы Министерства образования и науки РФ.

12. «Новое образование» — педагогический научно-методический журнал.

13. «Педагогика искусства» — электронный научный журнал. Сетевое периодическое научное издание, не имеющее печатного эквивалента. ЭНЖ публикует научные материалы по теории и истории художественной педагогики, по проблемам интеграции искусств в образовании, прогнозированию эстетического воспитания и развития детей в области литературы, театра, экранных искусств, музыкального, изобразительного, декоративно-прикладного искусства, архитектуры и дизайна, методике преподавания предметов образовательной области «искусство».

14. «Педагогическая техника», энциклопедия практического опыта- журнал о секретах профессионального мастерства для учителей — предметников, учителей начальной школы и дошкольных педагогов.

15. «Первое сентября» — газета.

 

ДОШКОЛЬНИК. Методика и практика воспитания и обучения

Теоретический и научно-методический журналISSN: 2223-7003 Издается с 2011 годаС января 2001 года по 2010 год журнал выходил под названием «Дошкольник. Младший школьник»Периодичность: 6 номеров в годПодписные индексы 80240, 80241 по каталогу «Газеты. Журналы» агентства «Роспечать»Главная задача журнала — дать читателям полноценную и достоверную информацию о новостях дошкольного образования, о действующих программах дошкольного воспитания и обучения детей и методических рекомендациях по реализации их содержания в соответствии с ФГОС, о новых формах ДОО, об опыте регионов в области предшкольной подготовки детей, их физического развития, воспитания здорового образа жизни, особенностях социального и интеллектуального развития и т.д.Ведущие темы и направления:· раннее развитие ребенка;· преемственность между дошкольной и начальной ступенями образования;· помощь в воспитании и обучении детей.Аннотация журнала «Дошкольник. Методика и практика воспитания и обучения»Теоретический и научно-методический журнал «Дошкольник. Методика и практика воспитания и обучения» адресован широкому кругу специалистов в области воспитания и обучения детей дошкольного возраста: воспитателям, педагогам, методистам и руководителям дошкольных учреждений, научным работникам, преподавателям педагогических колледжей и вузов. На его страницах обсуждаются теоретические вопросы развития ребенка от рождения до школы, проблемы подготовки кадров для системы дошкольного воспитания (рубрики «Научные проблемы», «Страничка психолога», «Немного истории»). С практикой работы с детьми в условиях детского сада, детского дома, семьи, с инновационными педагогическими технологиями, направленными на реализацию действующих программ воспитания и обучения детей, соответствующих ФГОС, знакомят рубрики «Новый взгляд на детский сад», «Наш опыт — всем», «Для самых маленьких», «В копилку педагогического мастерства». Каждый номер журнала посвящен какой-то ведущей теме: подготовка детей к школе, нравственно-правовое воспитание, трудовое и начальное экономическое образование, интеллектуальное развитие ребенка, художественно-эстетическое развитие и воспитание ребенка, инклюзивное развитие детей, билингвизм и др. Журнал открыт для дискуссий — этой цели служит рубрика «Дискуссионный клуб». Вспомнить свое детство, рассказать о том, что волновало, радовало или огорчало наших читателей в детские годы, дает возможность рубрика «Мы родом из детства». Такие воспоминания имеют большой психолого-педагогический смысл для сегодняшних родителей и воспитателей.Авторы журнала — воспитатели дошкольных учреждений, преподаватели педагогических колледжей и вузов, член-корреспонденты РАО, доктора и кандидаты наук. Журнал рекомендован Высшей аттестационной комиссией (ВАК) Министерства образования и науки Российской Федерации в перечне ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание учёной степени доктора и кандидата наук Журнал «ДОШКОЛЬНИК. Методика и практика воспитания и обучения» вошел в обновленный Перечень 2015 г., признается рецензируемыми научным изданием, в которых должны публиковаться основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней. http://perechen.vak2.ed.gov.ruОсновные тематические рубрики по номенклатуре ВАК13.00.00 Педагогические науки 13.00.01 Общая педагогика, история педагогики и образования, 13.00.02 Теория и методика обучения и воспитания (по областям и уровням дошкольного и школьного образования), 13.00.08 Теория и методика профессионального образования19.00.00 Психологические науки 19.00.07 Педагогическая психология АННОТАЦИЯ К РУБРИКАМ ЖУРНАЛА1. НАУЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫРубрика посвящена актуальным проблемам развития современного дошкольного образования, теории дошкольной педагогики и детской психологии. Материалы рубрики отражают основные тенденции научных исследований о закономерностях детского развития и организации педагогической работы с детьми дошкольного возраста, итоги экспериментальной работы по проблемам развития, воспитания и обучения дошкольников. Рубрика призвана раскрыть читателю современный этап глубинного изучения феномена дошкольного детства в трудах российских ученых.2. НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ДЕТСКИЙ САДМатериалы рубрики раскрывают сущность модернизации дошкольного образования в соответствии с новыми требованиями к структуре и содержанию общеобразовательных программ отраженными в ФГТ. В статьях находят отражение современные подходы к решению научно-методических проблем воспитания и обучения детей в разных типах дошкольных учреждений. Материалы рубрики помогут педагогам дошкольных учреждений сориентироваться в условиях динамичных изменений в современном дошкольном образовании.3. НАШ ОПЫТ — ВСЕММатериалы рубрики знакомят с педагогическим опытом работы с детьми дошкольного возраста. Представленные конспекты игровых занятий, досугов, экскурсий, развлечений отражают инновационные подходы к организации педагогического процесса в дошкольных образовательных учреждениях. Авторами материалов являются практики — педагоги, психологи, старшие воспитатели, работники окружных методических центров. Их педагогический опыт предлагается читателям журнала для изучения, осмысления и творческого применения в собственной практической работе.4. СТРАНИЧКА ПСИХОЛОГАПубликуемые в рубрике материалы направлены на ознакомление педагогов и родителей с особенностями психического развития детей дошкольного возраста. В них представлен обзор основных проблем, с которыми сталкиваются педагоги и родители при воспитании детей. Раскрываются психологические механизмы интеллектуального, социального и эмоционального развития ребенка-дошкольника, условия развития детской индивидуальности. Даются рекомендации по оказанию психологической помощи детям, воспитывающимся в разных условиях: детский сад, детский дом, семья.5. ДОШКОЛЬНЫЙ ДЕТСКИЙ ДОМРубрика посвящена скрытому детскому неблагополучию детей, воспитывающихся в условиях детского дома. Материалы данной рубрики носят теоретико-прикладной характер. Их авторы делятся опытом создания психо-эмоциональной и социально-педагогической поддержки и сопровождения детей, оставшихся без попечения родителей. В содержании рубрики представлены инновационные программы биологической, физиологической и социальной адаптации детей к самостоятельной жизни.6. ДЛЯ САМЫХ МАЛЕНЬКИХТематика и содержание данной рубрики продиктованы актуальностью проблем воспитания детей с первых дней жизни. Представленные здесь материалы направлены на ознакомление педагогов и родителей с новыми подходами к организации образовательной деятельности новорожденных и младенцев. На основе психолого-педагогических особенностей детей раннего возраста раскрыты основные адаптационные механизмы социализации малышей. Дается также обзор основных проблем, с которыми сталкиваются педагоги и родители при воспитании детей раннего возраста.7. НЕМНОГО ИСТОРИИМатериалы рубрики представляют собой своего рода альманах, содержащий сведения из различных областей истории педагогики и психологии. Обзор научных взглядов и общественной деятельности ведущих педагогов и психологов прошлого позволяет по-новому взглянуть на современные подходы к модернизации российского образования в контексте инноваций в русле мировых тенденций современности.8. В КОПИЛКУ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО МАСТЕРСТВАМатериалы рубрики знакомят читателя с апробированными в практике инновационными подходами к организации содержания воспитательно-образовательной работы в образовательных учреждениях разного уровня: детских садах, педагогических колледжах, высших учебных заведениях. Представлена опытно-экспериментальная работа научно-практических лабораторий, общественных педагогических организаций, получивших признание в профессиональном сообществе.9. МЫ РОДОМ ИЗ ДЕТСТВАПредставленные воспоминания авторов данной рубрики позволяют передать «аромат эпохи». Размышления очевидцев о судьбах личности даны через призму личных наблюдений, содержат выводы о пережитом и позволяют читателям «прикоснуться» к самому сокровенному и трепетному.

Электронные образовательные ресурсы | Детский сад № 42

Электронные образовательные ресурсы

Уважаемы педагоги и родители предлагаем Вам подборку информационных и образовательных ресурсов

Министерство образования и науки Российской Федерации

Комитет по образованию Санкт – Петербурга

Российский общеобразовательный портал

Сайт для воспитателей детских садов

Международный образовательный портал для воспитателей детских садов

Подборка журналов  для воспитателей и специалистов ДОУ

Газета    «Дошкольное образование»

«Дошкольник. Младший школьник» Журнал «Дошкольник. Младший школьник» адресован тем, кто занимается самым трудным и самым радостным делом – воспитанием и обучением детей. Основная его цель – помощь воспитателям, учителям и родителям в гармоничном развитии ребенка с учетом требований современной педагогики. В журнале рассматриваются как традиционные, так и современные методики обучения и воспитания детей от 3 до 10 лет.

 Журнал «Обруч»   Журнал «Обруч» более десяти лет известен в дошкольном образовании. В нем публикуются разнообразные теоретические, методические, практические материалы, опыт работы дошкольных учреждений всей России, официальные документы Минобрнауки России и документы, разработанные в регионах. Большое внимание уделяется вопросам психологии, методики воспитания и обучения, созданию развивающей среды

Журнал «Свирель»        журнал содержит популярные образовательные материалы по различным аспектам естествознания и экологии, ориентированные на учебные планы школ, а также литературно-художественные произведения – рассказы, повести. В каждом номере – знакомство с заповедником или национальным природным парком

Журнал    «Лазурь»— здесь вы всегда найдете новости, прочтете об экспедициях и путешествиях в различные уголки нашей планеты, познакомитесь с жизнью православных святых. В каждом номере – рассказы, повести (вы можете стать нашим автором, если пришлете свое произведение!), советы психолога и тесты, сведения о новых книгах по экологии и многое другое. Издание формирует у школьников основы экологического сознания

Журнал  «Свирелька»— журнал о природе для малышей от 3 до 8 лет. Издание знакомит детей с окружающим миром. В каждом номере – рассказы о животных, растениях, сказки, загадки, развивающие игры, кроссворды, раскраски…

Журнал «Справочник старшего воспитателя дошкольного учреждения» Главный по воспитанию! Первый журнал по организации воспитательно-образовательной работы в ДОУ. Для старших воспитателей, методистов, заместителей заведующего. В каждом номере – рекомендации по планированию и контролю работы воспитателей и специалистов. Готовые решения по формированию предметно-развивающей среды. Нормативные требования к условиям содержания детей. Подготовка к обучению в школе. Взаимодействие с родителями. Работа с документами. Лучший педагогический опыт

Журнал «Дошкольное воспитание» Ежемесячное издание для работников дошкольных учреждений, студентов педагогических вузов, колледжей и родителей.
Журнал предлагает читателям научные статьи по педагогике и психологии, методики занятий, советы и консультации для родителей и педагогов.

Журнал «Ребенок в детском саду»«Ребенок в детском саду» — иллюстрированный методический журнал для воспитателей дошкольных учреждений. Выходит один раз в два месяца. На страницах журнала публикуются материалы по проблемам возрастной психологии, коррекционной педагогики, современные методики и технологии, лучший опыт практиков

Журнал «Музыкальный руководитель» Иллюстрированное методическое пособие удобного для работы формата адресовано музыкальным руководителям дошкольных учреждений. Выходит один раз в два месяца.
Освещаются новые программы и технологии музыкального развития дошкольников.
Публикуются статьи из опыта работы, рассказы о творчестве композиторов. Предлагаются сценарии праздников и развлечений, новые песни, танцы и стихи.

Библиотека журнала «Дошкольное воспитание»  Включает пособия по всем разделам дошкольной педагогики (музыкальное воспитание, математика, психология и др.). Среди авторов виднейшие российские ученые и практические работники

Журнал «Здоровье дошкольника» Цель журнала — медицинское, психологическое и педагогическое просвещение педагогов и родителей для эффективного, рационального, результативного воздействия и содействия здоровью детей раннего и дошкольного возраста

«Детский сад от А до Я» – новый научно-методический журнал для педагогов, родителей и всех тех, кто неравнодушен к миру детства, судьбе российского дошкольного образования и будущему страны. Издается с 2003 года.

 Журнал «Современный детский сад»  Инновации и традиции – вот два ориентира в современном дошкольном образовании. Об их содержании – читайте на страницах журнала

 

Вас приветствует старший воспитатель МБДОУ «Детский сад «Журавушка» с. Журавлевка» Потапова Юлия Владимировна

Основные инновации пятого издания программы:

  • Внесены изменения в распорядок дня
  • Введены новые элементы режима дня (утренний и вечерний круг)
  • Вводится новый формат совместной детско-взрослой деятельности
  • Осуществляется переход на новый формат детско-взрослого взаимодействия
  • Новая организация образовательного процесса
  • Предлагается новый формат праздников
  • Подробно прописаны принципы организации развивающей предметно-пространственной среды
  • Предлагается новый формат взаимодействия с родителями

Рассмотрим подробнее каждую инновацию.

  1. Режим дня (таблица №1)

В программе представлен новый примерный режим дня.  На основе него мы разработали новый режим дня для нашего сада. Что же в нем нового? Занятия с детьми в старшей и подготовительной группах начинаются 8.50. Вводится утренний круг. В связи с этим меняется расписание утренней гимнастики. Рекомендуемая для детей продолжительность прогулок 3-4 часа в день, в связи с этим обед и тихий час немного сдвигаются. Ужин остается по прежнему расписанию, перед ужином проводится вечерний круг. После ужина дети выходят на прогулку.

Таблица №2 Утренняя гимнастика.

2.Утренний и вечерний круг. Утренний круг проводится в форме развивающего общения. Это начало дня, когда дети и педагог собираются все вместе, чтобы поделиться впечатлениями, узнать что сегодня будет интересного, обсудить совместные планы, проблемы, договориться о правилах. Вечерний круг проводится в форме рефлексии – обсуждение с детьми наиболее важных моментов прошедшего дня. Помогает детям научиться осознавать и анализировать свои поступки и поступки сверстников. Утренний и вечерний круг в теплое время года можно проводить на улице.

  1. Новый формат совместной взросло-детской деятельности: пространство детской реализации, образовательное событие, утренний и вечерний круг. Образовательное событие – это захватывающая игра, в которой участвуют и дети и воспитатели, но «руководят» дети. Задача педагога предложить проблемную ситуацию, которая заинтересует детей. Дать им возможность разворачивать действие по своему пониманию, оказывая им деликатное содействие, избегая прямых указаний. Главное нововведение пятого издания  — это нацеленность на создание ПДР (пространства детской реализации) как основного инструмента развития личности, поддержка творчества, инициативы. Выдвигается новый термин – ПДР, противоположный понятию ЗБР. Если в зоне ближайшего развития ребенок следует за взрослым, то в ПДР взрослый следует за ребенком. Перед ребенком ставится какая-либо проблема, и он старается самостоятельно найти пути ее решения. Фактически мы имеем два пути развития, взаимосвязанные между собой. ЗБР – развитие, базирующееся на прошлом, ПДР – развитие, ориентированное на будущее. Таким образом, структура образовательного процесса в дошкольном возрасте приобретает вид (Схема №1).
  2. Новый формат детско-взрослого взаимодействия основан на умении «слышать голос ребенка» и нацелен на развитие детской инициативы.

 

  1. Особенностью пятого издания Программы является то, что новая организация образовательного процесса позволяет существенно сместить акцент в сторону развития детской инициативы и самостоятельности. Таблица №3. Правильно организованные занятия должны отвечать  следующим требованиям: занятие должно находиться в зоне ближайшего развития, т.е. задания должны быть достаточно сложными, чтобы ребенку надо было приложить усилия для решения задачи, но выполнимыми, чтобы ребенок оказался в ситуации успеха. Опираться на детские интересы и ведущий вид деятельности, на занятии должны учитываться возрастные особенности. Занятие должно строиться на принципах развивающего обучения, т.е. педагог должен направлять детей не столько на накопление знаний, сколько  на развитие умения думать, рассуждать. В новом издании Программы оптимальной формой являются развивающие занятия, затем полученные знания используются в самостоятельной деятельности детей.

 

  1. Таблица №4  Новый формат праздников, также предлагают проводить с опорой на детские интересы и детскую инициативу. Праздники, проводимые в формате «отчетных концертов» не отвечают основным признакам праздника. Любой праздник должен быть эмоционально значимым событием для ребенка. Существует несколько условий проведения мероприятия:

Разнообразие форматов (концерт, квест, соревнования, выставка, спектакль, викторина, фестиваль)

Участие родителей.  Дети сидят не отдельно, а вместе с родителями, педагоги просят родителей подготовить детско-родительские выступления, устраивают конкурсы для родителей.

Поддержка детской инициативы. Необходимо, чтобы основная инициатива исходила от детей и дети сами с помощью воспитателя планировали и продумывали праздник (во что наряжаться, кто будет выступать). Взрослый должен только помочь детям реализовать задуманное.  Но при этом такие праздники как Новый год и День победы должны быть организованы взрослыми.

 

  1. Организация развивающей предметно-пространственной среды.  Главная задача педагога при организации развивающей предметной среды состоит в создании детям возможности выбора занятий по своим интересам, проявления самостоятельности и инициативы. Для реализации требований программы и ФГОС ДО пространство группы следует организовывать в виде хорошо разграниченных зон. В программе дается приблизительный перечень центров активности. Таблица №5.  Очень подробно описываются принципы организации центров и перечень материалов для их наполнения.

 

 

  1. Новый формат взаимодействия с родителями, при котором родители являются полноправными участниками образовательного процесса. Педагоги должны выстраивать доверительные, партнерские отношения с родителями. Для этого нужно: обеспечение открытости дошкольного учреждения , открытость и доступность информации, обеспечение максимального участия родителей в образовательном процессе, общение с родителями по поводу детей, обеспечение единства подходов к воспитанию детей в условиях дошкольного учреждения и семьи.

 

По всем предлагаемым инновациям изданы, либо готовятся методические пособия, но это не означает, что существующие пособия уже не нужны. Классические конспекты занятий будут всегда востребованы.

Каталог педагогических журналов

    Газета    «Дошкольное образование»   
 

 «Дошкольник. Младший школьник» 

     

 Журнал «Дошкольник. Младший школьник» адресован тем, кто занимается самым трудным и самым радостным делом — воспитанием и обучением детей. Основная его цель — помощь воспитателям, учителям и родителям в гармоничном развитии ребенка с учетом требований современной педагогики. В журнале рассматриваются как традиционные, так и современные методики обучения и воспитания детей от 3 до 10 лет.

  
 

 

 Журнал «Обруч»          

          

Журнал «Обруч» более десяти лет известен в дошкольном образовании. В нем публикуются разнообразные теоретические, методические, практические материалы, опыт работы дошкольных учреждений всей России, официальные документы Минобрнауки России и документы, разработанные в регионах. Большое внимание уделяется вопросам психологии, методики воспитания и обучения, созданию развивающей среды.

 

«Лазурь», «Свирель», «Свирелька»   

Популярные журналы экологической направленности для детей и взрослых

 

 «Свирель» — журнал содержит популярные образовательные материалы по различным аспектам естествознания и экологии, ориентированные на учебные планы школ, а также литературно-художественные произведения — рассказы, повести. В каждом номере — знакомство с заповедником или национальным природным парком.  

 

   «Лазурь» — здесь вы всегда найдете новости, прочтете об экспедициях и путешествиях в различные уголки нашей планеты, познакомитесь с жизнью православных святых. В каждом номере — рассказы, повести (вы можете стать нашим автором, если пришлете свое произведение!), советы психолога и тесты, сведения о новых книгах по экологии и многое другое. Издание формирует у школьников основы экологического сознания.

 

 
 «Свирелька»— журнал о природе для малышей от 3 до 8 лет. Издание знакомит детей с окружающим миром. В каждом номере — рассказы о животных, растениях, сказки, загадки, развивающие игры, кроссворды, раскраски…  

  

 

 Журнал «Справочник старшего воспитателя дошкольного учреждения»

 

Главный по воспитанию! Первый журнал по организации воспитательно-образовательной работы в ДОУ. Для старших воспитателей, методистов, заместителей заведующего. В каждом номере — рекомендации по планированию и контролю работы воспитателей и специалистов. Готовые решения по формированию предметно-развивающей среды. Нормативные требования к условиям содержания детей. Подготовка к обучению в школе. Взаимодействие с родителями. Работа с документами. Лучший педагогический опыт.

 

Журнал «Дошкольное воспитание»

Ежемесячное издание для работников дошкольных учреждений, студентов педагогических вузов, колледжей и родителей.
Журнал предлагает читателям научные статьи по педагогике и психологии, методики занятий, советы и консультации для родителей и педагогов.

 

 

 

Журнал «Ребенок в детском саду»

«Ребенок в детском саду» — иллюстрированный методический журнал для воспитателей дошкольных учреждений. Выходит один раз в два месяца. На страницах журнала публикуются материалы по проблемам возрастной психологии, коррекционной педагогики, современные методики и технологии, лучший опыт практиков.

 

Журнал «Музыкальный руководитель»

Иллюстрированное методическое пособие удобного для работы формата адресовано музыкальным руководителям дошкольных учреждений. Выходит один раз в два месяца.
Освещаются новые программы и технологии музыкального развития дошкольников.
Публикуются статьи из опыта работы, рассказы о творчестве композиторов. Предлагаются сценарии праздников и развлечений, новые песни, танцы и стихи.

 

   

Библиотека журнала «Дошкольное воспитание» 

     Включает пособия по всем разделам дошкольной педагогики (музыкальное воспитание, математика, психология и др.). Среди авторов виднейшие российские ученые и практические работники.

 

Журнал «Здоровье дошкольника» 

Издается с 2008 г.

Цель журнала — медицинское, психологическое и педагогическое просвещение педагогов и родителей для эффективного, рационального, результативного воздействия и содействия здоровью детей раннего и дошкольного возраста.

 

 

 

 

«Детский сад от А до Я» — новый научно-методический журнал для педагогов, родителей и всех тех, кто неравнодушен к миру детства, судьбе российского дошкольного образования и будущему страны. Издается с 2003 года.  

На страницах журнала обсуждаются актуальные проблемы современного дошкольного образования и перспективы развития отрасли, освещается опыт инновационной деятельности детских образовательных учреждений и профильных учебных заведений, результаты научных исследований, публикуются конспекты занятий и игр, сценарии досугов и праздников, консультации управленцев, врачей, гигиенистов, психологов.

 Журнал «Управление дошкольным образовательным учреждением» адресован заведующим и методистам ДОУ. Приложение к журналу «Управление дошкольным образовательным учреждением» — каждый номер представляет собой практическое руководство для заведующего ДОУ по какому-либо аспекту его деятельности: организационные вопросы, трудовые, управление коллективом.  

 

 

 Журнал «Логопед» для практических логопедов и всех работников системы образования и здравоохранения, которые работают с детьми, имеющими нарушения речи.

 

Журнал «Воспитатель ДОУ» — это принципиально новый журнал для воспитателей ДОУ, структура которого выстроена в соответствии с режимом дня детского сада.

 

 

 

Журнал «Современный детский сад»

 Инновации и традиции – вот два ориентира в современном дошкольном образовании. Об их содержании — читайте на страницах журнала

.

 Журнал «Растем вместе» — это веселый, яркий, красочный журнал. Он адресован тем, кто серьезно относится к воспитанию и развитию детей, кто хочет вырастить гармонично развитого ребенка, опираясь на лучшие достижения
современной педагогики и психологии.
Цель журнала — помочь малышам и их взрослым наставникам в налаживании постоянного, живого контакта, способствующего разностороннему развитию ребенка. На страничках журнала родители, воспитатели, психологи, логопеды
найдут полезные советы по развитию и воспитанию детей от 3 до 7 лет, а также
практические материалы по укреплению здоровья ребенка, развитию памяти, внимания, логического мышления, речи, обучению счету, грамоте,чтению и многое- многое другое. А малышей ждут увлекательные задания на детских страничках.

 

Дети в тени: бездомные студенты Нью-Йорка

Когда в марте школы в Нью-Йорке внезапно закрылись из-за пандемии коронавируса, Принц, умный, болтливый девятилетний ребенок, полный кинетической энергии, оказался дома, пробираясь через приложение Google Classroom на телефоне своей матери. Безвыходное состояние, связанное с отключением, не было для него новым опытом. Он и его мать, Фифи, которой 29 лет, были бездомными на протяжении почти всей своей академической карьеры.(Чтобы защитить их конфиденциальность, их личные псевдонимы используются для обозначения Фифи и Принца.)

Он учился в пяти различных начальных школах и пропустил много недель занятий к тому времени, когда городские школы стали доступны только в Интернете. Как и многие из более чем 100 000 бездомных школьников Нью-Йорка, Принс был знаком с неопределенностью и изоляцией, с незнанием того, какой сегодня день. Почти всю свою жизнь он жил в условиях комендантского часа, установленного приютами для бездомных, в его доме не допускались посетители или свидания, и он приспособился к долгим, бесконечным ожиданиям в городских учреждениях.Карантин по совпадению обнаружил, что он находится в лучшем положении, чем когда-либо: впервые на памяти Принца его семья ненадежно владела съемной квартирой в Бронксе.

С тех пор, как Принс был маленьким, учителя говорили Фифи, что при правильных вызовах и поддержке у него огромный академический потенциал. Перед пандемией Фифи искала более широкие академические возможности для Принца, исследуя чартерные школы и программы для одаренных.Все это теперь было отложено. Для них обоих было разочарование, что Принс на самом деле ничему не учился, когда они пытались клевать сквозь экраны, но они уже были там раньше.

Когда я впервые встретился с Принсом в четверг в марте 2019 года, он также пытался не отставать от школы с крошечного экрана телефона своей матери. Его второклассник работал над новым блоком; На следующей неделе предстояло большое испытание. Математика была любимым предметом Принса, и он хотел хорошо сдать экзамен.Когда он приносил домой пятерки, мать покупала ему новую игрушку. Принц почти всегда ставил оценки. Это было несложно; он искренне любил школу. Учителя в его начальной школе в Восточном Гарлеме были добрыми; По понедельникам проводилась бесплатная внешкольная футбольная программа, и класс ездил в районы города, которые он никогда не видел. Принс поступил в эту школу всего пятью месяцами ранее, но легко погрузился в группу друзей и ритм класса. Принца любили, и он это знал; если он приходил слишком поздно к школьному завтраку, он сверкал своей зубастой ухмылкой, и работники кафетерия махали ему рукой, чтобы он взял бублик по дороге в класс.

Но в то мартовское утро 2019 года, когда его одноклассники устроились на своих местах в Восточном Гарлеме, Принц, одетый в пышное черное пальто и джинсы, сползающие по его стройной фигуре, вместо этого прыгнул по пандусу в центр приема PATH в Бронксе на бездомные семьи. Миниатюрная Фифи с блестящими каштановыми волосами носила узкие джинсы и сумочку через плечо. Ее парень, Мануэль (его второе имя), которому 37 лет, которого Принс называл папой, последовал за ним, неся рюкзак-холодильник, полный важных семейных документов, и толкал тележку с аккуратно сложенными постельными принадлежностями и одеждой, упакованной в мешки для белья и мусора.

PATH, «Профилактическая помощь и временное жилье» — это место, куда бездомные семьи из Нью-Йорка обращаются за убежищем и куда они обращаются, чтобы подать повторное заявление, если они изначально не имеют права на него или если они «вышли из системы» после того, как пропустили регистрацию в своем приюте. две ночи подряд. Число бездомных жителей Нью-Йорка выросло до самого высокого уровня со времен Великой депрессии, и самая большая демографическая группа среди бездомных — это дети. В результате, по данным Министерства образования, число бездомных студентов за последнее десятилетие увеличилось почти на 70 процентов.За последние два года я разговаривал с более чем дюжиной бездомных семей с детьми школьного возраста, которые боролись с зачастую противоречивыми императивами — найти убежище и оставить своих детей в школе.

Несмотря на то, что бездомные составляют большинство бездомного населения города, бездомные семьи часто не видны так, как это могут быть одинокие бездомные взрослые — если обнаруживается, что семья живет на улице, детей могут забрать Службы защиты детей. Люди, идущие в центр PATH в любой день, в основном неотличимы от тех, кто идет в торговый центр в нескольких кварталах от отеля.Вы должны внимательно присмотреться, чтобы найти характерные подарки — слишком много сумок или маленький мальчик, которого я встретил с его сестрой и матерью в солнечный день, тащащий большой пластиковый зонт из Щенячьего патруля с крючковой ручкой, ценная вещь, которую он хотел чтобы быть с ним, где бы он ни оказался в следующий раз.

Нью-Йорк — единственное место в Америке, которое гарантирует всеобщее «право на убежище», за которое активисты боролись в течение десятилетий в судах и которое к 1987 году было предоставлено мужчинам, женщинам и детям.В Нью-Йорке это право создало систему, несравнимую с любой другой системой в стране — разросшийся, бессвязный мегаплекс, который включает по крайней мере шесть городских департаментов, которые иногда работают в противоречии друг с другом, и присутствует в сотнях зданий в city, предлагая очень разные уровни надзора и поддержки.

Чтобы иметь право на размещение в приюте для бездомных, семья должна задокументировать все места проживания за предыдущие два года и доказать следователям PATH по расследованию мошенничества, что они не могут вернуться ни в один из них.И если семьи становятся бездомными из-за домашнего насилия, как это было изначально в случае с Принсом, они должны предоставлять каждый полицейский отчет и запретительный судебный приказ при первом обращении в центр PATH. В 2018 году только 40 процентов семей, обратившихся за убежищем в PATH, соответствовали всем требованиям и получили место.

В приемном центре PATH Мануэль припарковал семейную тележку в багажном отделении. Принц устроился в сером виниловом кресле. Он провел большую часть следующей недели в центре вместе со многими другими школьниками города, наблюдая за досками, на которых высвечивался номер следующей семьи, которую нужно вызвать.С практической точки зрения PATH похож на многоуровневый департамент транспортных средств: семьи приезжают в течение дня и переходят с этажа на этаж, ожидая каждого из них, и в конце концов оказываются на цокольном этаже. Оттуда они могут получить задание на жилье к полуночи или позже. Если они этого не делают, их отправляют во временное ночевку, чтобы они немного поспали, а затем возвращают обратно уже в 6 часов следующего утра, чтобы продолжить ожидание.

Фифи страстно желала, чтобы Принс оказался по ту сторону границы города и в конечном итоге стал больше похож на людей, которых она служила няней или работала в Whole Foods или в службе общественного питания в аэропорту.Поэтому на хорошие отметки она предлагала игрушки. Они с Мануэлем вместе приходили на каждую встречу родителей с учителем, проверяли его у учителя Принса во время сбора в школу и часто приносили домой бесплатные книги, которые оставляли в ящике у входа в школу, чтобы почитать с Принцем на ночь.

Если бы Принс в тот четверг мог быть в школе вместо центра PATH, Фифи нашла бы способ, но город обычно требует, чтобы родители приводили своих детей школьного возраста в центр для процесса приема, независимо от того, пропали ли они. школа.Поэтому в центре каждый день около 15:00, когда школа кончалась, Фифи заходила в приложение Prince’s class со своего телефона, чтобы загрузить дневной урок математики. Это была самая сложная работа в году, и они вдвоем тщательно изучили урок — вычитание в числовой строке, сложение с перегруппировкой десятков — и снова и снова просматривали три страницы, написанные цветной ручкой, в ожидании.

Иллюстрация Хокёна Кима

Фифи и Принц вошли в систему приютов для бездомных, когда Принс был младенцем, а Фифи сбежала из опасной ситуации дома с биологическим отцом Принца во временный приют для женщин, спасающихся от домашнего насилия.Когда время, проведенное Фифи в приюте для жертв домашнего насилия, истекло, она начала подыскивать съемную квартиру для себя и Принца. Но работая на работе с минимальной заработной платой, она никогда не могла накопить достаточно денег, чтобы позволить себе арендную плату в Нью-Йорке, и с годами они с Принсом перескакивали из приюта в приют. В 2015 году она встретила Мануэля, и они переехали во Флориду, где надеялись найти лучшее жилье и возможности для работы. Но после полутора лет трудностей с поиском работы они вернулись в Нью-Йорк, и в конце концов все трое оказались в приюте в Восточном Гарлеме.

В феврале 2019 года Фифи неожиданно стала видеть родственника биологического отца Принца на улице возле приюта. Она и отец Принса из сплоченного сообщества бангладешских иммигрантов в первом поколении в Квинсе, и новости часто распространяются быстро. Она боялась, что, если родственник увидит ее, отец Принца узнает, где она, и приедет за ними. На протяжении многих лет полицейские отчеты показывают, что, когда отец Принса нашел Фифи, он несколько раз бил ее (прижимал к стене) и запирал в своей квартире.По ее словам, он также похитил Принца, когда тот был еще совсем маленьким, на семейном барбекю. Но эти события произошли некоторое время назад; запретительные судебные приказы, которые Фифи вынесла против него после истечения срока каждого из них.

Фифи перестала ходить на работу в Whole Foods, чтобы не встречаться с родственницей. Она попросила перевести ее в приют, но ей сказали, что это займет до шести месяцев. По неофициальному совету работника приюта в Восточном Гарлеме Фифи решила оставить семью подальше от приюта на две ночи, что означало бы, что они вышли из системы и снова официально остались без крова.

По ее словам, они с Мануэлем упаковали все, что поместилось в их тележку для покупок, и два ящика, которые ранее предоставил им приют для бездомных, чтобы защитить их еду от мышей. Они оставили математические плакаты Принца, мягкие игрушки и другое имущество, пообещав заменить их, когда они поселятся в новом приюте. К этому моменту Принс привык терять вещи на ходу; единственной игрушкой, которую он действительно скучал, был гигантский пистолет «Нерф», который он однажды подарил на Рождество.

Семья направилась с тележкой для покупок в двухкомнатную квартиру отца Мануэля в государственном жилом районе Восточного Гарлема. Он был уже переполнен, оставалось шесть человек. В ванной была сломанная дверь, которая не закрывалась полностью, а на стенах была плесень. Фифи помогала Принцу принимать душ в ванной в школе, но она не могла заставить себя принять душ.

Принц, Фифи и Мануэль спали на полу в квартире две ночи, но когда они вернулись в центр PATH, им сказали, что они официально не вышли из системы, поэтому им пришлось провести еще две ночи на полу.В четверг утром, наконец выйдя из системы, они подняли свою металлическую тележку для покупок вверх по лестнице метро, ​​чтобы перейти в PATH.

Принс менял школу каждый раз, когда менялось место жительства его семьи, поэтому он никогда не проучился больше одного года ни в одной школе Нью-Йорка. В том же году он начал спрашивать родителей, сможет ли он остаться со своими друзьями в своей школе в Восточном Гарлеме. Фифи была довольна обучением и школьной культурой. «Думаю, это моя любимая школа из всех, в которые он ходил», — сказала она мне.Она надеялась, что их разместят достаточно близко к школе, чтобы принц оставался там.

Департамент по делам бездомных заявляет, что при его размещении учитывается район, в котором младший ребенок семьи ходит в школу, и администрация мэра Билла де Блазио сделала это своим политическим приоритетом. Тем не менее, согласно отчету руководства мэра за 2020 год, только около 50 процентов городских приютов в 2019 году находились в том же районе, что и домашняя школа для самого младшего ребенка, и этот процент вырос за первые четыре месяца этого года до 60 процентов.Из семей, с которыми я разговаривал, только одна была размещена недалеко от школы их ребенка.

По данным ведомства, отчасти это связано с тем, что количество вакантных мест в приютах настолько низкое, что трудно произвести точное размещение. Отчасти это также объясняется тем, что семьи, спасающиеся от домашнего насилия, не должны размещаться в приютах в том же районе, что и обидчик; 40 процентов всех бездомных семей в прошлом подвергались домашнему насилию.

Примерно через 13 часов в центре PATH в тот четверг Фифи и Мануэль получили новое жилье: Crystal’s Place, семейный приют на 555 Hutchinson River Parkway в Бронксе.Пока они ждали, пока их заберет фургон Департамента по делам бездомных, другая мать, которую Фифи встретила днем, сказала ей, что «Кристалл» — плохое место, что в комнатах клопы, а на улице — торговцы наркотиками.

Когда фургон высадил их около 11 часов вечера, когда Принц спал на руках у Мануэля, Фифи внимательно огляделась. Убежище находилось недалеко от шоссе. До 2014 года это здание было Capri Whitestone, «горячим мотелем», где покровители платили почасово.Когда Департамент по делам бездомных превратил его в семейный приют, он оставил вывески с рекламой Capri Whitestone и его зала 555, и люди продолжали искать его, пока сенатор местного штата не обратился в департамент с просьбой убрать вывески. В следующем году, по сообщениям новостей, департамент поместил двух осужденных за сексуальные преступления, одного из которых приставал к детям, в Crystal’s Place. (Департамент не ответил на большинство запросов о проверке фактов.)

В то время Фифи ничего об этом не знала, но, стоя на тротуаре, когда машины проносились по другую сторону шлагбаума, она увидела перед входом нечто, похожее на торговцев наркотиками, точно так же, как это видела женщина из PATH. описано.Магазинов было немного, кроме торгового центра немного дальше по шоссе, а приют находился в 2,2 милях от станции метро, ​​где им приходилось использовать, чтобы каждый день возить Принца в школу и обратно. Она думала о том, чтобы совершить эту прогулку и дважды в день пересечь изолированное шоссе, мимо кладбища и Home Depot. Автобусное сообщение с метро было более чем в полумиле. «У меня просто было очень-очень плохое предчувствие», — сказала мне Фифи.

Мануэль позвонил отцу, и он послал Uber, чтобы отвезти их к метро, ​​откуда они поехали обратно в его квартиру в Восточном Гарлеме.Семья ждала там еще два дня, прежде чем покинуть Crystal’s Place.

В течение 2019 года в муниципальной системе приютов Нью-Йорка спало 132 660 человек; более двух третей составляли семьи и почти 45 000 детей. Эти статистические данные не отражают истинное количество детей, не имеющих постоянного жилья в городе, — детей, чьи семьи живут вдвое в доме друга или живут в дешевом мотеле. В некоторых случаях семьи, которым было отказано в праве на убежище, могут оставить своих детей в доме родственников или с няней на ночь, пока они спят в метро или в коридоре.Федеральный закон, Закон Маккинни-Венто о помощи бездомным, требует, чтобы государственные школы спрашивали поступающих учеников об их жилищном статусе; В конце прошлого года семьи в Нью-Йорке сообщили, что 114 000 детей школьного возраста соответствовали определению бездомности Маккинни-Венто: отсутствие «постоянного, регулярного и адекватного ночлега».

В Нью-Йорке самая большая система государственных школ в стране, в которой обучается более 1,1 миллиона учеников. Число бездомных учеников больше, чем все школьное население Бостона, Индианаполиса и Рочестера вместе взятых.Приток бездомных детей в городскую школьную систему перекликается с общенациональными тенденциями; число бездомных студентов в Соединенных Штатах увеличилось на 70 процентов за последнее десятилетие и не показывает никаких признаков того, что оно сокращается.

В прошлом году 43 процента городских бездомных школьников хронически отсутствовали, то есть пропускали 10 или более процентов учебного года, по сравнению с 30 процентами учащихся, живущих в бедности, и 16 процентами учащихся, не живущих в бедности. Проверка, проведенная в 2018 году городской инспекционной службой, показала, что не было никаких доказательств того, что 34 процента опрошенных студентов, которые хронически отсутствовали, не имели никаких доказательств проведения разъяснительной работы.

Многим бездомным детям сложно просто добраться до школы, потому что они устали спать в квартире, где людей больше, чем кроватей, или не могут чистить свою одежду, или спали где-то далеко от школы, или им приходится скучать. в школу, чтобы посещать обязательные встречи с родителями. В Нью-Йорке семьи, которые еще не были признаны имеющими право на убежище, получают временное размещение в приютах, часто за несколько миль от их школ, и не могут пользоваться услугами школьного автобуса, пока не будут признаны соответствующими критериям, процесс, который может занять от 10 до 10 человек. дней до многих месяцев.

По всей стране рост числа бездомных студентов продолжается в течение многих лет, в основном это недооценивается и плохо изучается. «Большинство исследований бездомности сосредоточено на одиноких бездомных взрослых, — говорит Барбара Даффилд, директор SchoolHouse Connection, национальной некоммерческой организации, занимающейся проблемами бездомности и образования. «Отсутствуют тщательные исследования бездомных детей, их образовательных результатов и долгосрочных последствий детской бездомности.”

Федеральный департамент жилищного строительства и городского развития наблюдает за отслеживанием бездомности с помощью так называемого подсчета на определенный момент времени, при котором регистрируется количество людей на улицах и в приютах за одну ночь. По данным департамента, с помощью этого метода количество семейных бездомных сократилось на 29 процентов за последние 10 лет. Но семьи избегают улиц, а во многих городах и сельской местности просто нет убежищ.

Данные из отчетов школ показывают, что в национальном масштабе количество бездомных детей увеличилось с более чем 650 000 в 2004/2005 учебном году до более чем 1.5 млн в 2017-18 гг. Данные об образовании штата, опубликованные Национальным центром образования для бездомных в январе этого года, показали, что в том же году в масштабах страны только 29 процентов бездомных сдали государственные экзамены по чтению и 24 процента по математике. По данным Департамента образования Нью-Йорка, в Нью-Йорке в 2018-19 годах 29 процентов студентов, проживающих во временном жилье, сдали государственный экзамен по чтению, а 27 процентов — по математике. Хуже дела обстоят с детьми, живущими в приютах: в 2015–2016 годах только 15 процентов учащихся с третьего по восьмой класс, проживающих в одном из приютов, хорошо читали, и только 12 процентов соответствовали государственным требованиям по математике.

У бездомных студентов также более высокий уровень особых потребностей, отчасти из-за факторов здоровья и развития — плохого питания, низкого веса при рождении, астмы, воздействия свинца, стресса. Их быстротечность также затрудняет доступ к лечению и раннему вмешательству, а малообеспеченным родителям детей с особыми потребностями может быть труднее сохранить работу. Данные Федерального департамента образования, собранные Национальным центром образования для бездомных, показывают, что, хотя дети с ограниченными возможностями составляли примерно 14 процентов от общей численности учащихся, среди бездомных учащихся в 2017-18 годах средний показатель во многих штатах составлял от 18 до 20 процентов. или выше.В прошлом году почти 85 процентов бездомных студентов в Нью-Йорке были чернокожими или латиноамериканцами; отрицательное академическое воздействие бездомности усугубляет существующее неравенство в системе образования.

В целом, бездомные дети по всей стране, как правило, настолько отстают в начальных классах школы, что не видят возможности наверстать упущенное и бросить учебу, когда станут старше. Только 62 процента бездомных студентов Нью-Йорка окончили среднюю школу в прошлом году; В целом по городу процент выпускников составил 77 процентов.Исследование Voices of Youth Count в Chapin Hall в Чикагском университете показало, что неспособность окончить среднюю школу или получить эквивалентный диплом увеличивает шансы оказаться бездомным в молодом возрасте в 4,5 раза. «Если вы не будете читать вовремя, — говорит Даффилд, — у вас больше шансов бросить школу, и на самом деле среди бездомных детей процент отсева выше, чем среди других бедных детей. Отсутствие высшего образования — самый серьезный фактор риска бездомности в будущем.Отсутствие доступа к образованию обрекает этих детей на жизнь в нищете, бездомности и лишениях ».

Выключения, вызванные пандемией, ухудшили многие из условий, которые приводят к бездомности семей и подрывают образование. Защитники бездомных семей предупреждают, что без действий город готов к огромной волне новых бездомных семей и еще большему количеству детей, которые не могут постоянно посещать школу. По данным НЮУ им. Центр Фурмана, исследования которого сосредоточены на жилищном строительстве, показывает, что 239 000 арендаторов с очень низким доходом находятся в группе «высокого риска» стать бездомными.Если они потеряли работу из-за пандемии, они в настоящее время защищены мораторием на выселение, который был продлен до конца года, но, скорее всего, они получают невыплаченную арендную плату. Коалиция организаций призвала городских законодателей спланировать вероятность того, что после снятия моратория эти домохозяйства останутся безработными и начнут попадать в систему убежища. Кристин К. Куинн, бывший спикер городского совета, которая сейчас является президентом и исполнительным директором Win, ранее работавшего в нуждающихся женщинах, который управляет 11 семейными приютами в городе, сказала мне: «Даже если придет небольшая часть, система был уже на емкости на семейной стороне, будет завален.Если мы не вмешаемся до истечения срока моратория на выселение, нас ждет катастрофа в Нью-Йорке ».

Иллюстрация Хокёна Кима

Принц вернулся с своими родителями в центр PATH в понедельник утром, после еще двух дней ожидания выхода из системы. Принц снова пропустил школу, и снова они весь день слонялись по этажам в ожидании размещения в приюте. Той ночью около 11 часов, под дождем, семья села в фургон Департамента по делам бездомных в Pan American, еще один бывший отель на бульваре Куинс, недалеко от городских штрафстоянок.В материалах дела Фифи указано, что ее нельзя поместить в Квинс, потому что там проживает ее обидчик и его большая семья. Но к тому времени, когда пришло размещение, Фифи была слишком измотана, чтобы протестовать.

В Pan American охранник подогрел для них замороженную пиццу из кафетерия и отвел в комнату, в которой, по словам Фифи, были грязные ковры и упаковочная лента, удерживающая дверь в следующую комнату закрытой. По ее словам, она встала в 6 утра после бессонной ночи, которая «сходила с ума», и семья отправилась в долгую поездку на метро обратно в центр PATH.На этот раз они направились прямо в этаж с отделением по борьбе с домашним насилием. «Вы не можете отправить меня в Квинс», — сказала в слезах Фифи, когда ей позвонили. «В моем досье так сказано».

К концу третьего дня в PATH Принс не мог переварить пищу, которую он ел в PATH в прошлом — еще замороженный сэндвич с болонским соусом и небольшую чашку теплого сока с крышкой из фольги, которая «имела вкус лекарства». Он сосредоточил всю свою скуку и разочарование на этом вопросе. «Мамочка, можешь принести мне что-нибудь поесть?» он умолял и скулил снова и снова в течение дня.«Мамочка, пожалуйста, можешь принести мне что-нибудь поесть?»

Хотя PATH обслуживает только семьи с детьми, она организована таким образом, что на удивление мало приспособлений к этому факту. В фургонах, которые перевозят семьи, по всей видимости, нет автомобилей или детских сидений, и они, кажется, работают в основном в часы, значительно превышающие время сна ребенка. Бесконечное ожидание с непредсказуемым исходом в помещении, где нельзя приносить еду или напитки и где нет игрушек или книг, особенно мучительно для маленьких детей и людей с особыми потребностями.Когда семьи спускаются на нижний уровень центра, некоторые рискуют позволить своим детям бегать сразу за дверью выхода, чтобы сжечь пар. Однажды возле этой двери я встретил Каледру, которая также стала бездомной, спасаясь от жестокого партнера, и чьи семеро детей визжали и метались вокруг мусорного бака. Она сказала: «Мы все были в PATH менее восьми месяцев назад. Не понимаю, зачем им все еще нужно, чтобы я вернул всех семерых детей на целый день ». Она пожала плечами, печально смеясь.«Кто вообще лжет о семерых детях?»

К полудню Фифи поняла, что последнее, что Принц ел, — это замороженная пицца, которую им дали, когда они прибыли в «Пан Америкэн» в полночь. Она знала, что, если они покинут центр PATH, чтобы получить еду, они рискуют потерять место в очереди, но решила, что игра стоит того. Под легким дождем семья побежала по улице в McDonald’s и купила коробку McNuggets, состоящую из 20 штук. Затем, думая о том, что многие дети тоже ждут и скулят, Фифи использовала купон из своего телефонного приложения McDonald’s, чтобы получить вторую коробку 20 McNuggets всего за доллар дороже.Фифи положила коробки в сумочку, и семья помчалась обратно через квартал к центру. Но охранник у входа вынул из ее сумочки теплые коробки и сказал, что она должна их выбросить. Она вынула из коробки несколько «Макнаггетс» и поспешно попыталась скормить их Принцу на улице. Она сердито смахнула слезы. «Он младенец, — сказала она. «Он не может есть тюремную еду». Принц не плакал и перестал ныть о голоде. Он просто сошел, по его словам, «по-настоящему безумным и очень тихим» до конца дня.«Я никогда не знаю, что он думает о нашей ситуации, что его беспокоит», — рассказывала мне позже Фифи. «Иногда он вспоминает о чем-то, что произошло несколькими месяцами ранее, и я понимаю, что он думал об этом все это время».

Той ночью, около полуночи, фургон Департамента по делам бездомных отвез семью в новое место в Бронксе. Это была многоквартирная квартира — часто ветхое здание, которое город арендует у помещиков. Они были в восторге. Правда, кто-то нацарапал в лифте «люди из приюта — свиньи», и иногда можно было найти наркомана, раскачивающегося в трансе на лестничной клетке, а кусок потолка ванной опускался.Но семья с радостью согласилась, что это было самое красивое место, где они жили до сих пор. Во-первых, это была спальня, где они расставили книги и игрушки Принца, стараясь не пользоваться комодом, который шел вместе с комнатой, из-за боязни клопов. Они накинули одеяло с Микки Маусом на дырявое окно в его комнате, чтобы защититься от холода и попытаться заглушить звук проезжающего мимо метро на эстакаде поблизости. Кухня была простой, но «не совсем отвратительной», — радостно сообщила Фифи.«Ты можешь готовить в этой духовке». Принц проскочил через гостиную, где Фифи и Мануэль спали на сдвинутых вместе двух односпальных кроватях, чтобы показать мне, насколько она велика. «Видеть? Я могу бегать с одной стороны на другую », — сказал он мне, взбивая, и добавил:« Под обогревателем нет крыс! » Метро возле комнаты Принса вело прямо к его школе, а по соседству были магазины и прачечная, в которых нуждалась семья.

Когда Принс вернулся в школу во вторник утром, через две недели после его отъезда, его учитель спросил, где он был так долго.«Мы переезжали», — сообщил Принс. Учительница, которая в то время не знала, что семья бездомная, сочла это странным. «На мой взгляд, я никогда не слышал, чтобы переезд занимал так много времени, и я подумал:« Почему родители не привели его в школу, пока они переезжали? » она сказала мне.

Вскоре после того, как Принс вернулся в школу, состоялся большой тест по математике, которого он ожидал. Его учитель сказал ему, что ему не нужно брать его, если он не хочет, потому что он пропустил последний раздел.Но Принс и Фифи практиковали математические листы в приложении для занятий в центре PATH, и она хотела, чтобы Принс прошел тест. «В каком-то смысле я хотел увидеть — он все еще в порядке с этой недели?» Фифи мне сказала. «Насколько он затронут?» Когда результаты вернулись, Принс получил 84 балла, что ниже его обычных высших оценок. Он знал, что его мать хотела видеть более высокие баллы. Когда он передал тест Фифи, он сказал тихим голосом: «Извини, мама. В следующий раз у меня получится лучше.

Семейная бездомность в Нью-Йорке в нынешних масштабах — явление последних нескольких десятилетий.В течение многих лет количество бездомных семей составляло от 250 до 1000 человек в год. В 1980-х годах, во время президентства Рональда Рейгана, рецессия совпала с глубоким сокращением программ социальных услуг, таких как профессиональное обучение, дневной уход и помощь детям-иждивенцам. Возможно, наиболее важным является то, что Рейган значительно сократил бюджет государственного жилья и жилищного фонда по 8-й программе, ваучерной программы, которая субсидирует арендную плату; между 1981 и 1989 годами бюджетные полномочия Департамента жилищного строительства и городского развития, отвечающего за жилищное строительство для малоимущих, упали до 6 долларов.9 миллиардов из 32,2 миллиарда долларов. В 1970 г. насчитывалось 6,5 млн единиц субсидируемых арендных плат и 6,2 млн семей арендаторов с низким доходом; к 1985 г. насчитывалось 5,6 млн квартир и 8,9 млн домохозяйств с низким доходом.

В течение этого периода семьи в Нью-Йорке начали неожиданно массово приходить в отделения экстренной помощи в каждом районе, которые были предшественниками PATH. Ральф да Коста Нуньес занимал пост заместителя комиссара по социальным услугам 40 лет назад, когда Эд Кох был мэром.Он вспоминает, что когда количество бездомных семей увеличилось с 950 в 1982 году до более 5000 в 1988 году, он и Кох сначала подумали, что это временный скачок. Но по прошествии нескольких лет стало ясно, что стагнация заработной платы, сокращение государственных программ и отсутствие доступного жилья навсегда вытеснили с рынка жилья часть малообеспеченных слоев населения.

Бездомные семьи спали на металлических кушетках в спортзалах и аудиториях, в палатах психиатрической больницы Бельвью и в «социальных гостиницах» в ужасных условиях.Во время своего пребывания в должности Кох объявил о 10-летнем плане по созданию 150 000 единиц доступного жилья, позже увеличив его до 252 000 единиц и выделив 15 000 из них бездомным домохозяйствам. Он также начал создавать приюты для семей, что в то время считалось временной мерой. Когда мэр Дэвид Динкинс вступил в должность в 1990 году, он добавил социальные услуги в семейные приюты и продолжал уделять приоритетное внимание государственному жилью бездомным семьям. Число бездомных семей росло, и некоторые эксперты по политике разработали теорию о том, что практика предоставления бездомным семьям приоритетного размещения в доступном жилье создает стимулы для людей, желающих попасть в систему приютов; Позже эта теория была опровергнута.Но когда Рудольф В. Джулиани стал мэром, он стремился отговорить людей входить в систему убежищ. Хотя Джулиани продолжал практику размещения жителей приюта в государственном жилье и в жилищном секторе 8-й секции, он не вкладывал средства в инфраструктуру приюта и усложнил подачу заявки на размещение. Он начал программу создания кластеров в 2000 году, выплачивая рыночные ставки арендодателям квартир, которые зачастую были низкого качества, за размещение бездомных без присмотра.

Майкл Р.Bloomberg пришел к власти с обещанием сократить количество бездомных на две трети. Первоначально он перестал предлагать бездомным семьям приоритетное размещение для получения государственного жилья и программ по разделу 8 и учредил субсидию на аренду под названием «Программа Advantage», и сначала количество бездомных сократилось. Защитники бездомных критически относились к требованиям работы программы и ее временному характеру и выступали против нее; Губернатор Эндрю М. Куомо отозвал финансирование, и программа завершилась в 2011 году. В результате были выселены десятки тысяч семей.За время правления Bloomberg население приютов выросло с 37 000 в 2010 году до почти 61 000 к концу 2014 года, 70 процентов из которых составляли семьи.

Когда де Блазио был избран, он попал в бурю. Он провел кампанию по сокращению неравенства в доходах и пообещал сократить количество бездомных. Первоначально он ввел меры против выселения и субсидии на аренду, которые заставили многих людей покинуть приюты, но не смогли остановить приток других в систему бездомных.В 2017 году де Блазио представил второй план под названием «Переломить проблему бездомности», направленный на инвестирование в инфраструктуру приютов, сокращение зависимости от отелей и кластерного жилья и смягчение некоторых из наихудших последствий семейной бездомности. План предусматривает строительство 90 приютов, включая приюты для семей, 39 из которых уже открылись, по данным Департамента по делам бездомных. В этих приютах есть поставщики социальных услуг и такие вещи, как внеклассные программы. Они необычны тем, что находятся в районах, где никогда не было приютов; есть надежда, что за счет увеличения вместимости больше семей можно будет разместить рядом с «якорями жизни», особенно школами.

Сегодня никто не представляет, что бездомность в семье в Нью-Йорке — это временная чрезвычайная ситуация; это негласно принятая часть картины того, что значит быть бедным здесь. Согласно анализу Национальной жилищной коалиции с низким доходом, в Нью-Йорке и его окрестностях в настоящее время проживает 950 673 семьи арендаторов с очень низким доходом; количество квартир для таких домохозяйств составляет 321 000 единиц. По данным некоммерческой исследовательской и правозащитной организации «Институт детей, бедности и бездомности», даже если цели «Переломить ситуацию» будут достигнуты, в городе по-прежнему будет проживать около 57 500 бездомных.Согласно отчету контролера, в прошлом году город потратил примерно 3,2 миллиарда долларов на услуги бездомных, что более чем вдвое больше, чем в 2014 году. Средняя продолжительность пребывания в приюте составляет 474 дня.

Стивен Бэнкс, один из первых юристов Общества правовой помощи, который обратился в суд, чтобы бороться за право на убежище, является городским комиссаром социальных служб и курирует Департамент по делам бездомных. Бэнкс сказал мне, что право на убежище «изменило жизнь» в Нью-Йорке, а также указал на Лос-Анджелес, где гораздо больше бездомных живут в незащищенных условиях.Но, по его словам, если бы он мог подать иск о праве на жилище в дополнение к приюту, он бы так и поступил. «Временное жилье по сравнению с постоянным жильем и другими ресурсами равносильно дискуссии в секторе здравоохранения по поводу финансирования отделений неотложной помощи или просто профилактической медицины», — сказал он. «Конечно, вам нужно и то, и другое».

Нуньес, который сейчас является президентом и исполнительным директором Института по проблемам детей, бедности и бездомности, говорит, что «после многих лет развития системы приютов пора назвать ее тем, чем она является на самом деле: суррогатом доступного жилья.Но в отличие от программ доступного жилья прошлого — квартир с регулируемой арендной платой, ваучеров по разделу 8, финансируемых из федерального бюджета, — жилищная система, по словам Нуньеса, «создает целый класс бедных кочевников, поколение, которое привыкает к кочевому образу жизни». ”

Последствия кочевничества выходят за рамки образования. Нормы, действующие во многих приютах для бездомных, могут быть тюремными и ложатся тяжелым бременем на детей. Семьям не разрешается принимать посетителей в свои комнаты, и они должны присутствовать во время ночного комендантского часа.Они должны входить и выходить каждый раз, когда приходят и уходят. Некоторые семьи сказали мне, что им не разрешают приносить мебель, включая кондиционеры, микроволновые печи, телевизоры или мини-батут, если аутичный ребенок требует, чтобы он успокоился. Жители различных приютов также говорили мне, что кусачки для ногтей, скутеры и шлепанцы запрещены. Некоторые семьи заявили, что персонал приюта использовал угрозу вызова службы защиты детей, чтобы обеспечить соблюдение своих правил.

Однажды днем ​​в сентябре 2018 года, после окончания школы, я встретил Анхеля, которая была из пуэрториканской семьи, и ей тогда было 17 лет.На нем были фургоны и серьги. Он, его мать и его младший брат, RJ, были выселены из своей квартиры в Бронксе в декабре 2017 года и жили в семейном приюте в Бруклине. (Чтобы защитить их конфиденциальность, используются только их имена.) RJ перешел в школу рядом с их убежищем, но Энджел был достаточно взрослым, чтобы совершать ежедневные поездки на метро из трех человек обратно в Бронкс, чтобы продолжить учебу в своей средней школе. По словам Энджела, после школы его друзья пойдут домой, перекусят и поиграют в видеоигры, разговаривая по наушникам, пока не встретятся позже.

Ангел хотел остаться в Бронксе, чтобы поиграть в баскетбол со своими друзьями, когда они уедут позже. Так что он ходил по окрестностям возле школы, убивая время, может, останавливался в доме своей бабушки до начала ее смены в качестве кондуктора метро. «Я просто жду, пока кто-нибудь напишет мне, где они решили встретиться», — объяснил он, когда мы сидели на скамейке возле станции метро в Бронксе. Ангел съел субстанцию ​​маринары длиной в фут и выпил синюю гаторэйд. Этот шаг стал причиной академических потерь — Ангел сказал, что в приюте нет стола или удобного места для выполнения домашних заданий, и что он выпал из списка почетных — но это также и социальный ущерб.«Люди всегда спрашивают, почему я должен идти домой так рано, почему я никогда не ночевал», — сказал он мне.

Ангел был стоически уверен, когда рассказал мне о вечеринке у бассейна, на которую он не мог пойти из-за комендантского часа в приюте. Но он был взволнован, описывая утро выходного дня, когда его мать разрешила ему поспать, пока она брала Р.Джея на футбольную тренировку в Бронксе. «Вышла смотритель приюта и закричала на мою мать на глазах у всех, что они собираются позвонить в C.P.S. если она когда-нибудь снова оставит меня спать в комнате, — сказал он, его лицо было горело от стыда.«Я не возражал против того, что теперь мне придется вставать в 7 утра по выходным, но меня очень беспокоило то, что они кричали на мою мать на глазах у всех. Они заставили ее плакать. Они ей угрожали ».

В апреле 2019 года семья смогла переехать в приют в Бронксе, где RJ, которому на тот момент было 8 лет, начал свою третью школу за 18 месяцев. RJ, у которого пухлые щеки и мягкие черные волосы, показал мне бассейн в соседнем жилом комплексе и взволнованно сказал, что его мать обещала научить его плавать там.Затем он сделал паузу и добавил уточнение: «Если мы еще будем жить здесь летом». (Летом там не жили.)

Перекусывая в «Макдоналдсе», я спросил Р.Джея, который учился в первом классе, знают ли ученики его нового класса, что он бездомный. Он посмотрел на меня, как на сумасшедшего. «Я никому не говорю, что я бездомный», — сказал Р.Дж. «У всех остальных есть дом или квартира». Его мать указала ему, что еще один ребенок из его класса также живет в приюте — факт, который они обнаружили однажды днем, когда мальчики вернулись из школы в то же время.Я спросил RJ, играл ли он со своим одноклассником в приюте, и он снова посмотрел на меня с полным недоумением. «Никто не может войти в вашу комнату, даже ваши кузены», — сказал он. «А если бы мы играли в коридоре, охрана кричала бы».

Иллюстрация Хокёна Кима

В один из четвергов мая 2019 года, Я ждал с отцом по имени Аллен на углу улицы в Южном Бруклине, недалеко от приюта для бездомных, где он жил. Он ждал школьный автобус с его первоклассной дочерью из Лондона.(Для защиты их частной жизни Аллен и Лондон идентифицируются по вторым именам.) Она возвращалась домой из своей школы в Квинсе, куда она поступила, когда они жили там в приюте. Водитель сказал, что автобус прибудет в 3:30. Хотя автобус часто опаздывал, Аллену приходилось уходить с работы рано и приходить на всякий случай; если он опоздает на автобус, он опасается, что о нем могут сообщить в Службу защиты детей.

Аллен, которого зовут Блэк, высокий, носит бейсболку, слегка приподнятую набок, и смотрит пристальным нежным взглядом.Ему 32 года, он работает в городском агентстве наставником молодых отцов в системе патронатного воспитания. Он сказал мне, что в детстве находился в приемной семье и отбывал наказание в качестве несовершеннолетнего за продажу наркотиков. Он получил аттестат зрелости, находясь в заключении на острове Рикерс, а через несколько лет после освобождения родился Лондон. Она жила со своей матерью, но когда ей исполнилось 2 года, по словам Аллена, мать сказала ему, что больше не может заботиться о ней. У Аллена, который жил на Лонг-Айленде, не было подходящей квартиры для проживания в Лондоне.По его словам, он поступил в систему приютов Нью-Йорка, а позже городские власти разместили его в квартире в Бронксе и оплатили транспортные расходы. Аллен склонялся к воспитанию детей в Лондоне; он суетится из-за нее, беспокоясь, что она выглядит неаккуратно, если он не может отвести ее к своей тете, чтобы заплести ей волосы, и специально заказал именинный торт «Русалочка», который она хотела.

В тот четверг прошли часы, а автобуса все еще не было. Аллен ненадолго вернулся в свое убежище, откуда мог наблюдать за автобусом через окно.В 18:00 наконец подъехал лондонский автобус. Аллен сказал водителю: «Чувак, это похоже на 3:30?» Водитель пожал плечами. «Я забыл о двух детях», — сказал он. «Мне пришлось вернуться».

Аллен поднялся по ступенькам. Лондон, который уже ехал в желтом школьном автобусе достаточно долго, чтобы проехать полпути через Делавэр, не собирался выходить. Она сидела на коричневой обтянутой винилом скамейке, ошеломленная, содержимое ее сумки рассыпалось по автобусу. «Ой, твои вещи повсюду», — сказал Аллен, подбирая ее розовое пальто в цветочек и книгу «Я умею читать» и кладя их в ее рюкзак «Наизнанку».

Аллен взял Лондона за руку, пока они шли по улице. Она выглядела совершенно отстраненной. На полпути через квартал она укусила отца за рукав кожаного пальто, и что-то в этом контакте и его реакции, казалось, помогло ей снова занять свое тело. Она начала расспрашивать его о своем дне. «Мой учитель сказал, что я читаю!» — сказала она, добавив, что ей подарили новую книгу Диснея.

Аллен сказал мне, что с тех пор, как их перевели в это убежище в Южном Бруклине, поездка на автобусе часто занимала столько времени.По его словам, в первые несколько недель Лондон иногда мочила штаны в автобусе или бегала по улице, чтобы попытаться добраться до ванной.

Аллен и Лондон стали бездомными после того, как летом 2017 года их выселили из квартиры в Бронксе, где они жили два года с двумя кошками, одну из которых звали Перси в сериале «Паровозик Томас». Лондон ходила в детский сад в соседнюю школу, где учитель посоветовал ей подать заявку на программу для одаренных.По словам Аллена, Лондон какое-то время заметно опережал своих сверстников. В возрасте 2 лет она знала все свои цвета, чувства и числа и говорила полными предложениями для детей младшего возраста. «Другие дети в ее дошкольном учреждении почти не разговаривали», — с гордостью вспоминал Аллен.

Но Аллен не мог справиться с арендной платой за свою зарплату. «Я не мог купить ей одежду, обувь, еду, а также покрыть это», — мрачно сказал он об арендной плате. Когда они были выселены, их поместили в приют в Квинсе, а Аллен записал Лондон в детский сад в зонированной школе в квартале от приюта.

Однажды в приюте в Квинсе, сказал мне Аллен, он оставил Лондон одного в их комнате и пошел в соседнюю комнату, чтобы поговорить с кем-нибудь. Лондон вошел в холл, и Аллен сказал, что сотрудник приюта сообщил о нем в Службу защиты детей за халатность. Лондон был помещен в приемную семью на 90 дней, пока он посещал обязательные родительские классы. В то время Аллен отправилась в приют для одиноких мужчин в Бруклине, и приемная семья Лондона записала ее в другую школу в Квинсе, которая находилась недалеко от их дома.

Через три месяца, когда они воссоединились, их поместили в семейный приют в Бруклине. Лондону приходилось каждый день добираться на школьном автобусе до школы в Квинсе и обратно, но это было приемлемо.

Затем, в первом классе в декабре 2018 года, город объявил, что семейный приют в Бруклине, где жили Аллен и Лондон, будет преобразован в приют для мужчин, поэтому их перевели в приют еще дальше от лондонской школы.Поездка на работу займет час, но в хороший день это 2,5 часа на общественном транспорте, и город не сразу предоставил услуги школьного автобуса. Лондон пропустила две недели первого класса в ожидании школьного автобуса к ее новому приюту. Когда это наконец произошло, это была катастрофа.

Хотя Аллен просыпался в Лондоне в 5 часов утра, чтобы школьный автобус мог отвезти ее в Квинс, он часто вывозил ее в школу на час позже, и она пропускала свои первые месячные. Ее учитель отправил домой пропущенные Лондоном уроки, чтобы Аллен пересмотрел их вместе с ней.Но поездка на автобусе домой была еще хуже, часто занимая три часа. К тому времени, как она вернулась домой, сделала домашнее задание, пообедала и приняла душ, работа с первого урока еще не была сделана. «Это так много, — сказал мне Аллен в тот четверг весной 2019 года. — Я не знаю, когда мы это сделаем».

Затем Аллен столкнулся с выбором, который мучительно мучил почти все бездомные семьи, с которыми мне приходилось встречаться: продолжать ли непредсказуемо выгонять своих детей из школы каждый раз, когда они переезжают, или переносить жестокие поездки на работу.«Мне нравится учитель, мне нравится директор, мне нравится школа», — сказал он мне. «Я не хотел все время переключать ее. Мне нравится, что у нее есть все эти друзья ».

Аллен понимал опасность смены школы. «Каждый раз, когда она меняет школу, она теряет время — учителя не знают ее, она не знает их, и она все больше и больше отстает», — сказал он. Он добавил, что она пошла в детский сад раньше класса, «и я только что получил письмо, что в этом году она может быть задержана.”

Опыт Аллена подтверждается большинством исследований, посвященных переводам в середине года, которые показывают, что эти изменения обычно вызывают у детей проблемы в учебе. На улице от его приюта в Бруклине была школа. «Но что, если я завожу ее там, а нас снова переведут?» — с болью спросил Аллен. «Она заводит друзей, оставляет их, заводит друзей, оставляет их. Это не хорошо. Я не хочу, чтобы она была одиночкой.

Перед началом второго класса в сентябре 2019 года Аллен знал, что он больше не сможет выдерживать потерянные часы работы и пропущенные первые уроки Лондона, поэтому он записал ее в школу в квартале от их приюта в Бруклине.Затем, в декабре, он вышел из очереди на получение государственного жилья и вместе с Лондоном переехал в здание в Гарлеме. Он использовал выданное ему пособие на мебель, чтобы на несколько недель отвезти Лондон в ее бруклинскую школу на такси, пока автобус не прибыл в Гарлем. Ему удалось купить Лондону красивую кровать, но он спит на матрасе на полу, а в квартире почти нет мебели.

В течение двух недель после закрытия школ в марте из-за коронавируса Аллену приходилось работать в центре Манхэттена.Он нанял няню, чтобы она оставалась дома в Лондоне, но не платила арендную плату. С апреля Аллен могла работать из дома на компьютере, в то время как Лондон пыталась выполнять задания на iPad, полученном от Министерства образования. В пятницу в Лондоне проводился только один онлайн-урок в прямом эфире в неделю. В остальное время в ленте Google Classroom появлялись новые задания. Аллен пытался заставить Лондон записать их в блокнот. Сначала она работала до полудня, но со временем она все меньше и меньше увлекалась новыми заданиями.«Похоже, она даже не может больше читать», — сказал мне Аллен в мае. «Это действительно плохо. Она движется назад. Я видел, как она смотрит YouTube 24 часа в сутки. Я должен найти способ вернуть ее в нужное русло «.

Спустя почти 40 лет после того, как город был впервые застигнут врасплох наплывом бездомных семей, система их размещения все еще непредсказуема и бессистемна. Семья может быть размещена в одном из новых объектов Turning the Tide с лучшими ресурсами. Однако более вероятно, что их отправят куда-нибудь, например, в Crystal’s Place или Baychester, бывший мотель, который находится через дорогу от рынка живой птицы в Бронксе и выглядит так, как будто его украли из съемочной площадки «Мюнстеров».«Семьи могут быть размещены в кластерном жилье. Их также отправляют в коммерческие отели, где они живут, за большие деньги для города, часто без кухни, вдали от удобств, необходимых большинству семей, стараясь не афишировать свое присутствие среди платящих гостей. Конечно, многие в этом догадываются; В обзоре Skyline Hotel, отеля среднего класса на 10-й авеню в Манхэттене, один путешественник пожаловался на TripAdvisor на «мужчин в лифте с подогретой микроволновой печью» и отметил, что «дети возвращаются в отель в униформе».”

Департамент по делам бездомных заплатил 549 долларов за ночь за аренду гостиничных номеров, а также разместил семьи в отелях, которые использовались для секс-бизнеса и были обеспокоены насилием. В 2018 году Департамент расследований города опубликовал отчет, показывающий, что с января по август прошлого года было произведено 59 арестов в связи с проституцией и 34 ареста в связи с нападениями в 34 из 57 коммерческих отелей города, в которых размещены бездомные семьи с детьми.

Однажды ночью возле приемного центра PATH в Бронксе в апреле 2019 года я встретил мать, Элизабет, которая толкала двухместную коляску с двумя младенцами и пыталась убедить своего шестиклассника, который учился в чартерной школе в Бронксе, что их размещение в отель во Флашинге, Квинс, было бы хорошо. «Это будет не так плохо, как Рокэвей», — сказала она ему успокаивающе, когда он расстроился, топнув ногой. Когда она отвернулась от сына, в ее голосе пропала мягкость, и она загорелась от разочарования и паники, описывая невозможную логистику этого помещения.Она заплакала и сказала мне, что не может расстраиваться перед сыном; нам придется поговорить позже.

Элизабет написала мне номер своей комнаты в отеле Prince Flushing, маленьком квадратном новом здании в квартале с китайскими ресторанами. Когда фургон Департамента по делам бездомных вез ее и ее детей в отель, я сел на машину, чтобы встретить ее. Когда я приехал, я сказал клерку, что хочу посетить комнату 505. Он выглядел сбитым с толку. «Мм, пятый этаж не является частью отеля», — сказал он, хотя, конечно, пятый этаж был частью отеля, сложенным прямо на третьем и четвертом этажах.Он был непреклонен, чтобы посетители не могли пройти на пятый этаж. Он сказал, что отель был распродан в ту ночь, поэтому я забронировал номер на следующую ночь на Booking.com. На следующий день я зарегистрировался в своей комнате на втором этаже и поднялся на лифте на пятый этаж в надежде поговорить с Элизабет. Но к тому времени она решила снова переехать к родственникам в квартиру поближе к школе и детскому саду ее детей.

Я все равно останавливался в отеле. В лифте я болтала с туристкой, держащей на руках ее розовую, украшенную цветами N.Y.C. сувенирный рюкзак. В зоне для завтрака для гостей я выпил чашку кофе рядом с гостем отеля на его ноутбуке, а затем прошел около 30 футов по коридору, где Департамент по делам бездомных спокойно принимал бездомных семей и раздавал блюда, которые можно было приготовить в микроволновой печи. комнаты, вдали от гостей.

Я представился репортером и спросил, могу ли я поговорить с кем-нибудь. Социальный работник выглядел смущенным. Журналистов, как правило, не допускают в приюты департаментов или в центр PATH.Она позвонила кому-то, кто, похоже, следил за гостиницами в этом районе. Через несколько минут этот человек ворвался в дом, сделал мне выговор за вторжение и потребовал, чтобы я покинул территорию. Я объяснил, что оплатил номер в отеле, и тогда никто не знал, что делать.

П.С. 401, в районе Браунсвилл в Бруклине, является зонированной школой для двух крупных приютов для бездомных, в которых проживает более 400 семей. Спинки убежищ обращены к железнодорожной линии. Рядом находится предприятие по переработке металлолома и центр переработки, заваленный горами пакетов, наполненных пластиковыми бутылками.Из 338 студентов, посещавших P.S. 401 в течение 2018/19 учебного года, 104 проживали во временном жилье. Восемьдесят девять находились в приютах для бездомных, а 15 были увеличены вдвое. В одном классе детского сада три четверти учеников были бездомными. Более половины P.S. Студенты 401 постоянно отсутствовали.

Бездомные учащиеся посещают все 1600 государственных школ Нью-Йорка, кроме дюжины, но гораздо больше их сосредоточено в школах в районах с высоким уровнем бедности, таких как Браунсвилл; По данным организации «Адвокаты детей Нью-Йорка», в течение 2018-19 учебного года было три других городских округа, где по крайней мере каждый пятый учащийся был бездомным.Школы традиционно организовывались вокруг места, прихода, зоны. Теперь, когда примерно одна десятая городских студентов не привязана к месту жительства, в последние несколько лет администрация де Блазио и Департамент образования под руководством канцлера Ричарда Каррансы предприняли усилия, чтобы сосредоточить внимание на бездомных студентах. Департамент официально возложил ответственность за учащихся во временном жилье на двух высокопоставленных чиновников: Криса Карузо, старшего исполнительного директора Управления общественных школ, которое помогает учащимся с недостаточным уровнем обеспеченности услугами и пытается улучшить посещаемость, и ЛаШона Робинсона, заместителя канцлера по вопросам школьного климата. и хорошее самочувствие.Они увеличили количество региональных менеджеров и общественных координаторов для помощи бездомным студентам, и за последний год они потратили 15 миллионов долларов, среди прочего, на то, чтобы нанять более 100 социальных работников по программе «Преодоление разрыва» для помощи студентам, находящимся в нестабильном жилье. численность населения.

В P.S. 401, Шонделл Уилсон, социальный работник, был назначен для ухода за детьми, находящимися в нестабильном приюте, а Реджинальд ЛеРуж был привлечен для координации усилий для студентов, проживающих во временном жилье.Я дважды посещал школу в июне 2019 года. Когда я впервые встретил Уилсон, она сказала мне: «Эти дети имеют такой большой вес. Дети понимают. Мы не даем им должного за то, насколько хорошо они знают свои обстоятельства «.

Каждое утро Уилсон, ЛеРуж и директор школы Деон Митчелл начинали свой день в кафетерии из шлакоблоков с окрашенными в желтый цвет радиаторами, где многие дети ели бесплатный завтрак, предоставленный городом. Они оценили состояние детей — которые были слишком уставшими или слишком напряженными, чтобы идти прямо в класс — и задали тон на весь день.Во время завтрака они ориентировали детей на то, какой сейчас день и месяц, потому что, по их словам, дети, которые часто меняют школу и пропускают дни, иногда теряют повествовательную нить.

Однажды утром я присоединился к команде до начала завтрака. Дети возвращались после однодневного отпуска. Уилсон была в платье с поясом и сандалиях на плоской подошве, а ее волосы были уложены в царственный вихрь на макушке. Она глубоко вздохнула, прежде чем войти в зал, где ждут дети, пришедшие рано, еще до того, как подан завтрак.К ней подошла второклассница, чьи волосы были украшены бусами. «Это моя красота», — сказал мне Уилсон. Девушка радостно улыбнулась. «Ты хочешь обнять?» — спросил Уилсон. Девушка кивнула. Уилсон прижал ее к себе и сказал, что она приедет, когда позавтракает.

Затем Уилсон вошел в кафетерий, где рабочие раздавали идеальными полукругами блины, хлопья и ранее замороженные омлеты. За завтраком она пыталась установить контакт с каждым из детей, находящихся в неустойчивом положении, за исключением воспитанников детского сада, с которыми она общается за обедом.Они покачивались и извивались за своим столом, все щеки бурундука, блестящие повязки на голове и косы. Она помахала им. «Это мой детский сад», — сказала она мне. «Некоторые из этих детей такие умные», — добавила она гордо и немного задумчиво.

Уилсон подошел к двум мальчикам, положив головы на скрещенные руки и не завтракавшим. «Доброе утро, братья. У тебя был выходной. Вы что-нибудь сделали? » Один брат отрицательно покачал головой. «Ты устал сегодня?» Они кивнули.«Пойдем, погуляем с мисс Уилсон. Мы собираемся налить тебе немного воды, чтобы брызнуть тебе на лицо, и сегодня у нас будет отличный день ».

Уилсон вернулась ко второкласснику с бусами в волосах и села рядом с ней. «Доброе утро. Как прошел твой выходной? »

«Я много чего сделал. Моя мама приготовила мне обед, у меня была клубника на мороженом Oreo, и я играл со слизью ».

Она сделала паузу и добавила: «Я была рада вернуться сегодня, чтобы начать новую жизнь с того, о чем мы говорили.”

«Ооооо», — просиял Уилсон. Затем она спросила: «О чем мы говорили?»

«Расслабляющая реакция, когда я нервничаю и расстраиваюсь», — торжественно сказала девушка.

Второклассник перешел в П.С. 401 в октябре 2018 года, до того, как Уилсон начала там работать, и какое-то время она была известна только как очень умная, очень конкурентоспособная ученица с высокими оценками. Однажды в ноябре она поссорилась со студентом своего класса.Учитель попросил ее выйти наружу, чтобы разрядить обстановку, и сказал, что она выйдет и поговорит с ней через мгновение.

В коридоре девушка испустила пронзительный крик и с грохотом стащила доску объявлений. Она бегала по коридорам, кричала, бросала вещи и срывала доски объявлений. Вмешались охранники. Митчеллу, директору школы, потребовалось полчаса, чтобы успокоить ее. Митчелл сказала, что ей пришлось снять высокие каблуки, и она вспотела от физических усилий.

Уилсон и Митчелл не знали, при каких обстоятельствах девушка переехала в одно из ближайших приютов, и мало что знали о том, где она была раньше. Уилсон сказал мне: «Я точно знаю, что ей не нравится чувствовать потерю и она не переносит разочарования. И я знаю, что как только она уходит от гнева, она извиняется и спрашивает: «Ты все еще гордишься мной? Ты все еще любишь меня? »И хочет, чтобы тебя держали».

Ранее на той неделе девочка играла в музыкальные стулья в спортзале.Когда музыка прекратилась и она потеряла стул, она разозлилась, начала кричать и задыхаться. Но она смогла использовать некоторые дыхательные техники, которым ее научил Уилсон, и успокоилась в считанные минуты. «Вся серия была очень короткой, — сказал Митчелл. «Это было огромным улучшением после падения, когда в здании были задействованы все руки, чтобы управлять ею».

Девушка сказала Уилсону, что молится ночью, чтобы Уилсон остался в P.S. 401. В то утро в кафетерии она посмотрела на меня, следуя за Уилсоном и держа мой блокнот, а затем снова на Уилсона.Она в панике спросила Уилсона: «Ты уезжаешь ?!» Она думала, что я, возможно, тренируюсь, чтобы взять на себя работу Уилсона. Кроме того, девочка была единственным ребенком в школе, который вспомнил день рождения Митчелла — она ​​подарила ей маленькую булочку Дебби с медом и купюру в 1 доллар.

Когда большинство студентов закончили завтракать, Митчелл с серьезным видом направился к передней части кафетерия. Она напомнила детям: «Мы на финише в году. Давай закончим крепко. Мы на финише.Прошло много времени с тех пор, как мы послали всем в Браунсвилле сильное и громкое послание: каждый должен осознавать, какие мы есть! »

Группа девочек постарше начала стучать в барабаны, и кафетерий ожил, скандировав: «Нам 401 год! Наша школа находится на подъеме, прилагает все усилия, чтобы выиграть гонку! Нет времени на ерунду! Нельзя терять время!»

Митчелл умоляла студентов повторять за ней: «Скажите:« Я великолепна! Ничто не может остановить меня от моего величия! » Девушка с волосами, украшенными бусами, закричала во все горло, глаза счастливо сияли.

После завтрака координатор Реджинальд ЛеРуж поднялся наверх в комнату, где просматривает дневные записи посещаемости. Офис был заполнен коробками с книгами по акустике, а на стене висел старый поворотный телефон лилового цвета. ЛеРуж был одет в красную футболку-поло, брюки цвета хаки и лодочки. Он впервые позвонил семье в один из приютов на улице и предложил пройти через квартал и отвести ребенка в школу, если родитель сможет пойти ему навстречу. «Вы еще можете это сделать — мы можем изменить посещаемость до 11», — сказал он с надеждой.

Около 10 часов утра школьный помощник привел мальчика лет 9 или 10, с растрепанными волосами, который пришел в школу поздно, а затем разыграл класс. «Что мы можем сделать лучше?» — спросил ЛеРуж. «Вы не только опоздали сегодня; тебя также дважды выгнали из класса «.

Пока мальчик был там, ЛеРуж пытался проследить за его почти двумя дюжинами отсутствий. ЛеРуж ранее ходил в бруклинский приют, который был указан как домашний адрес мальчика, чтобы поговорить с его родителями, но обнаружил, что его семью перевели в приют в Бронксе.

«Почему тебя не было здесь в понедельник?» — спросил он мальчика, который тупо посмотрел на него. «Что случилось позавчера?» — снова спросил ЛеРуж. «Мне пришлось ехать с дядей, чтобы сделать операцию на глазу», — сказал он. «Твоей сестры здесь тоже не было», — сказал Леруж. «Да, она помогала ему ходить, потому что он не видел глазами».

«Посещаемость действительно важна, — сказал ЛеРуж. «Вы должны быть здесь каждый день. Операция длилась весь день? »

«Нет, это заняло 15 минут», — ответил он.«Но я не мог пойти в школу после того, как доктор был в Бронксе».

«Даже если ты хочешь помочь особенному человеку в своей жизни, ты можешь пойти в школу после, хорошо?» ЛеРуж сказал ему.

После того, как ЛеРуж ввел данные о посещаемости за день, он проехал по коридорам, проверяя учеников, которые недавно пропустили школу.

Дети в коридоре тоже подошли к нему в поисках объятий, точно так же, как они это сделали с Уилсоном; он пытался перенаправить их на удары кулаками.«Признательность в этой школе огромна, огромна», — сказал он мне.

ЛеРуж заглянул в класс детского сада, где три четверти учеников были бездомными, и обнаружил, что девочка, сидящая отдельно от одноклассников, выглядела угрюмой. Он попросил ее выйти в коридор, присел и мягко обратился к ней. «Я пришел посмотреть, как у вас дела», — сказал он. «Тебя не было в понедельник. Ты знаешь, почему тебя здесь не было? Девушка потерла глаза и отрицательно покачала головой. «Вы в порядке?» — спросил ЛеРуж.Она отрицательно покачала головой. «Вы ели сегодня?» Девушка тупо посмотрела на него. — Хорошо, — неуверенно сказал ЛеРуж. «Я вернусь немного, чтобы проверить с тобой». Он отправил ее обратно в класс.

Следующей его остановкой было поговорить с пятиклассником, близнецом, который пять лет прожил в одном из местных семейных приютов, чтобы выяснить, почему он в последний раз пропускал школу. ЛеРуж старался сделать это легким. Мальчик был фанатом Стивена Карри, и Леруж купил майку Карри, которую хранил в своем офисе.Он сказал мальчику, что если он придет в школу на одну полную неделю в любой момент в этом году — пять дней подряд, — он отдаст ему майку. Но пока майку заработать мальчику не удавалось. ЛеРуж сказал мальчику: «Я хочу, чтобы эту майку убрали из моего офиса до конца года. Я не фанат Голден Стэйт! »

P.S. 401 делит здание с чартерной школой K-8, Leadership Prep Ocean Hill, которая имеет более высокие результаты тестов, чем P.S. 401. В нем также обучается гораздо меньше бездомных студентов, несмотря на идентичную близость к приютам.Примерно каждый десятый студент Ocean Hill бездомный, по сравнению с более чем каждым четвертым студентом P.S. 401. Митчелл сказал мне, что иногда P.S. Более стабильные семьи 401 переводят своих детей наверх, где они лучше защищены от проблем, с которыми сталкиваются самые бедные и преходящие ученики.

Митчелл, которого я чаще всего видел, умоляя детей повторять, что ничто не может их остановить, внезапно показался усталым. Говоря о классе детского сада, в котором три четверти учеников были размещены нестабильно, она сказала: «Мы так много работали, чтобы подготовить их к первому классу, и я хотела бы их оставить.Будут ли они у меня в сентябре? Нет. У меня будет совершенно новый урожай детей. У нас нет возможности передать то, над чем мы так усердно работаем, потому что каждый год мы начинаем заново с совершенно новой группой студентов ».

Иллюстрация Хокёна Кима

Когда пандемия закрыла школы, Митчелл отправился в два приюта, зонированные для P.S. 401 и управляется Win для раздачи подарочных карт на продукты. Сначала эта второклассница не появлялась в Интернете, и Митчелл работал с сотрудниками приюта, чтобы помочь ей найти связь.Проблемы «домашнего» обучения для многих городских детей, не имеющих дома, беспокоят защитников бездомных детей с марта, когда они безуспешно проводили кампанию по обеспечению доступа всех бездомных учащихся к региональным центрам обучения, созданным городом для детей основных рабочих. .

Национальный опрос 600 учителей государственных школ, проведенный в мае организацией «Educators for Excellence», о последствиях закрытия школ для их учеников, показал, что только 21 процент учителей заявили, что потребности бездомных учеников часто удовлетворяются.Департамент образования города Нью-Йорка не опубликовал информацию об участии в онлайн-обучении студентов, проживающих во временном жилье. В мае я разговаривал с Крисом Карузо, старшим исполнительным директором Офиса общественных школ, и он сказал мне только, что средний уровень взаимодействия для всех учащихся в городе составляет 88 процентов (число, которое Департамент образования позже обновило до 86). процентов), что может означать только одно взаимодействие в день. «У нас есть заботливый взрослый, который общается со студентами, живущими в приютах для бездомных, — сказал он, — и общается с этими учениками по вопросам доступа к технологиям.”

Кристин Куинн, президент Win, сказала, что ее приюты создают неформальные центры, где дети основных работников могут заниматься дистанционным обучением, пока их родители работают. В целом, по ее словам, подход города к бездомным студентам во время пандемии был «не более чем невыполненными обещаниями». Она отметила, что этим летом, когда многие учащиеся, испытывающие трудности, должны были быть зачислены в летнюю школу и когда в школах, обслуживающих детей с тяжелыми формами инвалидности, были шестинедельные занятия, iPad Министерства образования не мог получить доступ к Интернету; требуется новый логин.«Никакой координации с D.H.S. не было, — сказала она, — поэтому никто из нас не знал, что это происходит. Сотрудники пытались выяснить, как вернуть студентов в онлайн. D.O.E. сказал: «Мы забыли уведомить людей об этом изменении». Они были не чем иным, как Keystone Kops в том, что касается бездомных детей, занимающихся виртуальным обучением ».

Проблемы, с которыми сталкиваются бездомные студенты при дистанционном обучении, являются одной из причин, по которой де Блазио выступает за частичное открытие школ. В заявлении, представленном представителем Министерства образования, он сказал: «Эти дети были в моей голове все время, пока в нашем городе обсуждали открытие школы.Мы должны были сделать это за них ». Он продолжил: «Мы не можем действовать из-за страха, когда он может означать все для ребенка, у которого практически ничего нет. Такова реальность. Мы обязаны им стать лучше ».

В августе около 30 организаций, работающих с бездомными детьми и их семьями, написали письмо, в котором призвали де Блазио предложить бездомным детям очные инструкции или предоставить им доступ к месту, где они могут получить поддержку в дистанционном обучении, а также предоставить транспорт.В письме отмечалось, что правила приюта запрещают оставлять даже детей старшего возраста в приютах в течение дня, пока родители работают, и что более половины семей размещаются в приютах в другом районе, где учится их младший ребенок.

В конце августа Рэнди Левин, директор по политике организации «Адвокаты в интересах детей Нью-Йорка», выразила недоверие по поводу отсутствия планирования для бездомных студентов. «Просто шокирует, как мало места для студентов в приютах», — написала она в электронном письме.«Многие начинают учебный год без Интернета для дистанционного обучения, без автобуса до школы и без присмотра за детьми в те дни, когда их родители работают. В то время, когда город должен делать все возможное, чтобы поддержать студентов в приютах, он вместо этого позволяет им еще больше отставать ».

Когда мой собственный сын пошел в детский сад четыре года назад в нашей местной школе в Бруклине, солидном городском здании, где виноградные лозы ползут вокруг забора во дворе, это было большим началом, шагом в большой мир.Он стал гражданином города, которого пасла пограничная охрана, он кормил его обедами, обучался его многочисленным празднованиям — китайскому Новому году, Пасхе и Курбан-байрам. Он научился присягать нашей стране, и четыре раза в год его учили выживать после национальной болезни — школьных стрелков.

И он сообщил, что у него появился лучший друг, Джей, мальчик с яркими глазами и спокойным, добродушным поведением, который, как сказали нам его учителя, был «невероятно милым». Джей повторял детский сад, потому что он выполнил свою первую попытку, все еще изо всех сил пытаясь читать, и поэтому у него было несколько взрослых зубов, высовывавших из его улыбки кроличью улыбку.Мой сын, напротив, был одним из самых молодых учеников в классе, рано читал, с тем, что эвфемизаторы для родителей называют «энергичным» темпераментом. Иногда, когда он играл с детьми, у которых был такой же характер, это становилось нестабильным — руки хлопали по блокам, горькие слезы из-за проигрыша — но с J он нашел баланс.

Эти двое заботились друг о друге. Если бы мой сын получил лучший приз в красном автомате в супермаркете, он с радостью подарил бы его J. Когда я пошел с мальчиками и некоторыми друзьями в Леголенд, мой сын спрыгнул с игровой площадки, красный на лице и плачущий, глядя для меня.Джей перехватил его, положил руки ему на плечи, как бы чтобы поддержать его, и произнес несколько слов. Потом они вместе убежали.

Джей жил со своей 8-летней сестрой и матерью Мэй (Мэй попросила, чтобы я использовал ее второе имя и первый инициал ее сына, чтобы защитить их личную жизнь), на верхнем этаже скромного дома напротив кладбища, где некоторые из Дж. прабабушки и дедушки похоронены; его семья испаноязычная и итальянская. Мать J переехала в небольшую квартиру после того, как отец J бросил ее, когда J было 2 года.Пожилая женщина, владевшая домом, отдала ей квартиру бесплатно в обмен на помощь по хозяйству.

У Мэй была дислексия и изнуряющее беспокойство, из-за чего ей было трудно пользоваться общественным транспортом. Но она собиралась на консультацию, а также была зачислена на программу профессионального обучения. Она обходилась талонами на питание и государственной помощью и заставляла свою жизнь работать, готовя кукурузный хлеб на горячей плите, потому что старая печь в ее квартире не работала. Она вырастила пятерых старших детей, которые учились в общественном колледже или работали в Бруклине, и они помогали Джей и его сестре, когда могли.Один из бойфрендов ее старшей дочери взял Джей на стрижку в Сансет-парке; этой дочери достались детские зимние куртки. В прошлом году Мэй пережила трудный процесс перевода своей дочери, которая также страдает дислексией, в частную школу для детей с ограниченными возможностями обучения, где она теперь процветала. И во время второго захода в детский сад J получал дополнительную помощь и хорошо читал. Он был популярным парнем, щедрым, добрым и выдержанным.

Из квартиры семьи J открывается вид на улицу, по которой круглосуточно громко грохочут грузовики.Еще 10 лет назад это было нежелательное место для жизни, но по мере того, как джентрификация пронеслась по Бруклину, она поглотила и этот уголок. Новые владельцы переехали в дом в квартале от J’s несколько лет назад, покрасив фасад углем. Мэй сказала, что затем застройщики предложили купить дом ее хозяйки.

Мэй получила уведомление о выселении еще до первого года обучения Джей. Она имела право на получение жилищного ваучера на 1515 долларов. Она просматривала списки домовладельцев, которые якобы принимали ваучеры, и на каждом шагу находила номера, которые не обслуживаются, и тупики.

Мэй работала с офисом члена городского совета и адвокатом, работающим с общественными интересами, чтобы получить отсрочку от своего выселения, чтобы продолжить поиски квартиры. Она подала заявку на доступное жилье, которое разыгрывается посредством лотереи, но ее не выбрали. Она организовала папки с документацией и бумагами, чтобы не упустить любую возможность. Она не спала по ночам и плакала, и ей пришлось оставить программу профессионального обучения, потому что решение ее жилищной ситуации было работой на полную ставку.

В конце концов, Мэй начала перемещать вещи в клетчатых пластиковых пакетах на молнии в подвал одного из рабочих мест своих старших детей. Она звонила в местный приют каждый день в течение двух недель, чтобы узнать, можно ли ее разместить рядом со школами, где учатся ее дети, но, по ее словам, никто никогда не брал трубку и не перезванивал.

J плакал, когда ему пришлось отказаться от своей маленькой серой собачки, потому что домашние животные не допускаются в приюты для бездомных. Он плакал, когда его PlayStation и стол в поезде были упакованы.В школьном пикапе он показал мне игрушки, которые он сделал из бумаги, и школьные принадлежности, чтобы забрать домой и поиграть в своей теперь пустой комнате.

В тот день, когда Мэй сказали, что приставы придут и передадут ей последнее извещение о выселении, она не разрешила детям ходить в школу, чтобы они могли пойти прямо в центр приема PATH с последним уведомлением.

Мэй попросила Джей остаться с родственником, чтобы он не стал свидетелем формального выселения, но ее дочь была слишком обеспокоена, чтобы быть вдали от матери, поэтому она осталась в квартире и ждала, насвистывая птицам из окна своей спальни, любимую мягкую игрушку, втиснутую в комнату. перед ее толстовкой, чтобы взять с собой в ПУТЬ.

Хотя Мэй представила медицинские документы о том, что она страдает от приступов паники в общественном транспорте, семья была размещена в условном жилье в приюте в Бронксе, более чем в часе езды на метро от обеих детских школ. Она не сможет посещать терапию, которая также вернулась в Бруклин. И Мэй говорит, что ей сказали, что условный статус может занять 10 дней или больше, чего она не ожидала, и что в течение этого времени Департамент образования не предоставит школьный автобус.

Десять дней прошло. Мэй сказала, что ее дочь провела первые несколько дней, фотографируя крысят на клеевых ловушках в их жилом помещении в приюте, восхищаясь их длинными мордами и хвостами. Затем ее школа придумала, как доехать на автобусе до Бронкса; поездка заняла 2,5 часа в каждую сторону. Но Департамент образования не смог сесть на автобус, чтобы отвезти J обратно в школу для наших сыновей, пока семья не получила официальный приют, поэтому после двух недель без школы Мэй неохотно записала его в местную государственную школу.Она пошла в магазин за занавесками, чтобы жилое пространство в приюте было больше похоже на дом.

Когда сестра Джей заболела фарингитом, Мэй обнаружила, что ее термометр был упакован в один из тех клетчатых пакетов в Бруклине. Ее педиатр тоже был в Бруклине, поэтому они обратились в отделение неотложной помощи. Городские власти позвонили, чтобы сообщить, что они нашли потенциальную квартиру для семьи, но Мэй не могла отвезти свою дочь, чтобы осмотреть квартиру — ее сильно рвало в этот момент — и правила приюта не позволяли Мэй приводить кого-либо в приют, чтобы наблюдать за ней. ; семья потеряла эту возможность.В какой-то момент, после того как в убежище сработала пожарная сигнализация и неожиданно отправила их в зимнюю ночь, J начал спать в своей одежде.

В конце концов, благодаря своим связям, Мэй нашла крошечную квартирку на Стейтен-Айленде, где домовладелец был готов принять ее ваучер. J плакал, когда узнал, что он снова перейдет в другую школу и больше не вернется в нашу школу. Он сильно отставал в учебе. По словам Мэй, в квартире на Статен-Айленде обнаружилась черная плесень, поэтому семья снова переехала в другое место в районе, где родственник согласился принять ее ваучер.J снова пошел в новую школу.

В августе Мэй позвонила мне из своего нынешнего дома на Стейтен-Айленде. Она сказала, что это хороший район, но ей трудно ориентироваться. Многие из детей ходили в частную католическую школу, и не было прачечной или магазина, куда она могла бы дойти пешком. Она не общалась в новом районе и больше паниковала.

Она все еще с тоской говорила о том, чтобы вернуться в район, где у нее было много родственников в течение 10 минут, где она выросла, и она говорила о том, чтобы Джей вернулся в нашу школу.

Уроки должны были начаться через две недели, но она мало что слышала. Автобусное сообщение не было налажено, и если бы не было автобуса, у нее не было бы возможности отвезти J в школу. Дистанционное обучение шло не очень хорошо. У J не было живого преподавания, и его логопед отправил Мэй карточки для распечатки. У нее не было принтера, и из-за дислексии было трудно читать многие инструкции, которые прилагались к заданиям.

Мы поговорили о попытках собрать мальчиков вместе, как мы это часто делали, и я почувствовал знакомую яму горя и вины в животе.С точки зрения моего сына, в случайный школьный день его лучший друг исчез из школы без уведомления и объяснения причин. Накануне J, очевидно, сказал нескольким детям, что переезжает в Калифорнию. В то время я хотел защитить историю Джея, которая спасла лицо, и на самом деле не знала, что сказать моему сыну о том, куда ушел его друг. Я не готовил его к потере его лучшего друга, потому что ни Мэй, ни я не понимали, что это повлечет за собой и сколько времени это займет. Я не знала, что J не разрешат принимать посетителей в приюте или ночевать в нашем доме из-за комендантского часа.Мой сын очень долго скучал по J. Он завел других друзей, но так и не нашел нового лучшего друга.

Школа была неожиданным знакомством с миром нашего города; к истине, что не было места семье, которая жила по соседству в течение нескольких поколений среди новых, заниженных угольно-серых домов, и что в более широком смысле огромное богатство города не защитит его уязвимых граждан, а скорее ускорит их дестабилизация, и что вовлеченные взрослые, включая меня, были, по-видимому, бессильны помочь детям, ничем не отличающимся от наших собственных.


Саманта М. Шапиро — автор статей в журнале, в котором она писала о египетских группах в Facebook, коммуне домашних родов в Теннесси и детских проповедниках в Бразилии. Ее работы также публиковались в журналах Foreign Policy, ESPN the Magazine и Wired.

Во всем мире каждый третий ребенок пропустил дистанционное обучение, когда COVID-19 закрыл школы |

«Огромное количество детей, чье образование было полностью прервано на несколько месяцев подряд, — это глобальная чрезвычайная ситуация в сфере образования.Последствия будут ощущаться в экономике и обществе на десятилетия вперед », — заявила Генриетта Фор, исполнительный директор ЮНИСЕФ, в пресс-релизе, в котором сообщается о результатах.

В разгар карантина COVID-19 закрытие школ затронуло около 1,5 миллиарда школьников.

В нашем новом отчете излагаются ограничения дистанционного обучения и раскрывается глубокое неравенство в доступе. Https://t.co/SXrd1ItBvW

— UNICEF (@UNICEF) 27 августа 2020 г.

В разгар общенациональных и местных запретов почти 1.5 миллиардов школьников пострадали от закрытия школ.

«Конкурирующие факторы» влияют на обучение

В отчете, основанном на глобальном репрезентативном анализе доступности домашних технологий и инструментов дистанционного обучения для детей от дошкольного до полного среднего образования, также было обнаружено, что даже если у детей есть необходимые платформы, они могут быть не в состоянии учиться удаленно из-за конкурирующих факторов дома.

По словам ЮНИСЕФ, конкурирующими факторами могут быть принуждение к работе по дому, принуждение к работе, плохая среда для обучения и отсутствие поддержки при использовании онлайн или вещательной учебной программы.

В отчете использовались данные из 100 стран, в том числе доступ к телевидению, радио и Интернету, а также доступность учебных программ на этих платформах во время закрытия школ.

Неравенство Старка внутри стран

В отчете подчеркивается резкое неравенство между регионами и внутри стран. Больше всего пострадали школьники в странах Африки к югу от Сахары: половина всех учащихся не охвачена дистанционным обучением.

Школьники из беднейших домохозяйств и проживающие в сельской местности также подвергаются высокому риску пропуска занятий во время закрытия.

Во всем мире 72 процента школьников, не имеющих доступа к дистанционному обучению, живут в беднейших домохозяйствах своих стран. В странах с доходом выше среднего школьники из беднейших семей составляют до 86 процентов учащихся, не имеющих доступа к дистанционному обучению.

Возрастные группы также оказали влияние: самые молодые ученики, скорее всего, пропустят дистанционное обучение в самые критические годы обучения и развития.

Решение проблем

Чтобы отреагировать, правительства должны сделать приоритетом безопасное повторное открытие школ, когда они начнут ослаблять ограничения на закрытие школ, настоятельно призвал ЮНИСЕФ, наряду с безотлагательными инвестициями для преодоления цифрового разрыва.

«Когда повторное открытие невозможно, [мы] настоятельно призываем правительства включить компенсационное обучение за потерянное учебное время в планы обеспечения непрерывности и повторного открытия школ», — добавило агентство ООН, пояснив, что политика и практика открытия школ должны включать расширение доступа к образованию, в том числе удаленному. обучение, особенно для маргинализованных групп.

Наряду с этим, системы образования должны быть адаптированы и построены, чтобы противостоять будущим кризисам.

Школьники не являются переносчиками COVID-19, как заявил губернатор Флориды.Рон ДеСантис сказал?

Губернатор Флориды Рон ДеСантис и его администрация предоставили смешанные сообщения о школах на фоне стремительного роста случаев заболевания COVID-19, призывая их открыть в августе, но также предлагая вариант онлайн-обучения.

Но ДеСантис неизменно заявляет, что школьники не передают вирус взрослым.

«Я думаю, что когда люди смотрели и изучали это, особенно в Европе, снова и снова обнаруживалось, что школьники на самом деле не являются переносчиками этого», — сказал ДеСантис на пресс-конференции 11 июля.«По какой бы то ни было причине они обычно заражаются от родителей, они обычно не заражают взрослых. В местах, где были открыты школы, школы не способствовали увеличению распространения вируса».

дней спустя он сделал аналогичное заявление на круглом столе с мэрами округа Майами-Дейд.

ДеСантис представил свой случай как твердую науку, но мы обнаружили, что пока недостаточно доказательств, чтобы прийти к такому выводу. Поскольку исследования ограничены, мы пока не будем помещать его заявление в наш измеритель правды.

Некоторые исследования, проведенные в других странах, показывают, что школьники не могут быть двигателями передачи вируса. На детей приходится гораздо меньше подтвержденных случаев COVID-19, чем на взрослых, и вероятность развития осложнений ниже.

Но большая часть исследований включает небольшое количество, а некоторые еще не прошли рецензирование. И данные ограничены, потому что школы во всем мире были в основном закрыты, начиная с ранней пандемии.

«Не так много детей, у которых был нормальный день за последние четыре месяца», — сказал ABC News Джон Браунштейн, профессор педиатрии Гарвардской медицинской школы.

Исследования в основном проводятся за пределами США

У детей вероятность передачи инфекции ниже, чем у взрослых, «хотя наука еще не окончательно установила этот вопрос», — сказал доктор Шон О’Лири, заместитель председателя Комитета по инфекционным заболеваниям Американской академии педиатрии. «Но говорить, что дети вообще не передают, — неправильно».

Офис

DeSantis не ответил на наш запрос о предоставлении доказательств его утверждения о том, что дети не являются переносчиками вируса. Но июльский комментарий, опубликованный в журнале Американской академии педиатрии, частично подтвердил его утверждение.

Авторы, педиатрические инфекционисты из Университета Вермонта, основали свои выводы на исследованиях, проведенных в Швейцарии, Китае, Франции и Австралии. Один автор, Уильям Рашка, сообщил нам, что некоторые исследования прошли рецензирование или были опубликованы государственными учреждениями.

Его статья процитировала исследование, опубликованное в «Педиатрии», в котором изучались 39 инфицированных детей в Швейцарии, и было обнаружено только три случая, когда у ребенка развились симптомы раньше, чем у других в семье.Однако авторы отметили ограничения, в том числе то, что выборка исследования, вероятно, не широко отражает педиатрические случаи в течение этого периода времени.

Арно Л’Юилье, один из авторов исследования, сказал PolitiFact, что дети могут выделять живые вирусы, поэтому нет никаких биологических причин, по которым они не могут быть заразными.

Но динамика вируса зависит от возраста.

«Дети гораздо реже передают SARS-CoV-2, чем взрослые, и это особенно заметно у детей младшего возраста», — сказал Рашка.«Я больше беспокоюсь о старшеклассниках».

Насколько сильны аргументы в пользу открытия школ?

В ходе исследования Национального института здравоохранения в течение шести месяцев будет проведено исследование 2000 семей, чтобы частично определить, как часто дети заражаются, а затем заражают свои семьи. На данный момент официальные лица здравоохранения США обсуждают отсутствие данных о детях и передаче COVID-19.

«Мы действительно не знаем точно, какова эффективность распространения, в первую очередь, сколько детей заражаются», — сказал д-р.Энтони Фаучи, ведущий специалист по инфекционным заболеваниям страны, заявил 30 июня на слушаниях в Сенате: «Но если уровень заражения снизится и они не будут легко передаваться своим родителям и членам семьи, это будет очень важно для процесс принятия решений об открытии школ », — сказал он.

Фаучи предупредил, что США несопоставимы со странами Европы, которые полностью закрываются.

СВЯЗАННЫЙ: Такер Карлсон утверждает, что коронавирус «не представляет практически нулевой угрозы» для детей, большинство учителей

Должностные лица Флориды, такие как ДеСантис, тем не менее ссылаются на европейский опыт, чтобы поддержать их усилия по открытию школ.

Комиссар по образованию Флориды опубликовал в Твиттере статью о первом этапе исследования в Германии. Он пришел к выводу, что вновь открытые школы не стали горячими точками. Исследование, проведенное Университетской больницей Дрездена с участием 2000 детей и учителей в школе, обнаружило среди них несколько антител к COVID-19. Рейнхард Бернер, профессор педиатрии в больнице, сказал, что исследование было репрезентативным для немецкой земли Саксония, которая имеет относительно низкий уровень инфицирования.

Некоторым европейским странам удалось вновь открыть школы, но большинство из них так и не открыли школы на фоне всплеска вспышек, подобных той, что сейчас наблюдается во Флориде и некоторых других штатах.

Напротив, в мае в Израиле вновь открылись школы, и в течение нескольких недель у сотен учащихся и преподавателей было обнаружено заболевание. Израиль не координировал снятие ограничений на изоляцию школ и общественных собраний, сказал Надав Давидович, директор школы общественного здравоохранения Университета Бен-Гуриона.

«Наш опыт в Израиле показывает, что дети реже заражаются, меньше заражаются и их болезнь обычно протекает легче, но у нас были кластеры и очень редко — более тяжелые случаи», — сказал Давидович PolitiFact.

Другие эксперты предупреждают, что общественность не должна слишком сильно зацикливаться на том факте, что дети заразились вирусом меньше, чем взрослые.

«Например, возможно, что воздействие на детей было ограниченным, потому что они находились в убежище в разгар болезни сообщества», — сказала Марисса Дж. Левин, профессор общественного здравоохранения Университета Южной Флориды. «Я надеюсь, что это не изменится, когда школы откроются, но, по сути, открытие школ в этих условиях было бы экспериментом, ответы на который мы не узнаем до тех пор, пока это не произойдет.«

Должны ли родители тестироваться на Covid, если их ребенок просто простудился? | Наука

Перед пандемией Covid-19 родители школьников приближались к зиме, ожидая, что им придется бороться с сезонными недугами: простудой или гриппом, о появлении которых свидетельствует заложенный нос, боль в горле, кашель и субфебрильная температура. Неудобно для детей и родителей, но обычно несерьезно.

В этом году те же симптомы могут быть более зловещим сигналом.Что должны делать родители, не зная, что лихорадка — это просто простуда, грипп или индикатор Covid-19? Стоит ли им проверять своего ребенка? Если да, то когда? И даже если их дети получат отрицательный результат, как долго родители и их дети должны изолироваться, прежде чем вернуться на работу или в школу?

«Дети неизбежно ходят в школу, когда они больны. Вот почему это так сложно, — говорит Аннетт Андерсон, заместитель директора Центра безопасных и здоровых школ Университета Джонса Хопкинса.«Ваш ребенок может кашлять, чихать и сидеть рядом с моим ребенком (в классе), а у вашего ребенка может быть Covid».

Нелегко отличить общие симптомы Covid-19, такие как кашель или лихорадка, от симптомов простуды или гриппа. Заболевания у детей с Covid-19 более серьезны и могут включать диарею или заложенность носа, а также потерю вкуса или запаха, усталость, головную боль и боль в горле. Что делать родителям, если у ребенка наблюдается один или несколько из этих симптомов? Держи их дома.

«Вероятность того, что у каждого заболевшего есть Covid, низкая», — говорит Ивонн Мальдонадо, профессор Медицинской школы Стэнфордского университета и председатель комитета по инфекционным заболеваниям Американской академии педиатрии (AAP). «Но вы просто не хотите рисковать. Даже если у них нет Covid, вы не хотите распространять это в школе ».

По данным Центров по контролю за заболеваниями, около 490 000 детей в возрасте до 18 лет в Соединенных Штатах дали положительный результат на SARS-CoV-2, вирус, вызывающий Covid-19.Ранее проведенное CDC исследование школьников, проведенное в сентябре, показало, что 63 процента случаев заболевания были у детей в возрасте от 12 до 17 лет, а 37 процентов — у детей в возрасте от 5 до 11 лет. Дети редко умирают от вируса, поэтому официальные лица здравоохранения в основном сосредоточили свое внимание на том, не они могут заразиться в школе, а затем передать его дома. Около 3,3 миллиона взрослых старше 65 лет, наиболее уязвимых к вирусу, живут с ребенком школьного возраста.

Даже если ребенок, вероятно, просто простудился, простая возможность того, что он мог передать Covid в школе другому ребенку, который живет с их бабушкой и дедушкой, представляет собой дилемму, лежащую в основе рекомендаций общественного здравоохранения.

По словам Маргарет Фишер, исследователя детских инфекционных заболеваний и профессора медицинского колледжа Дрексельского университета, заболеваемость вирусом в сообществе является важным контекстом для тестирования. Например, если ребенок каждую осень страдает сенной лихорадкой, не контактировал с кем-то, кто инфицирован вирусом, и находится в районе, где нет вспышки, то Фишер говорит, что, возможно, нет причин для его проверки. «С другой стороны, если вы находитесь в районе, где сейчас 500 новых случаев в день, и у вашего ребенка есть симптомы, которые могут быть аллергией, но могут быть Covid, тогда вы собираетесь проверить их на вирус», — она говорит.

Почему бы просто не поместить в карантин ребенка с подозрением на заражение? Тестирование ребенка важно не только для отслеживания контрактов, но и для создания точной картины передачи болезней в районе, которая поможет школам вновь открыться. В то время как миллионы детей снова ходят в школу, по крайней мере, неполный рабочий день, многие крупные районы остаются закрытыми, что является знаком для родителей, учителей и администраторов, которые должны проявлять бдительность.

Школы Нью-Йорка, одна из немногих открытых систем, следят за распространением Covid-19 с помощью программы мониторинга, которая проверяет от 10 до 20 процентов персонала.По всей стране в системе государственных школ Лос-Анджелеса есть программа стоимостью 150 миллионов долларов, которая проверяет учащихся еще до того, как классы открываются для обычного обучения. Ожидается, что в конечном итоге тестирование будет проводиться на 42 объектах, хотя ключевые детали, включая то, как часто будут проходить тестирование сотрудники и студенты, все еще находятся в разработке. Ранее в этом месяце округ объявил, что сохраняющийся высокий уровень инфицирования означает раннее тестирование персонала.

Но на огромной территории страны, расположенной между этими гигантскими школьными системами, обширное тестирование для 56 миллионов учеников сейчас слишком дорого и слишком сложно проводить с точки зрения логистики, хотя скоро появятся и более дешевые быстрые тесты.Крупнейшие школьные округа Техаса — Хьюстон, Даллас, Остин и Эль-Пасо — не проводят всестороннего тестирования учащихся и учителей. Миннесота тестирует только школьных сотрудников. Бостон еженедельно проверяет пять процентов учителей.

Руководства , Американской академии педиатрии, а также рекомендации CDC, по словам Мальдонадо, не рекомендуют универсальное тестирование студентов. Фишер предупреждает, что тесты — это всего лишь моментальный снимок. Дети могут быть инфицированы в течение нескольких дней и выделять вирус до того, как тест даст положительный результат.«Здесь все становится непросто, — говорит Фишер. — Вы должны быть очень осторожны со сроками своего тестирования, и люди должны понимать, что означает отрицательный тест. Это не означает, что вы не инфицированы».

Вот почему защитные меры, такие как ношение масок, дистанцирование и мытье рук, являются ключевыми. Они замедляют распространение не только Covid-19, но и простуды и гриппа. «Дьявол кроется в деталях», — говорит Мальдонадо. Комнаты должны быть правильно обустроены и соблюдать дистанцию. Детям старше 2 лет необходимо носить маски.Руководящие принципы педиатрической академии призывают поощрять использование альтернативного транспорта до школ и ограниченную пропускную способность автобусов. Они предлагают использовать коридоры с односторонним движением, чтобы учителя приходили в классы по очереди, и сводили к минимуму количество учеников в кафетерии одновременно. «Это будет непросто», — добавляет она

.

Андерсон, однако, обеспокоен тем, что надежды на то, что родители будут держать ребенка дома с насморком или кашлем, когда взрослым нужно работать, представляет собой слепое пятно для официальных лиц в планах открытия школ.

«Возможно, мы подвергли наших детей опасности, потому что у нас нет прозрачности, политики и согласованности между округами, чтобы знать, как выглядят передовые методы, — говорит она. — Мы строим самолет, пока летим на нем. «

Родители, по ее словам, должны продолжать защищать своих детей и участвовать в обсуждении школьной политики. Взвешивая то, как отслеживаются случаи или как школы вновь открываются, родители могут затем принимать собственные решения о том, должны ли их дети учиться дома, участвовать в гибридной ситуации или ходить в школу.«Родители должны будут сидеть за столом и участвовать в этих разговорах», — говорит Андерсон. «Родители теперь сидят за рулем, и я думаю, что родители по-прежнему будут сидеть за рулем, двигаясь вперед».

Фишер говорит, что родители также могут самостоятельно провести небольшое обучение, чтобы помочь детям, которые хотят увидеть своих друзей и вернуться к чему-то похожему на нормальное, напоминая им об основах защиты от инфекций.

«Они (дети) должны понимать, что мы никогда не знаем, кто распространяет вирус», — говорит она.«Поэтому, чтобы защитить себя и свои семьи, им нужно носить маску для лица и физически дистанцироваться».

Как помочь своему ребенку получить мотивацию в школе

Если у вас есть ребенок, который плохо учится в школе и не кажется, что у него есть мотивация прилагать какие-либо усилия, первое, что вам нужно сделать, это выяснить, есть ли какие-либо препятствия для получения на своем пути. Проблемы с обучением, социальные проблемы, внимание или эмоциональные проблемы могут заставить детей отвлекаться от учебы.

Но не все дети, которые не успевают в школе — явно не соответствуют своему потенциалу — имеют диагностируемую проблему. И есть ряд вещей, которые родители могут сделать, чтобы побудить детей стараться изо всех сил.

Примите участие

Как родитель, ваше присутствие в академической жизни вашего ребенка имеет решающее значение для его приверженности работе. Сделайте с ней домашнее задание и дайте ей понять, что вы готовы ответить на вопросы. Возьмите за привычку спрашивать ее о том, чему она научилась в школе, и обычно вовлекайте ее в учебу.Демонстрируя свой интерес к школьной жизни вашего ребенка, вы показываете, что его школа может быть захватывающей и интересной. Это особенно эффективно для маленьких детей, которым нравится то, что вам нравится. Подростки могут раздражаться, если им кажется, что вы задаете слишком много вопросов, поэтому не забудьте рассказать и о деталях своего дня. Разговор всегда лучше допроса.

Точно так же важно оставаться вовлеченным, но давать детям постарше немного больше места.Если вы все время заботитесь о своей дочери о домашнем задании, у нее может развиться сопротивление и у нее снизится мотивация к работе, не говоря уже о напряжении, которое это окажет на ваши отношения.

Используйте подкрепление

Многие родители нервничают по поводу поощрения детей за хорошую работу, и это правда, что материальные награды могут превратиться в скользкую дорожку. Но есть способы использовать внешнюю мотивацию, которая в конечном итоге будет усвоена вашим ребенком. «Дети очень хорошо реагируют на социальные подкрепления, такие как похвалы, объятия, высокие пятерки и тому подобное, — говорит Лора Филлипс, нейропсихолог из Института детского разума.«Затем они начинают добиваться результатов, потому что им это нравится».

Кен Шустер, нейропсихолог из Института детского разума, призывает родителей использовать полезные занятия, которые, вероятно, произошли бы в любом случае, но помещает их после установленного количества времени для выполнения домашнего задания. Он предлагает угощения, которые легко приготовить, но которые понравятся вашему ребенку, например, пойти за мороженым или разделить шоколадный батончик. Он также рекомендует разбивать работу на части и использовать небольшие перерывы в качестве награды за прохождение каждой порции.

Вознаграждайте усилия, а не результат

Сообщение, которое вы хотите отправить, состоит в том, что вы уважаете тяжелый труд. Похвала детей за то, что они доводят дело до конца, за то, что они прилагают постоянные усилия, за то, что они пробуют то, в чем они не уверены, что они могут добиться успеха, — все это может помочь им научить их получать удовольствие от самоутверждения. Похвала за хорошие оценки, которые даются легко, может заставить детей почувствовать, что им не нужно напрягаться.

Помогите им увидеть общую картину

Для детей старшего возраста, которые развили понимание отложенного удовлетворения, иногда могут помочь простые напоминания об их долгосрочных целях.Это может помочь многим старшеклассникам, которые расслабляются после поступления в колледж, напомнить им, что они могут потерять признание, если их оценки слишком сильно упадут, или они могут быть не подготовлены к курсам в колледже. «Связывание школы с их долгосрочными целями может сделать работу более личной, — объясняет доктор Филлипс.

Пусть ошибаются

Никто не может получить пятерку по каждому тесту или отличную оценку по каждому заданию. Хотя детям нужна поддержка, и подталкивать их к тому, чтобы они старались изо всех сил, полезно, знайте, что неудачи естественны.Иногда единственный способ научиться правильно готовиться к школе детям — это узнать, что происходит, когда они не готовы.

Получите помощь извне

Один из способов снять напряжение в ваших отношениях с ребенком — это найти старшего ученика (в его школе или ближайшем колледже), который поможет ему с работой. Большинство из них взимают довольно низкие ставки, и тот факт, что они ближе к возрасту вашего ребенка, может повысить вероятность того, что он будет слушать то, что они говорят.

«Домашнее задание было для нас источником конфликта», — говорит Элизабет, чей сын Алекс страдает СДВГ.Она вспоминает, что Элизабет наняла несколько студентов Барнарда, чтобы они помогали Алексу делать уроки по вечерам. «Он вел себя с ними намного лучше, и я потратил эти деньги не зря, потому что я не дрался и не нервничал».

Сделайте учителя своим союзником

Еще одна важная вещь, которую вы можете сделать для своего ребенка, — это работать с его учителем. Учитель может иметь дополнительные сведения о том, как мотивировать вашего ребенка или с чем он может бороться.Точно так же вы можете поделиться любой имеющейся у вас стратегией или информацией.

Когда ее сын учился в младшей школе и у него был только один учитель, Элизабет звонила его учительнице до первого дня, представлялась и предупреждала учителя о том, что у ее сына СДВГ и что ему трудно сосредоточиться. Она давала учителю небольшие подсказки, которые, по ее мнению, были полезны с Алексом: написание многоступенчатых указаний на доске, похлопывание его по плечу, проходя мимо, чтобы убедиться, что он обращает внимание, и другие небольшие хитрости, которые будут полезны любого маленького ребенка, но особенно важны для ребенка с СДВГ.

«Убедитесь, что и школа, и дом едины», — подчеркивает доктор Каротерс, которая часто устанавливает систему, которую она называет ежедневным табелем успеваемости. С помощью этой системы ребенок получает баллы от своего учителя за такие вещи, как выполнение работы и следование указаниям в первый раз, когда он их получает. Затем он приносит эти очки домой, где родители дают ему небольшие награды, такие как дополнительное время на iPad или совместные игры.

Получите поддержку для себя

Наблюдать за тем, как ваш ребенок уходит из школы, может быть так же неприятно, как и самому ребенку может быть трудно сосредоточиться.Элизабет говорит, что она часто чувствует себя осужденной как родитель из-за того, что у нее есть сын, которому так тяжело в школе.

В некоторых школах есть группы поддержки для родителей детей, которые менее мотивированы, и, если в школе вашего ребенка их нет, Элизабет рекомендует создать такую ​​группу. «Приятно слышать, что вы не одиноки», — говорит она. «Также полезно услышать, как опередившие вас люди говорят о том, как ориентироваться в школьной системе, найти терапевта и поговорить с учителями».

«Если вы чувствуете, что действительно злитесь или расстраиваетесь из-за своих детей, сделайте шаг назад», — сказал доктор.Карозерс рекомендует. «Поместите вещи в контекст».

Также важно не упускать из виду свои цели: ваш ребенок может не стать звездным учеником. Обязательно сосредоточьтесь на усилиях, которые она вкладывает, и приверженности, которые она демонстрирует, а не на результате. Если вы ожидаете отличных достижений от ребенка, который плохо учится в школе, вы сведете себя с ума.

«Я не пытаюсь заставить своего ребенка быть кем-то, кем он не является», — говорит Элизабет о своих попытках помочь своему сыну. «Я просто хочу, чтобы он реализовал свой потенциал.”

Подробнее:
Вашему ребенку не хватает мотивации?

Вот как закрытие школы повлияет на детей на долгие годы

В 2005 году ураган «Катрина» прорвался через побережье Мексиканского залива, унеся жизни более 1800 человек. После урагана около 372 000 детей были вынуждены покинуть свои дома. Было разрушено более 100 государственных школ, а те, которые не закрывались в течение нескольких недель.После того, как паводок отступил, эти перемещенные ученики в конце концов основали новые школы, но последствия стихийного бедствия остались. Некоторые дети проявляли повышенные признаки беспокойства, депрессии и посттравматического стресса спустя долгое время после события; исследование, проведенное пятью годами позже, показало, что более трети перемещенных детей все еще как минимум на год отстают от своих сверстников в учебе.

На первый взгляд тропический шторм мало похож на вирусную пандемию. Но со школами, закрытыми более чем на 1.3 миллиарда школьников во всем мире, стихийные бедствия могут дать исследователям полезную информацию по вопросу, который они и заблокированные родители во всем мире теперь задают: окажет ли отключение коронавируса долгосрочное влияние на детей?

Первые признаки не столь обнадеживают. Исследования последствий штормов, землетрясений и вспышек болезней показали, что стихийные бедствия могут иметь серьезные пагубные последствия для уровня образования и психического здоровья детей. «Мы пришли к выводу, что, хотя конкретные характеристики опасности очень важны с точки зрения восстановления, человеческие воздействия часто довольно последовательны», — говорит Лиза Гиббс, директор Программы здоровья и благополучия детей Джека Брокхоффа в Университете Мельбурна. .

Гиббс изучил выживших после лесных пожаров в «Черную субботу» в Австралии в 2009 году и обнаружил, что дети из пострадавших районов показали худшие результаты, чем их сверстники, в тестах на грамотность и счет в течение многих лет после этого события. «Когда происходит событие со значительной травмой или потерей и продолжающимся разрушением сообщества, существует продолжительный период времени, когда это влияет на обучение», — говорит Гиббс. «И хотя дети могут вернуться к своей способности учиться, они не догоняют их с точки зрения академической успеваемости, и поэтому вы видите изменение академической траектории, которое может иметь последствия на всю жизнь.”

Одна из проблем, стоящих перед исследователями, состоит в том, чтобы определить, какая часть этих потерь в обучении может быть связана с закрытием школ, а какая — с другими факторами, такими как переезд или травма. Хорошо известно, что дети, которые регулярно пропускают школу, хуже успевают на экзаменах, и политики давно говорят о «летнем спаде» — потере знаний, которая случается во время долгих каникул. (Хотя исследователи недавно утверждали, что эффект, вероятно, невелик.)

Одна проблема заключается в том, что существует так мало данных о длительных перебоях в школьных занятиях — даже после стихийных бедствий большинство детей обычно снова учатся в течение нескольких недель.Наиболее очевидным примером может служить эпидемия Эболы 2014 года, в результате которой школы для 5 миллионов детей в Западной Африке были вынуждены закрыть на срок до восьми месяцев, но у нас поразительно мало данных о ее последствиях. Одно исследование 2019 года показало, что учащиеся в Аргентине, пропустившие до 90 дней в школе в 1980-х и 90-х годах из-за забастовок учителей, с меньшей вероятностью получили степень, с большей вероятностью были безработными и в среднем зарабатывали на 2-3 процента меньше из районов, менее пострадавших от ударов.

«К сожалению, он находится в категории эмпирических исследований, подтверждающих очевидное», — говорит Сэм Симс, научный сотрудник Института образования Калифорнийского университета.«Когда люди не ходят в школу, они не так много учатся, и чем дольше они не в школе, тем больше они не узнают».

Во время пандемии многие школы перешли на дистанционное обучение в той или иной форме, когда учителя предоставляют материалы через онлайн-порталы, такие как Google Classroom, или проводят уроки через Youtube или Zoom. Но доказательства того, что онлайн-обучение является прямой заменой школы, неоднозначны. А переход на дистанционное обучение, вероятно, усугубит устоявшуюся модель стихийных бедствий: больше всего страдают люди из экономически неблагополучных слоев населения.

Невозможно узнать, сколько каждый ребенок учится в изоляции. Но согласно данным опроса Sutton Trust и Teacher Tapp, приложения для опроса учителей, ученики частных школ в Великобритании в два раза чаще, чем ученики государственных школ, получают доступ к онлайн-урокам каждый день. Точно так же студенты из рабочего класса тратили меньше времени во время учебы в изоляции и наблюдали более значительное снижение качества своей работы.

«У нас есть данные, согласно которым 55 процентов учителей в наиболее неблагополучных районах считают, что дети получают час или меньше образования в день», — говорит Лаура Макинерни, соучредитель Teacher Tapp.Частные школы с большей вероятностью использовали инструменты онлайн-обучения до вспышки, а более обеспеченные учащиеся с большей вероятностью будут иметь свои собственные устройства, надежный широкополосный доступ и место для учебы дома. «Вы видите разницу в том, что половина учеников частных школ ежедневно посещают с девяти до трех онлайн-уроков, а в государственных школах — менее десяти процентов», — говорит МакИнерни.

На момент написания, школы в некоторых странах, таких как Китай, Франция и Германия, начали открываться заново.Правительство заявило, что надеется на постепенное возобновление работы школ с 1 июня для некоторых возрастов, при условии, что они будут соответствовать его критериям открытия; во многих других странах, включая Шотландию и Уэльс, нет четкого графика возвращения. Школы в Италии, Португалии, Нью-Йорке и Калифорнии будут закрыты до сентября.

Безопасно ли снова открывать школы — сложно подсчитать: хотя у детей, кажется, меньше симптомов Covid-19, у нас все еще нет окончательных доказательств того, какую роль они играют в распространении вируса между домохозяйствами.Любое повторное открытие должно взвесить риски для общества в целом, для образования детей и экономики, поскольку продолжающееся закрытие школ не позволяет родителям вернуться к работе.

По крайней мере в одном смысле изоляция предоставит исследователям нечто ранее немыслимое: массовый эксперимент с самой ролью школ. «Самый большой вопрос будет в том,« насколько велики потери в обучении, как мы думаем? »Мы не можем знать и не узнаем в течение некоторого времени», — говорит МакИнерни.

«В противном случае возникает большой философский вопрос: в какой степени школы существуют для повышения экономической производительности взрослых по сравнению с обучением детей?» То есть, что, если потеря обучения не так велика, как мы ожидаем, и дети действительно получают пользу от некоторых элементов изоляции, например, от более пристального внимания один на один и времени с родителями? «Мы знаем, что школы на самом деле являются существенной, но небольшой частью разницы в успеваемости детей», — говорит МакИнерни.«Что, если через три или четыре месяца это не принесет такой большой разницы, как мы думаем?»

Какими бы ни были воздействия пандемии на образование, они, по крайней мере, будут распространены в обществе. Но самое страшное заболевание будет сосредоточено на немногих избранных. На момент написания по крайней мере 265000 человек умерли от Covid-19 во всем мире, и многие из них были бабушками и дедушками, родителями, учителями и друзьями.

«Существуют различия в развитии с точки зрения того, как на детей влияют горе и утрата и как они это понимают», — объясняет Джой Ософски, профессор педиатрии, психиатрии и общественного здравоохранения в Центре медицинских наук Университета штата Луизиана в Новом Орлеане.Ософски большую часть своей карьеры посвятила изучению воздействия стихийных бедствий на детей — от Катрины до Фукусимы. «После Катрины мы увидели много проблем: люди сообщали о депрессии, симптомах тревоги, симптомах посттравматического стресса», — говорит она. «В особенности у детей дошкольного возраста, дети были очень нерегулируемыми в своем поведении и эмоциях, и они не хотели разлучаться со своими родителями».

Одним из ключевых признаков того, что дети борются со своим психическим здоровьем, является регресс: демонстрация поведения, ожидаемого от детей младшего возраста.«У детей младшего возраста может наблюдаться ночное недержание мочи или общие проблемы с туалетом. Могут быть задержки речи, они могут стать замкнутыми или трудно управляемыми. Могут быть проблемы со сном », — говорит Гиббс. «Это очень разнообразно. Но это нормально — реагировать на ненормальную ситуацию ».

Наибольшее бремя неизбежно ложится на детей, потерявших семью или родителей, пострадавших от травматического стресса, например, работающих в больницах или моргах на передовой.Но бедствия могут быть разрушительными и более тонкими способами, например, когда многие миллионы родителей остаются без работы. «Изменение дохода, смена места работы, разрыв отношений — все те вещи, которые вы обычно видите после события, оказывают дополнительное влияние на результаты психического здоровья, такие же или даже выше, чем исходное событие», — говорит Гиббс. По словам исследователей Оксфордского университета, уже есть признаки того, что пандемия вызывает беспокойство среди детей.

Одна из областей, которые сейчас исследует Гиббс, — это устойчивость детей.«По сути, устойчивость — это способность адаптироваться к серьезным сбоям», — говорит она. «Но мы очень осторожны, чтобы не перекладывать это на человека -« вы стойкий человек? »- потому что на самом деле это не имеет смысла. У всех нас есть определенные черты, которые позволяют нам адаптироваться, но это также касается ресурсов, которые мы можем использовать, и социальной поддержки, которую мы имеем. Поэтому, когда мы думаем об устойчивости детей, полезно подумать: как создать среду, которая позволит детям развиваться в сложных условиях? »

Изучая предыдущие стихийные бедствия, Гиббс и другие исследователи определили определенные условия, которые, кажется, помогают детям справиться с ситуацией.«Что вы хотите сделать, так это обеспечить чувство безопасности, чувство надежды, чувство спокойствия и единства», — говорит она.

По ее словам, один из лучших способов помочь детям — это дать им силы в процессе восстановления. Например, после «Катрины» школьники помогали сажать общественные сады. «Им нужно чувствовать, что они могут справиться с тем, что происходит, и они должны чувствовать, что их семья может справиться с тем, что происходит», — говорит Гиббс. «В настоящее время есть прекрасные примеры, такие как надписи мелом на пешеходных дорожках или радуги в окнах — даже самые маленькие дети знают, что вносят свой вклад в жизнь своего сообщества.”

Обществу необходимо будет помочь детям адаптироваться к новым нормам в мире после изоляции. После ядерной катастрофы на Фукусиме японское правительство изменило то, как детей учили о радиации; Австралийские общины узнают о лесных пожарах с раннего возраста. Один из способов, которым школы могут помочь уменьшить беспокойство детей, — это информировать их — в соответствии с возрастом — о рисках вирусных вспышек, а также поощрять мытье рук и физическое дистанцирование. Есть также свидетельства того, что любые потери в обучении можно уменьшить с помощью более персонализированных подходов к обучению; Как писал исследователь образования Джон Хэтти, после землетрясения в Крайстчерче в Новой Зеландии в 2011 году результаты экзаменов фактически улучшились, отчасти из-за того, что учителя уделяли больше внимания предметам, которые дети находили трудными.

Когда Гиббс консультирует правительства по вопросам планирования действий в случае стихийных бедствий, она обычно рекомендует пятилетний план восстановления. Для коронавируса это восстановление может быть более длительным, особенно если пандемия приведет мир к новой рецессии. Но хотя уроки, извлеченные из исследования стихийных бедствий, могут быть мрачными, говорит Гиббс, в целом послание вселяет надежду: несмотря на их жертвы, большинство детей после стихийных бедствий выздоравливают и продолжают вести нормальную счастливую жизнь.

«Эти события преобразуют», — говорит Гиббс.«В то время как одни люди смогут вернуться к прежней жизни, для других этой жизни уже нет. Им нужно построить новый образ мышления. Я ожидаю, что мы увидим то же самое после пандемии: что некоторые вещи вернутся, а другие навсегда изменятся. О некоторых из этих вещей мы будем горевать, а другие будут действительно позитивными. Это будет открытие новых способов ведения дел ».

Покрытие коронавирусом от WIRED

🏘️ Реальный скандал с коронавирусом — это дома для престарелых.

💲 Может ли Universal Basic Income помочь в борьбе с коронавирусом?

👉 Подпишитесь на WIRED в Twitter, Instagram, Facebook и LinkedIn

Получите WIRED Daily, ваш серьезный брифинг по всем важнейшим событиям в области технологий, бизнеса и науки.В ваш почтовый ящик каждый будний день в 12:00 по британскому времени.

, введя свой адрес электронной почты, вы соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности

Спасибо. Вы успешно подписались на нашу рассылку новостей. Вы скоро услышите от нас.

Извините, вы ввели неверный адрес электронной почты. Обновите страницу и попробуйте еще раз.

государственных школ Нью-Йорка приняли новых левых

1.

Быть родителем — значит идти на компромисс. Вы клянетесь в верности справедливости для всех, вы клянетесь, что личные привязанности могут рифмоваться с общественным благом, но когда выбор сводится к вашему ребенку или абстракции — даже к благополучию детей, которых вы не знаете, — вы предадите ваши принципы жестокой несправедливости любви. Тогда жизнь мстит за то, что судьба вашего ребенка вообще находится в ваших руках. Организованные патологии взрослых, в том числе и ваши, иногда известные как политика, находят способ заразить мир детей.Только они могут спастись.

Чтобы услышать больше тематических статей, просмотрите наш полный список или загрузите приложение Audm для iPhone.

Наш сын прошел первое школьное собеседование вскоре после того, как ему исполнилось 2 года. Он использовал слова около года. Сотрудник приемной комиссии в частной школе с совершенно новыми, красиво и устойчиво построенными художественными и танцевальными студиями дал ему лист бумаги и цветные карандаши. Пока она расспрашивала нас с женой о нашей работе, наш сын нарисовал желтый кружок над зеленой волнистой линией.

Довольно хладнокровно, приемный комиссар спросил его, что это было. «Луна», — сказал он. Он выбрал этот момент, чтобы сделать свой первый репрезентативный рисунок, и наши надежды возросли. Но ее челюсть сжалась в ледяной и загадочной улыбке.

Позже, на многолюдном дне открытых дверей для потенциальных семей, менеджер хедж-фонда из бывшей советской республики рассказал мне о хорошей государственной школе в этом районе, которая принимает большой процент детей с ограниченными возможностями. В качестве страховки от частной школы он планировал занять место в этой государственной школе, обыграв систему для детей с особыми потребностями, что, по его словам, было несложно сделать.

Желая дистанцироваться от этой схемы, я махнул рукой на всю комнату родителей, отчаянно пытающихся выложить 30 000 долларов на дошкольное учреждение, и сказал: «Это все жульничество». Я имел в виду весь бизнес, основанный на приеме на собеседование с двухлетними детьми. Управляющий хедж-фонда заметил, что, если бы он сообщил о моих словах сотруднику приемной комиссии, у него было бы на одного конкурента, о котором нужно было беспокоиться, меньше.

Когда пришло письмо с отказом, я воспринял это как комментарий к нашему сыну, пока моя жена не сообщила мне, что женщина с застывшей улыбкой на самом деле брала интервью у нас .Нас отвергли. Мы утешали себя тем, что школа не подходила для нашей семьи, или мы для нее. Это была школа аморальных финансистов.

Во второй частной школе моя жена вместе с другими родителями пристально наблюдала за односторонним зеркалом, как наш сын участвовал в групповых играх с другими детьми ясельного возраста, их жизнь была обеспечена или разрушена каждой долей или толчком. Его поместили в список ожидания.

Места в дошкольных учреждениях распределялись в порядке очереди. Впереди в спальных мешках лежали родители.Они ночевали на улице.

Система, которая доминирует в часы нашего бодрствования, повелевает нашей бездумной преданностью и толкает нас, как ортодоксальных последователей требовательной веры, к экстраординарным, даже абсурдным подвигам напряжения, не является демократией, которая часто кажется далекой и хрупкой. Это меритократия — система, которая утверждает, что таланты и усилия вознаграждаются первоклассным образованием и хорошо оплачиваемой профессией, ее кодекс строгой практики и щедрые благословения передаются из поколения в поколение.Давление меритократии заставило нас обратиться в частные школы, когда нашему сыну было 2 года — не потому, что мы хотели, чтобы он ходил в частный дошкольный учреждение, а потому, что в Нью-Йорке, где мы живем, отправить его в хороший общественный детский сад позже было бы даже равным. сложнее, и если мы проиграем, к этому моменту большинство мест в частных школах будет заполнено. Как предупреждали нас друзья, начавшие несколько месяцев назад, мы уже отставали от графика к тому времени, когда он нарисовал свою луну. Мы максимально использовали возможности — хеджирование, как финансист, как многие знакомые нам семьи, — уже отслеживая длинную черту, которая приведет к горизонту будущего нашего сына.


Из нашего выпуска за октябрь 2019 г.

Подпишитесь на The Atlantic и поддержите 160 лет независимой журналистики

Подписаться

Настроение меритократии — это тревога — низменная паника, когда вы опаздываете на несколько минут и все места заняты. Нью-Йорк с его плотным населением, расслоенной социальной лестницей и общей напористостью является зеркалом меритократии. Только Нью-Йорк заставил меня проснуться рано утром в субботу в феврале, надеть парку и шерстяную шляпу и пройти полмили в предрассветной темноте, чтобы зарегистрировать нашего сына, которому тогда было 17 месяцев, в детский сад.Я прибыл, чтобы оказаться в лучшем случае 30-м человеком в очереди, которая вела от запертой входной двери школы вверх по тротуару. До регистрации оставалось еще два часа, и места будут распределяться в порядке очереди. Впереди в спальных мешках лежали родители. Они ночевали на улице.

Я стоял и ждал на морозе со странной смесью чувств. Я ненавидел гиперконкурентных родителей, которые делали жизнь всех более напряженной. Я боялся, что обманул нашего сына слота, не вставая до эгоистичного часа 5:30.И я волновался, что все мы были связаны безумным героическим проектом, от которого мы не могли ни избавиться, ни понять, движимый безмерной преданностью будущему нашего собственного ребенка. Все для детского сада под названием Huggs.

Искажения Нью-Йорка позволяют увидеть работу меритократии в ярких крайностях. Но сама система, построенная на убеждении, что, в отличие от коллективизированного общества, индивидуальные достижения должны быть основой вознаграждений и что, в отличие от унаследованной аристократии, эти награды должны снова зарабатываться каждым новым поколением, является всеамериканской. .Истинная меритократия была ближе всего к реализации с появлением стандартизированных тестов в 1950-х годах, движением за гражданские права и открытием университетов Лиги плюща для лучших и самых талантливых, включая женщин и меньшинства. Последовало большое расширение возможностей. Но в последние десятилетия система превратилась в новую классовую структуру, в которой профессионалы передают свои деньги, связи, амбиции и трудовую этику своим детям, в то время как менее образованные семьи отстают еще больше, с небольшими шансами увидеть, как их дети поднимутся. .

С июня 2018: 9,9% — это новая американская аристократия

Когда родители на удачном выступе этой пропасти смотрят вниз, их оглушает головокружение. Далеко внизу они видят тусклый мир обработанных пищевых продуктов, ожирения, разводов, зависимости, мошенничества с онлайн-обучением, застойной заработной платы, аутсорсинга, роста заболеваемости — и они клянутся делать все возможное, чтобы уберечь своих детей от падения. Они останутся в браке, будут готовить органические семейные обеды, читать вслух каждую ночь перед сном, берут солидную ипотеку на дом в престижном школьном районе, платить учителям музыки и репетиторам по подготовке к экзаменам и неоднократно жертвовать чрезмерно щедрые фонды выпускников .Битва за то, чтобы их дети оказались в первых рядах, начинается еще до зачатия и продолжается во взрослой жизни их детей. В основе всего этого лежит неравенство, а неравенство порождает множество болезненных симптомов, в том числе неистовую борьбу за статус среди представителей профессионального класса, чье самое ценное приобретение — это не гибридный внедорожник Mercedes или семейное сафари в Масаи Мара. но письмо о зачислении от университета, входящего в топ-10 US News & World Report .

В своей новой книге, Ловушка меритократии , профессор права Йельского университета Дэниел Марковиц утверждает, что эта система превращает элитные семьи в бизнес-предприятия, а детей в перегруженные работой, недостоверные машины успеха, создавая при этом экономику, благоприятствующую сверхобразованным и образованным людям. портит перспективы среднего класса, который склоняется к томящимся беднякам. Марковиц описывает огромные затраты денег и времени, которые состоятельные пары вкладывают в своих детей. К детскому саду дети элитных профессионалов уже на целых два года опережают детей среднего класса, а разрыв в успеваемости почти непреодолим.

На том ледяном тротуаре я почувствовал содрогание от отвращения к извращениям меритократии. И все же я был там, проклиная себя за то, что был 30-м в очереди.

2.

Вскоре после того, как он нарисовал изображение Луны, наш сын прошел собеседование в другой частной школе, одной из самых популярных в Нью-Йорке. Это был конец 2009 года, начало первого срока президента Барака Обамы, и учителя носили яркие подвески надежды, которые они создали вместе со своими дошкольниками.Я подавил неодобрение партизанской демонстрации (что, если лицо, свисающее с шеи учителей, было лицом Сары Пэйлин?), И заверил себя, что школа имеет художественные и прогрессивные ценности. Он набирал детей писателей и других «креативщиков». И групповая игра нашего сына под наблюдением прошла успешно. Его приняли.

У школы были восхитительные атрибуты. Два учителя в каждом классе по 15 детей; родители, которые были пианистами или драматургами, а не только инвестиционными банкирами; перспектива позже уроков латыни, написания стихов, кукольного театра, теории математики, которые будут преподавать увлеченные ученые.Попав в школу, если только ребенок серьезно не облажался, у него было мало шансов когда-либо уйти, пока, спустя 15 лет, школа не сопоставила своих выпускников с лучшими университетами, где у нее были тесные отношения с приемными комиссиями. Учащимся не придется терпеть повторяющуюся травму подачи заявления в среднюю и среднюю школу, которую Нью-Йорк навязывает детям государственных школ. У нашего сына было место в самом начале линии, защищенное от меритократии в ее самой безжалостной форме. Было только одно соревнование, и он уже победил в контролируемой групповой игре.

Через два года мы перевели его в общественный детский сад.

Мы с женой работаем в государственных школах. Какие бы мучения они ни причинили нам в молодости, мы верили в них.

У нас только что родился второй ребенок, девочка. Частная школа собиралась ежегодно в неопределенное время резко повышать плату за обучение. Когда плата за обучение превысит 50 000 долларов, количество креативщиков сократится и уступит место финансовым. Я подсчитал, что дошкольное образование двух наших детей будет стоить больше 1 доллара.5 миллионов после уплаты налогов. Это была практическая причина уехать.

Но было еще кое-что — еще одна претензия к нам. Текущая фраза для него — социальная справедливость . Я бы предпочел использовать слово демократия , потому что оно передает идею равенства и необходимости совместной жизни граждан. Согласно этой идее, ни одно учреждение не обладает большей властью формировать людей, чем государственная школа. В этом заключалась первоначальная цель «общих школ», созданных Горацием Манном в середине 19 века: прививать детям знания и нравственность, необходимые для успеха республиканского правительства, «охватив детей всех религиозных, социальных и этнических групп». фоны.

Заявление о демократии не отрицает меритократии, но они находятся в напряжении. Один ценит равенство и открытость, другой — достижения и безопасность. Ни один из них не может удовлетворить все потребности. Если упустить из виду любой из них, жизнь станет беднее. Существенная задача — привести меритократию и демократию в отношения, в которых они могут сосуществовать и даже процветать.

Мы с женой работаем в государственных школах. Какие бы мучения они ни причинили нам в молодости, мы верили в них. Мы хотели, чтобы наши дети учились в классах, похожих на город, в котором мы живем.Мы не хотели, чтобы они росли полностью внутри нашего пузыря — в основном белые, с высоким и дорогим образованием — где четырехлетние дети, которые слышат 21 000 слов в день, приобретают незаслуженную уверенность в изолированном преимуществе и чувствуют, даже неосознанно, что они ‘ ты лучше, чем чужие дети.

Государственные школы — это общественное благо. Наши города являются одними из самых сегрегированных в расовом и экономическом отношении городов Америки. Разрыв в уровне знаний, который отделяет белых и азиатских студентов от чернокожих и латиноамериканцев по математике и английскому языку, огромен и продолжает расти.Некоторые защитники утверждают, что создание более интегрированных школ уменьшило бы эти пробелы. Независимо от того, убедительно ли это подтверждают данные, в Америке быть полусознательным — значит знать, что школы концентрированной бедности могут обречь детей, которые их посещают. Это знание и сделало наше решение политическим и чреватым.

С октября 2017 г .: американцы отказались от государственных школ. Это ошибка.

Наша «зонированная» начальная школа, в двух кварталах от нашего дома, постоянно улучшала свою ужасную репутацию, но недостаточно быстро.Друзья вытащили своих детей после второго или третьего класса, поэтому, когда мы отправились на экскурсию, мы настояли, вопреки желанию школьного гида, подняться наверх из классов детского сада и тоже посмотреть старшие классы. Студенты бесцельно бродили по комнатам, воздух был тяжел от апатии, казалось, что у них мало знаний. С каждым годом школа становилась на несколько процентных пунктов менее бедной и менее черной по мере облагораживания района, но большинство белых детей посещали «одаренные и талантливые» школы внутри школы, где ожидалось большего и отдавалось больше.Школа одновременно интегрируется и разделяется.

Однажды я был на местной детской площадке с нашим сыном, когда я разговорился с пожилой чернокожей женщиной, которая долгое время жила по соседству и понимала все о нашей школьной дилемме, которая становилась единственной темой, которая меня интересовала. Она издевалась над нашей «зонированной» школой — она ​​так долго находилась в плохом состоянии, что потребуются годы, чтобы стать приемлемой. Я упомянул вторую школу в полдюжине кварталов отсюда, которая, вероятно, была бы доступна, если бы мы подали заявку.Выражение ее лица стало тревожным. «Не отправляйте его туда», — сказала она. «Это провал, школа. Эта школа всегда будет школой неудачников ». Это было так, как если бы на него было наложено вечное проклятие, за которое никто не мог повлиять. Школа была в основном бедной и черной. Мы предполагали, что это подведет наших детей, потому что мы знали, что это подведет других детей.

В том году, когда моему сыну исполнилось 5 лет, посещение дневных экскурсий и вечерних дней открытых дверей стало второй работой. Мы подали документы в восемь или девять государственных школ.Мы подали заявку в отдаленные школы, которые, как мы слышали, взяли несколько детей из других районов, но обнаружили, что сейчас бэби-бум и места уже заняты зонированными семьями. В одной новой школе, имевшей многообещающую репутацию, ориентационная беседа была пропитана образовательным жаргоном, а туалеты в ванной для мальчиков — дерьмом, но мы бы заняли место, если бы ему предложили.

Среди школ, куда мы ходили просить милостыню, была одна в паре миль от нашего дома, которая принимала детей из нескольких районов.Эта школа была экономически и расово смешанной по дизайну, а демографические данные были близки к населению города: 38 процентов белых, 29 процентов черных, 24 процента латиноамериканцев, 7 процентов азиатов. Уже один этот факт сделал школу в Нью-Йорке большой редкостью. Две трети учеников сдали стандартные тесты на уровне класса или выше, что сделало школу одной из самых успешных в городе (хотя позже мы узнали, что имелся большой разрыв, до 50 процентов, между результатами за более обеспеченные белые студенты и более бедные латиноамериканские и черные студенты).И школа оказалась счастливым местом. Его педагогическая модель была прогрессивной — «центрированной на ребенке» — основанной на обучении через опыт. Классы казались свободными, но шла настоящая работа. Коридоры были покрыты хорошо написанными композициями. Часть детской площадки была отдана под огород. Такое сочетание разнообразия, достижений и благополучия было почти неслыханным для государственных школ Нью-Йорка. Эта школа выполнила сложнейший круг. Это была мечта либеральной белой семьи. Процент приема был менее 10 процентов.Мы в листе ожидания.

Летом перед тем, как нашему сыну предстояло поступить в детский сад, администратор, которому я написала письмо, доказывающее, что наша семья и школа идеально подходят, сообщается с новостью о том, что наш сын исключен из списка ожидания. Она дала мне пять минут, чтобы придумать ответ. Четыре с половиной из них мне не понадобились.

Теперь я вижу, что мое решение испортилось эгоизмом и тщеславием. Я жил в уютном Нью-Йорке успешных профессионалов.У меня не было подлинной связи — ни на работе, ни в дружбе, ни между соседями — с общим миром очень разных групп города, в который собирался войти наш сын. Я был готов предложить его в качестве эмиссара в этот мир, в знак моего общественного духа. Та же самая нарциссическая гордость, которую родители воспринимают в отличной успеваемости ребенка, я теперь чувствовала, отправляя его в желтом школьном автобусе в учреждение, название которого начинается с P.S.

Несколько родителей в частной школе отреагировали так, будто мы отдали выигрышный лотерейный билет или даже причинили вред нашему сыну — такова хрупкая природа меритократии.И, честно говоря, в ближайшие годы, когда мы услышали, что шестиклассники частной школы писали работы на The Odyssey , или когда мы наблюдали, как наш сын и его друзья потеют во время конкурсного приема в общественную среднюю школу, мы задавались вопросом совершили ли мы непростительный грех и перебирали ли мы все причины, по которым мы сменили школу, пока не почувствовали себя лучше.

Вскоре наш сын начал говорить: «Я учусь в государственной школе». Когда я однажды спросил его, что это значит, он ответил: «Это значит, что я не высокомерный.Он никогда не оглядывался.

Пол Спелла

3.

Государственная школа располагалась на нижних этажах старого кирпичного здания, пяти этажей высотой и длиной в квартал, рядом со скоростной автомагистралью. Средние и старшие классы занимали верхние этажи. Здание имело обычные мрачные черты любого государственного учреждения Нью-Йорка: стальная сетка над нижними окнами, полицейский у стойки регистрации, потертые желтые стены, флуоресцентные лампы с токсичными ПХБ, лестничные клетки в клетках, старые котлы и отсутствие воздуха. кондиционеры — как бы для того, чтобы ослабить ожидания любого, кто обращается к правительству за базовыми услугами.Бамбуковые полы и ультрасовременные научные лаборатории частных школ способствовали желанию получить особое убежище от города. Новая школа нашего сына казалась ей совершенно незащищенной.

После окончания средней школы я почти не сталкивался с американской государственной школой. Это было в конце 1970-х, в районе залива, в том же году, когда налоговое восстание начало свое долгое уничтожение звездной системы образования Калифорнии. В то время от родителей ничего не просили, кроме того, что они платят налоги и отправляют своих детей в школу, и все, кого я знал, ходили в местные государственные школы.Теперь местные государственные школы — по крайней мере, та, которую собирался посещать наш сын — не могли функционировать без родителей. Пожертвования в нашей школе выплачивали зарплату учителю естествознания, учителю испанского языка, замещающим учителям. Платили даже за мебель. Из-за того, что многие семьи были бедными, нашему PTA было трудно достичь своей годовой цели по сбору средств в размере 100 000 долларов, и несколько лет директору приходилось разослать родителям сообщение, предупреждающее, что наука или искусство скоро будут сокращены. В нескольких кварталах отсюда начальные школы, предназначенные для богатых кварталов, обычно собирали 1 миллион долларов — эти школы назывались «частными общественными».«Школы в более бедных районах изо всех сил пытались принести 30 000 долларов. Этот огромный разрыв был лишь одним из способов, которым неравенство втолкнуло нас в систему государственных школ.

Мы окунулись в приключения новой школы. Мы присылали классные закуски, когда была наша неделя, я сопровождал экскурсию по изучению голубей в местном парке, а моя жена приготовила чили для осеннего сбора средств. Чувство миссии школы распространилось на гораздо более крупное сообщество, и поэтому возник призыв к деньгам, когда пожар вынудил семью из другой школы покинуть ее дом, и продовольственная поездка после урагана Сэнди, разрушившего район Нью-Йорка, ботинок для сирийских беженцев в Иордании.Мы были готовы на все, чтобы принять участие. Когда однажды моя жена пришла помогать в классе, ее зачислили в качестве наблюдателя на перемену и попросили сменить нижнее белье мальчика, которого она не знала из другого класса, который испачкал себя. (У волонтерства был предел, и этим все закончилось.)

Частная школа, которую мы оставили, давала родителям понять, что они не нужны, за исключением восторженных зрителей на представлениях. Но воспитатель детского сада нашего сына — эксцентричный мужчина пенсионного возраста, униформа которого состояла из дредов (он был белый), кожаного фартука, шорт и сандалий с носками — рассылала частые и откровенно нуждающиеся сообщения SOS.Когда его класс из 28 студентов изучал береговую линию Нью-Йорка, он попросил меня помочь построить копию старинного грузового корабля, подобного тому, который пришвартовался у Нижнего Манхэттена — могу я взять лист фанеры, четыре на восемь на 5/8 дюйма, разрезанного пополам, вместе с четырьмя подходящими петлями и двумя дюжинами деталей сантехники, если бы они не были слишком дорогими? Он возместит мне деньги.

В ту первую зиму водители школьных автобусов объявили забастовку, которая длилась много недель. Я по очереди с несколькими другими родителями возил группу детей в школу и обратно.Все, кому нужна была поездка, собирались на автобусной остановке в 7:30 каждое утро, и мы выясняли, кто из родителей сможет водить машину в этот день. Для проведения забастовки требовались гибкий график и машина, что оказывало огромное давление на семьи. Девочка из класса нашего сына, которая жила в многоквартирном доме в миле от школы, внезапно перестала посещать. Казалось, что администраторы приложили столько же усилий для сплочения семей, поддерживающих профсоюз водителей автобусов, так и для того, чтобы каждый ребенок мог попасть в школу. Это было ранним признаком того, что произойдет позже, всего того, что в конечном итоге оттолкнет меня, и я, возможно, был бы обеспокоен этим, если бы меня не так увлекла моя новая роль отца в государственной школе, объединяющегося с другими родителями. чтобы вывести нас из кризиса.

4.

У родителей слишком мало одного слоя кожи. Они потеряли эпидермис, который мог смягчить синяки и тупую панику. В разделенном городе, в стратифицированном обществе эта недостающая кожа — интенсивность каждого маленького беспокойства и прорыва — является кратчайшим и, возможно, единственным путем к близости между людьми, пути которых иначе никогда бы не пересеклись. Дети становятся отличными выравнивателями. Родителей объединяет один предмет, который не перестает их увлекать.

В детском саду наш сын подружился с мальчиком в классе, которого я назову Маркус.У него были веселые глаза, слабая улыбка и вид невозмутимого спокойствия — он был непринужден со всеми, никогда не был явно взволнован или рассержен. Его родители были иммигрантами из рабочего класса из Карибского бассейна. Его отец водил санитарный грузовик, а его мать была няней, чей начальник предлагал ввести Маркуса в школьную лотерею — родители со связями и ресурсами знали о школе, а те, у кого ее не было, редко знали. Мать Маркуса была тихим и требовательным защитником своего сына, и Маркус был именно тем ребенком, для которого хорошая начальная школа могла означать шанс на всю жизнь.Его и нашу семью разделяли раса, класс и дюжина городских кварталов, которые определяют разницу между районом с усаженными деревьями улицами, регулярным сбором мусора и высококлассными магазинами кексов и районом с наземными линиями электропередач и случайными перестрелками. Если бы не школа, мы бы никогда не узнали семью Маркуса.

Дружба мальчиков сохранится в начальной школе и за ее пределами. Однажды, когда они были еще в детском саду, моя жена гуляла с ними по району таунхаусов рядом со школой, и Маркус внезапно воскликнул: «Вы можете представить себе задний двор?» У нас был задний двор.Наш сын хранил молчание, то ли из-за смущения, то ли из-за ранней интуиции, что человеческие связи требуют определенных упущений. Отец Маркуса привозил его к нам домой по выходным — часто с подарком в виде бутылки отличного рома с его родного острова, — или я забирал Маркуса в их многоквартирном доме и отвозил мальчиков в клетку для игры в ватину или в зоопарк Бронкса. Они почти всегда играли у нас дома, редко у Маркуса, который был намного меньше. Эта договоренность была установлена ​​с самого начала и никогда не обсуждалась.Если бы кто-то упомянул об этом, нам пришлось бы столкнуться с вопиющим неравенством в жизни мальчиков. Я чувствовал, что дружба процветает благодаря мягкому избеганию этого важного факта.

В школе наш сын попал в группу мальчиков, которые не хотели участвовать в футбольных матчах в обеденное время. Их вольные драки на игровой площадке часто приводили к добродушным оскорблениям, борцовским поединкам, возмущенным чувствам, случайным ударам, а затем к примирению до следующего дня. И они были образом разнообразия.Спустя годы, помимо нашего сына и Маркуса, был еще один черный мальчик, еще один белый мальчик, мальчик-латиноамериканец, мальчик смешанной расы, мальчик, чья латиноамериканская мать была помощницей учителя в школе, и мальчик-африканец с белые лесбиянки-родители. Учитель в частной школе однажды назвал нашего сына «антиавторитарным», и это было правдой: он преследовал друзей, которые были слегка непокорными, раздражали учителей и наблюдателей за обедом, которые им не нравились, и он избегал детей, у которых всегда было они подняли руку и продемонстрировали явные признаки родительских амбиций.Обеспокоенный меритократ во мне не исчез полностью, и однажды я пытался уговорить нашего сына подружиться с 9-летним мальчиком, который читал Animal Farm , но он оттолкнул меня. Он поступит по-своему.

Педагогика школы делает упор на обучение через действие. Обучение чтению начиналось только в конце первого класса; по математике детей учили различным стратегиям умножения и деления, но таблица умножения была проблемой их родителей. Вместо рабочих листов и тестов были экскурсии на берег и в музей скульптур Ногучи.«Проектное обучение» заставило нашего сына неделями работать над глиняной моделью башни гробницы китайского дворянина во время боевой части в Древнем Китае.

Даже когда мы продолжали работать волонтерами, мы с женой не переставали задаваться вопросом, не обманули ли мы нашего сына в вопросе лучшего образования. Нас раздражали бесконечные поделки, полное безразличие к орфографии. Но наш сын хорошо учился только тогда, когда его интересовала какая-то тема. «Я хочу изучать факты, а не навыки», — сказал он своему первокласснику. Подход школы — годичное занятие для второго класса по геологии и мостам Нью-Йорка — поразил его воображение, в то время как сочетание рас и классов дало ему нечто еще более ценное: бессознательную веру в то, что никто не лучше всех. , что он был для всех равным и все были его.Таким образом школа достигла своей высшей цели.

А потом все стало меняться.

5.

Примерно в 2014 году в Америке зародилось новое настроение — сначала в нескольких местах, среди ограниченного числа людей, но оно росло с поразительной быстротой и силой, как это обычно происходит сегодня. Он вырос к концу правления Обамы, отчасти из-за разочарования в ранних обещаниях его президентства — из-за завышенных и разочарованных ожиданий, особенно среди людей моложе 30 лет, и именно так начинается большинство революционных всплесков.Это новое настроение было прогрессивным, но не обнадеживающим. Спустя несколько лет после того, как учителя в частном дошкольном учреждении создали подвески Обамы со своими 4-летними детьми, надежда исчезла.

В основе нового прогрессивизма лежало возмущение, а иногда и ярость, по поводу продолжающейся несправедливости по отношению к группам американцев, которые всегда находились на окраине власти и достоинства. Инцидент — полицейский застрелил невооруженного чернокожего мужчину; новостные сообщения о хищническом сексуальном поведении голливудского магната; профессиональный квотербек, который вставал на колени во время исполнения государственного гимна, зажигал огонь, который распространялся в течение ночи и продолжал гореть, потому что его подпитывал гнев на несправедливость, более глубокую и более давнюю, чем пожар.Со временем новое настроение обрело суть и резкость радикально эгалитарной идеологии.

В тех случаях, когда идеология затрагивала политику, она требовала, а в некоторых случаях добивалась важных реформ: нательные камеры на полицейских, сокращение сроков тюремного заключения для ненасильственных преступников, изменения на рабочем месте. Но наибольшее влияние она оказала в областях, более ранних, чем политика: в частных пространствах, где мы думаем, воображаем, говорим и пишем, и в общественных местах, где институты формируют контуры нашей культуры и охраняют ее периметр.

Кто был двигателем нового прогрессизма? Молодые люди, влиятельные лица в социальных сетях, лидеры культурных организаций, художники, журналисты, преподаватели и, все больше и больше, избираются демократами. Можно было почти поверить, что они высказались за большинство, но ошиблись. Обширный опрос американского политического мнения, опубликованный в прошлом году некоммерческой организацией More in Common, показал, что подавляющее большинство каждой группы, включая чернокожих американцев, считали «политкорректность» проблемой.Единственным исключением была группа, обозначенная как «прогрессивные активисты» — всего 8 процентов населения, вероятно, белые, хорошо образованные и богатые. Другие опросы показали, что белые прогрессисты были более готовы принять разнообразие и иммиграцию и винить расизм в проблемах групп меньшинств, чем чернокожие американцы. Новый прогрессизм был ограниченным, в основном элитарным явлением.

Политика становится наиболее реальной не в СМИ, а в вашей нервной системе, где все имеет большее значение и труднее подавлять свои истинные чувства из-за чувства вины или социального давления.Когда я был отцом в школе нашего сына, я впервые понял значение нового прогрессивизма и то, что мне в нем не нравилось.

Каждую весну, начиная с третьего класса, учащиеся государственных школ штата Нью-Йорк сдают два стандартных теста, соответствующих национальной программе Common Core: один по математике, другой по английскому языку. Зимой 2015–16 годов, когда наш сын учился в третьем классе, мы начали получать из школы поток писем и листовок о предстоящих тестах. Все они говорили о том, что тесты не являются обязательными.«Проинформируй себя!» электронное письмо побудило нас. «Будет ли ваш ребенок сдавать анализы — это ВАШЕ решение».

Во время президентства Джорджа Буша и Обамы общегосударственные тесты использовались для улучшения школ с низкой успеваемостью путем измерения способностей учащихся, с соответствующим распределением вознаграждений («гонка к вершине») и штрафов («ответственность»). Эти стандартизированные тесты могут определить судьбу учителей и школ. Некоторые школы начали выделять месяцы учебного времени на подготовку учеников к экзаменам.

Излишки «тестирования с высокими ставками» неизбежно вызвали обратную реакцию. В 2013 году четыре семьи в нашей школе при поддержке администрации не разрешили своим детям пройти тесты. Эти родители решили, что тесты вызывают такой стресс как для учеников, так и для учителей, занимают большую часть учебного года бездумной подготовкой и настолько не имеют отношения к цели образования, что даже вредны. Но даже после того, как город смягчил последствия испытаний, движение за отказ от участия выросло астрономически.Весной 2014 года 250 детей не допустили к тестированию.

Критика также расширилась: преподаватели утверждали, что тесты были структурно предвзятыми, даже расистскими, потому что у небелых учащихся были самые низкие оценки. «Я верю в оценивание — я сдавал тесты всю свою жизнь и использовал их как педагог», — сказал мне один темнокожий родитель в нашей школе, который окончил престижную государственную среднюю школу Нью-Йорка. «Но теперь я вижу все по-другому. Стандартизированные тесты — это привратники, которые не пускают людей, и я точно знаю, кто находится внизу.Это мучительно для чернокожих, латиноамериканцев и детей из малообеспеченных семей, потому что они никогда не догонят его из-за узаконенного расизма ».

Наша школа стала общегородским лидером нового движения; Директор школы дал интервью средствам массовой информации Нью-Йорка. Отказ от участия стал формой гражданского неповиновения против главного инструмента меритократии. Все началось как спонтанный массовый протест против ошибочного положения дел. Затем, с головокружительной скоростью, он вышел за рамки политики и стал формой морального абсолютизма, мало терпимого к инакомыслию.

Мы приняли школу за чистую монету, когда она сказала, что это решение мы должны принять. Моя жена посетила собрание родителей, которое было объявлено «учебным занятием». Но когда она задала вопрос, который показал, что мы не определились с тестами, другой родитель быстро попытался ее исправить. Вопрос был неуместным — никто не должен желать, чтобы ее ребенок сдавал тесты. Целью встречи не было предоставление нейтральной информации. Для отказа требовалось принять меры — родители должны были подписать и вернуть письмо, — а администрации необходимо было информировать молодых родителей о линии партии, используя других родителей, которые уже приняли ее, потому что школьным служащим было запрещено пропагандировать.

Мы не знали, что делать. Вместо выставления оценок учителя в нашей школе писали длинные, подробные, часто глубоко осведомленные отчеты о каждом ученике. Но мы хотели знать, насколько хорошо наш сын учился по внешнему стандарту. Если бы он сдал тесты, он пропустил бы пару дней занятий, но он также научился бы выполнять базовое задание, которое было бы частью его образования на долгие годы.

Однажды я спросила другого родителя, будет ли ее сын сдавать анализы. Она меня замолчала — в школе об этом нечего было обсуждать.

Меня беспокоило кое-что еще в движении отказа. Его сторонники утверждали, что тесты наказывают детей из бедных семей и детей из числа меньшинств. Я начал думать, что настоящий штраф может произойти, если я их не пойму. Отказ от обучения стал настолько распространенным в нашей школе, что у Министерства образования больше не было достаточно данных для публикации той информации, которую потенциальные абитуриенты когда-то использовали для оценки школы. В категории «Успеваемость учащихся» факультет поставил нашей школе «Нет рейтинга». Ни один посторонний не мог судить, насколько хорошо школа обучает детей, в том числе бедных, чернокожих и латиноамериканцев.Подход школы оставил пробелы в таких областях, как таблица умножения, деление чисел, грамматика и орфография. Эти пробелы восполняли семьи со средствами, а также некоторые семьи с ограниченными средствами — родители Маркуса записали его на дополнительные занятия по математике. Но когда девочка на нашей автобусной остановке отстала из-за того, что не ходила в школу в течение нескольких недель после смерти своей бабушки, которая была сердцем семьи, не было объективных мер, которые могли бы действовать как мигающий красный свет. Во имя равенства дети из неблагополучных семей с большей вероятностью колеблются и исчезают в тумане единения и самообмана.Изгнание тестов казалось способом освободить всех от ответственности. Это была цена отказа от меритократии.

Снял зондирование родителей на нашей автобусной остановке. Лишь немногие были открыты для испытаний, и они не говорили об этом громко. Один из родителей пытался найти способ, чтобы ее дочь сдавала тесты за пределами школы. Все чувствовали, что отказ от участия будет непопулярным среди директора, персонала и руководителей родителей — структуры власти школы.

На всю тему воцарилась осторожная тишина.Однажды, работая волонтером в классе нашего сына, я спросил другого родителя, пойдет ли ее сын на тесты. Она нервно улыбнулась и заставила меня замолчать — в школе это не о чем обсуждать. Одна учительница так сильно не одобряла тестирование, что, когда мы с женой спросили, что наш сын пропустит в дни тестирования, она с возмущением ответила: «Учебная программа!» Учащиеся, родители которых отказались отказаться от обучения, вообще не получали подготовки. Меня поразило, что это накажет детей, которых движение должно было защищать.

Если ортодоксальность сводила несогласных к шепоту — если все общественное мнение в школе было против тестов, — тогда, подумал я, наш сын должен их сдать.

На неделе тестов, в школьном коридоре ко мне подошла одна из администраторов. «Ты решил?» Я сказал ей, что наш сын будет сдавать анализы.

Она была тем человеком, которому я однажды написал письмо об идеальном соответствии наших ценностей и школьных ценностей, письмо, которое, возможно, помогло нашему сыну выйти из списка ожидания.Тогда я не слышал о движении отказа — его не существовало. Менее чем через четыре года это была единственная правда. Мне было интересно, чувствовала ли она, что я ее предал.

Позже в тот же день мы час разговаривали по телефону. Она описала весь вред, который может быть нанесен нашему сыну, если он сдаст анализы, — огромный стресс, возможность деморализации. Я ответил, почему мы идем дальше — мы хотели, чтобы он выучил этот необходимый навык. Разговор не был полностью честным с обеих сторон: она также хотела подтвердить позицию школы в авангарде движения отказа, достигнув 100-процентного соответствия, а я хотел отказаться от этого.Тесты стали второстепенными. Это был политический аргумент.

Наш сын был среди примерно 15 студентов, сдавших тесты. 95-процентный отказ от рассылки был ошеломляющим успехом. Это соперничало с результатами выборов в Туркменистане. Что касается нашего сына, то он закончил испытания, не чувствуя себя ни победителем, ни проигравшим. Проблема, волновавшая взрослых в его жизни, казалось, совсем на него не повлияла. Он вернулся в класс и продолжил работу над своим отчетом о горных гориллах Центральной Африки.

Пол Спелла

6.

Поле битвы нового прогрессизма — идентичность. Это исторический источник отчуждения и несправедливости, требующий возмещения ущерба. За последние пять лет идентичность вызвала всплеск исследований, взаимных обвинений и творчества во всех сферах, от телевидения до кулинарии. «Идентичность — это тема, которая находится в центре наших разговоров о музыке», — заявил The New York Times Magazine в 2017 году во введении к специальному выпуску, состоящему из 25 эссе на популярные песни.«Хорошо это или плохо, но теперь это все идентичность».

Прогрессивная педагогика школы привела к удивительно глубокому пониманию каждого ребенка как сложного человека. Но прогрессивная политика означала мышление группами. Когда наш сын учился в третьем или четвертом классе, ученики начали формировать группы, которые собирались для обсуждения вопросов, основанных на идентичности — расы, сексуальности, инвалидности. Я понимал, какую солидарность могут принести эти встречи, но я также беспокоился, что они могут закрепить разногласия, которые школа по самой своей природе так сильно старалась уменьшить.Другие, менее разнообразные школы Нью-Йорка, в том числе элитные частные, стали делить своих учеников по расе на воспитывающие сознание «группы по интересам». Я знал несколько смешанных семей, которые перевели своих детей из одной такой школы, потому что их отталкивала неустанная ориентация на расу. Наш сын и его друзья, которые изучали рабство и гражданские права, почти никогда не обсуждали друг с другом тему расы. В школе уже жили то, чему учили.

Кризис с туалетом поразил нашу школу в том же году, когда наш сын сдавал стандартные тесты.Девочка во втором классе перешла на мужские местоимения, приняла букву Q в качестве имени и начала одеваться в одежду мальчиков. Q также пользовался туалетом мальчиков, что приводило к проблемам с другими мальчиками. Мать Q говорила с директором, который со своими сотрудниками искал ответ. Они могли бы удовлетворить вполне реальные потребности таких студентов, как Q, создав ванную комнату с одной кабинкой — та, что в клинике на втором этаже, могла бы служить этой цели. Вместо этого школа решила полностью избавиться от туалетов для мальчиков и девочек.Если бы, как теперь приказал городской департамент образования, школам пришлось бы разрешить учащимся пользоваться туалетом своего пола, то избавление от этикеток устранит всю путаницу, связанную с вопросом о туалете. Практическая задача была решена в соответствии с новым представлением об идентичности.

За два года почти каждая ванная комната в школе, от детского сада до пятого класса, стала гендерно нейтральной. Там, где раньше на вывесках было написано «мальчики и девочки», теперь они сказали «студенты».Дети будут приучены к новой норме в таком молодом возрасте, что станут первой когортой в истории, для которой пол не имеет никакого отношения к тому, сидят они или стоят, чтобы пописать. Все, что влекло за собой биология — любопытство, страх, стыд, агрессия, половое созревание, вещь между ног — было стерто или потеряно.

Школа не проинформировала родителей об этом внезапном прекращении векового обычая, как будто нечего было обсуждать. Родители услышали об этом только тогда, когда дети начали приходить домой, отчаянно пытаясь добраться до ванной после того, как держали ее весь день.Девочки рассказывали родителям унизительные истории о том, как мальчик пнул дверь их кабинки. Мальчики рассказали, что боялись пользоваться писсуарами. Наш сын сообщил, что его одноклассники без какого-либо коллективного решения просто вернулись к старой системе, невзирая на новые вывески: мальчики использовали бывшие комнаты для мальчиков, а девочки — комнаты для девочек. Это возвращение к привычному было тем, что политики называют «решением, основанным на здравом смысле». Это тоже было душераздирающе. В детстве они не думали бросать вызов новым взрослым правилам, новым взрослым представлениям о справедливости.Вместо этого они нашли способ обойти эту трудность, которую взрослые внесли в свою жизнь. Это была тихая просьба, чтобы ее оставили в покое.

Когда родители узнали об отказе от туалетов для мальчиков и девочек, они массово явились на собрание родительской ассоциации. В одном из лагерей родители заявили, что школа обманула их доверие, и женщина пригрозила вытащить дочь из школы. Родители из другого лагеря утверждали, что гендерные ярлыки — и не только на дверях туалетов — приводят к издевательствам и что настоящая проблема заключается в патриархате.Один призывал отказаться от писсуаров. Это была небольшая драма крупного культурного переворота. Директор школы, которую, казалось, больше заботило движение отказа от тестирования, чем проблема туалета, объяснила свои финансовые трудности и призвала создать комитет родителей и учителей для решения этого вопроса. После шести месяцев безвыходной ситуации вмешался Департамент образования: одна ванная комната будет нейтральной с гендерной точки зрения.

В политике идентичность — это призыв к авторитету — моральному авторитету угнетенных: Я такой, какой я есть, что объясняет мою точку зрения и делает ее истиной .Политика идентичности начинается с универсальных принципов равенства, достоинства и свободы, но на практике она становится самоцелью — часто тупиком, ловушкой, из которой нет легкого выхода и, возможно, нет желания к побегу. Вместо равенства он устанавливает новую иерархию, которая переворачивает старую, дискредитированную — новую моральную кастовую систему, которая ранжирует людей по угнетению их групповой идентичности. Это делает расу, которая представляет собой сомнительную и зловещую социальную конструкцию, сущностью, которая определяет людей независимо от их деятельности или обстоятельств — как, например, когда представитель Аянна Прессли сказала: «Нам больше не нужны смуглые лица, которые не хотят быть смуглыми. голос; нам не нужны черные лица, которые не хотят быть черным голосом.”

Временами новый прогрессизм, при всей его мельчайшей детали, несет в себе запах XVII века с охотой на ересь, осуждением греха и проявлением самоуничижения. Атмосфера умственного ограничения в прогрессивной среде, самоцензура и страх публичного позора, нетерпимость к инакомыслию — все это качества нелиберальной политики.

Я спросил себя, не перехожу ли я на неправильную сторону великого морального дела, потому что его тон был слишком громким, потому что он расшатал то, от чего я не хотел отказываться.Мне потребовалось много времени, чтобы увидеть, что новый прогрессивизм не просто продвинул мою политику дальше, чем мне хотелось. На самом деле это было враждебно принципам, без которых я не верю, что демократия может выжить. Либералы всегда не спешат осознавать, что могут быть дружелюбные, идеалистические люди, мало использующие либеральные ценности.

7.

В 2016 году нашу семью унесли две навязчивые идеи: Гамильтон, и президентская кампания. Мы слушали и пели саундтрек Hamilton каждый раз, когда садились в машину, пока дети не запомнили большую часть его блестящего, многолюдного, неотразимого либретто.Наш сын освоил скоростной рэп Лафайета, и в нашей гостиной он и его сестра разыграли кульминационный поединок между Гамильтоном и Берром. Мюзикл не просто научил их этой последней версии революции и ранней республики. Он наполнил их мир воображаемым прошлым, и пока играла музыка, история становилась более реальной, чем настоящее. Наша дочь, которая собиралась пойти в детский сад в школе нашего сына, полностью отождествляла себя с характером Гамильтона: она боролась с ним, приводила его аргументы и осуждала его врагов.Каждый раз, когда он умирал, она плакала.

Прочтите: Как «Гамильтон» Лин-Мануэля Миранды влияет на историю

Гамильтон и кампания имела любопытное отношение к нашей жизни. Первый действовал как дезинфицирующее средство для второго, очищая его самые ядовитые эффекты, опровергая его самые зловещие предзнаменования. Дональд Трамп мог насмехаться над мексиканцами, ругать мусульман и пачкать все приличное и хорошее, но американское обещание все еще дышало, когда пуэрториканец Гамильтон и черный Джефферсон вступали в рэп-битву за национальный банк.Когда наша дочь увидела фотографии настоящих отцов-основателей, она была шокирована и немного разочарована тем, что они были белыми. Единственный президент, которого знали наши дети, был черным. Их опыт не дал им контекста для порочной политики идентичности Трампа, которая разжигала другие виды политики. Мы хотели, чтобы они поверили, что Америка лучше Трампа, и Гамильтон сохранил эту веру в воздухе, несмотря на накопившуюся серьезность фактов. У нашего сына, пошедшего той осенью в четвертый класс, были темные предчувствия по поводу выборов, но когда в октябре появилось видео Access Hollywood , он спел злорадную фразу Джефферсона о сексуальном скандале Гамильтона: «Никогда не стану президентом сейчас!»

На следующее утро после выборов дети плакали.Они оплакивали близких нам людей, мусульман и иммигрантов, которые могли оказаться в опасности, и, возможно, они также оплакивали потерянную иллюзию, что их родители могут все исправить. Наш сын лежал на диване и безутешно рыдал, пока мы не заставили его пойти на автобусную остановку.

В следующий раз, когда мы были в машине, мы автоматически поставили Hamilton . Когда заиграла «Дорогая Феодосия», и Бёрр и Гамильтон спели своим новорожденным детям: «Если мы заложим достаточно прочное основание, мы передадим его вам, мы дадим вам мир, и вы взорветесь». мы все далеко », это было слишком много для меня и моей жены.Мы больше не чувствовали романтики молодой республики. Прошло много времени, прежде чем мы снова послушали Hamilton .

Через несколько недель после выборов наша дочь спросила, может ли Трамп разлучить нашу семью. Должно быть, она пришла в голову, когда подслушала разговор об угрозах нелегальным иммигрантам. Мы сказали ей, что нам повезло — у нас как граждане есть права, которых он не может отнять. Я решил сесть с детьми и вместе прочитать Билль о правах. Не все это имело смысл, но они поняли основную идею — президентом не был король Георг III, Конституция была сильнее Трампа, некоторые принципы не были отменены — и, похоже, они успокоились.

С тех пор стало труднее сохранять веру в эти истины.

Наша дочь сказала, что она ненавидела быть ребенком, потому что чувствовала себя беспомощной. На следующий день после инаугурации моя жена повела ее на Женский марш в центре Манхэттена. Она сделала знак, в котором говорилось, что у нас тоже есть сила, и на марше она спела известную ей песню протеста: «Мы победим». Спустя несколько дней она маршировала по дому, крича: «Покажи мне, как выглядит демократия!»

Нашему сыну меньше нравилось присоединяться к делу и трясти кулаком.Став старше, он также лучше понимал сложность проблем, и они угнетали его, потому что он знал, что дети действительно мало что могут сделать. Он болезненно осознавал изменение климата на протяжении всей начальной школы — первый класс был посвящен переработке отходов и устойчивости, а в третьем классе, во время курса по Африке, он узнал, что все дикие животные, которых он любил, находятся на грани исчезновения. «Чем хороши люди, кроме разрушения планеты?» он спросил. Наша дочь не была застрахована от тяжелого настроения — однажды она пришла из школы и выразила желание не быть белой, чтобы на ее совести не было рабства.То, что наши дети выросли, ненавидящие свой вид и самих себя, не казалось моральной победой.

Мы решили сократить политические разговоры вокруг них. Не то чтобы мы хотели скрыть правду или дать ложное утешение — они бы не позволили нам, даже если бы мы попытались. Мы просто хотели, чтобы у них было детство, не несущее на себе всю тяжесть мира, включая нового президента, которого мы допустили к власти. Мы были должны нашим детям тысячу извинений. Будущее выглядело ужасным, и мы почему-то ожидали, что они это исправят.Неужели им действительно пришлось столкнуться с этим, когда они еще учились в начальной школе?

Я могу представить себе ответ — упрек всему, что я здесь написал: ваша привилегия пощадила их. На это нет ответа — вот почему это мощное оружие — кроме как сказать, что сама по себе идентичность не должна ни поддерживать, ни опровергать идею, иначе мы потеряли Просвещение в пользу чистого трайбализма. Взрослые, вовлекающие маленьких детей в свое дело, могут подумать, что они расширяют их возможности и делают из них добродетельных людей (друг называет фотографии своих проснувшихся детей в Instagram, опубликованные родителями, «самоотверженностью»).На самом деле взрослые заставляют себя чувствовать себя более праведными, потворствуя другой форме нарциссической гордости, искупая свою вину и перекладывая бремя собственных тревожных битв на детей, которые не могут нести это бремя, потому что им не хватает интеллектуального аппарата и политической власти. . Наша цель не должна заключаться в том, чтобы указывать детям, что им думать. Дело в том, чтобы научить их думать, чтобы они могли расти и находить собственные ответы.

Мне хотелось, чтобы в школе нашего сына учили его гражданскому праву.К 10 годам он изучил цивилизации древнего Китая, Африки, первых голландцев в Новом Амстердаме и майя. Он узнал о геноциде коренных американцев и рабстве. Но его никогда не учили об основании республики. Он не осознавал, что противоречивые ценности и практические компромиссы являются источником жизненной силы самоуправления. Ему не дали никакого контекста для значения свободы слова, никакого знания демократических идей, которые разрушал Трамп, или инструментов, с помощью которых граждане могли бы привлечь к ответственности власть имущих.Наш сын знал о худших предательствах демократии, в том числе о том, что омрачило его детство, но его не учили принципам, которые были преданы. Он получил свое гражданство от Гамильтон .

Прочтите: Гражданское образование помогает создавать молодых избирателей и активистов

Обучение гражданскому праву сократилось с 1960-х годов — жертва политической поляризации, поскольку левые и правые обвиняют друг друга в использовании предмета для идеологической обработки — и вместе с этим базовые знания общественности об американском правительстве.В последние несколько лет гражданское право вернулось в некоторых штатах. Когда наш сын пошел в пятый класс, в первый год президентства Трампа, ни один предмет не был бы более вдохновляющим.

«Если вы провалите седьмой класс, вы провалите среднюю школу, если вы провалите среднюю школу, вы провалите среднюю школу, если вы не пройдете среднюю школу, вы провалите колледж, если вы провалите колледж, вы провалите жизнь»

Ежегодно вместо тестов учащиеся школы представляют «музей» своего предмета обучения — сочетание письма и поделок по определенной теме.Родители заходили, бродили по классам, читали, восхищались и задавали вопросы ученикам, которые стояли рядом с их проектами. Эти дни, названные «акциями», были для меня самым лучшим опытом в школе. Некоторые работы были поразительно хороши, все они были продуманными и прилагаемыми, а совместная работа родителей и детей казалась воплощением всего, к чему стремилась школа.

Пятиклассница, последняя у нашего сына, была другой. В учебную программу того года входили Холокост, Реконструкция и Джим Кроу.Основное внимание уделялось «сторонникам» — людям, которые отказались быть сторонними наблюдателями зла и повысили свой голос. Это было образование в области активизма, и без оснований для гражданского общества, активизм просто означал высказывание. В конце года пятиклассники представили диорамы по всем острым актуальным вопросам — сексуальным домогательствам, правам ЛГБТК, насилию с применением огнестрельного оружия. Наш сын построил фабрику по производству пластиковых пакетов, из дымовой трубы которой росли исчезающие животные. По сравнению с предыдущими годами, количество письменных работ было минимальным, и студенты, когда их спрашивали, мало что могли сказать.Их не поощряли исследовать свои темы, делать интеллектуальные открытия, отвечать на потенциальные контраргументы. Диорамы состояли из картона, глины и слоганов.

Пол Спелла

8.

Учащиеся государственных школ Нью-Йорка должны подавать документы в среднюю школу. Они ранжируют школы в своем районе: шесть, восемь или дюжину в порядке предпочтения, а средние школы ранжируют учащихся на основе академической работы и поведения. Затем алгоритм, получивший Нобелевскую премию, сопоставляет каждого ученика со школой, и это почти всегда то, куда ученик должен пойти.Общеизвестно, что городские средние школы слабы; в нашем районе только трое имели репутацию «хороших». Эксперт по образованию рядом с нами зарабатывал прилично, предлагая консультации семьям, охваченным паникой. Казалось, весь процесс был разработан для того, чтобы поднять тревогу 10-летних детей до предела.

«Если ты провалишь тест по математике, ты провалишь седьмой класс», — сказала однажды вечером за ужином наша дочь, глядя на годы вперед. «Если вы провалите седьмой класс, вы провалите среднюю школу, если вы провалите среднюю школу, вы провалите среднюю школу, если вы провалите среднюю школу, вы провалите колледж, если вы провалите колледж, вы провалите жизнь.”

Мы вернулись к извращениям меритократии. Но политика страны кардинально изменилась за шесть лет обучения нашего сына в начальной школе. Вместо подвесок надежды на шеях учителей в коридоре одной средней школы была размещена картинка с открыткой, на которой было написано: «Ой-ой! Ваша привилегия проявляется. Вы получили эту карточку, потому что ваша привилегия только позволила вам оставить комментарий, с которым другие не могут согласиться или с которым не могут иметь отношения. Проверьте свою привилегию ». На карточке были поля, которые нужно было пометить, как карточку, рядом с «Белый», «Христианин», «Гетеросексуал», «Трудоспособный», «Гражданин».(Наш сын вычеркнул школу из своего списка.) Этот язык сейчас не редкость в мире образования. Учитель из Саратога-Спрингс, штат Нью-Йорк, нашел в Интернете «форму для размышления о привилегиях» со сложным методом подсчета баллов и отправил ее старшеклассникам, не подозревая, что лист явно был создан правым интернет-троллем — он наградил евреев 25 очками привилегий и пристыковал мусульман 50.

Схватка в средней школе подвергла 10- и 11-летних диктату меритократии и демократии одновременно: яростное соревнование и жестокая идеология.Эти две системы не столько сосуществуют, сколько подталкивают детей одновременно к противоположным крайностям, сферам, одинаково негостеприимным для тонкого и сложного организма ребенка. Я пришел к выводу, что если между системами существует связь, то она такова: пробуждение приукрашивает гонку за успехом, заставляя участников лучше относиться к бессердечному миру, в который они загоняют своих детей. Постоянная проверка своих привилегий — один из способов не отказываться от них.

В тот день, когда в нашу школу пришли письма о зачислении, некоторые ученики плакали.Одним из них был Маркус, которого учили в средней школе, которую он не хотел посещать. Его мать вошла, чтобы поговорить с администратором об апелляции. Администратор спросила ее, почему вместо этого Маркус не пошел в среднюю школу, которая делит здание с нашей школой, которая придерживается того же прогрессивного подхода, что и наша, и которая была одной из худших в штате. Мать Маркуса ушла в ярости и отчаянии. У нее не было никакого желания, чтобы он пошел в среднюю школу наверху.

Наш сын пошел в одну из «хороших» средних школ.В сентябре прошлого года он пришел домой с первого дня в школе и сказал нам, что что-то не так. Его одноклассники не были похожи на детей из начальной школы. Мы нашли круговую диаграмму, которая разбила его новую школу по расам, и она ошеломила его. Две трети студентов были белыми или азиатами; едва ли четверть были черными или латиноамериканцами. Конкурсное поступление привело к созданию отдельной школы.

Его будет последним подобным классом. Два года назад мэр Билл де Блазио объявил о новой инициативе по интеграции школ Нью-Йорка.Наш район, где достаточно белых семей для полноценной интеграции, был выбран в качестве тестового примера. В прошлом году комитет учителей, родителей и активистов округа объявил о предложении: устранить меритократическое препятствие, стоящее на пути к равенству. Это предложение избавит от конкурсного приема в среднюю школу — оценок, тестов, посещаемости, поведения — которые во многом определяют расовую принадлежность в новой школе нашего сына. В новой системе учащиеся по-прежнему будут ранжировать свой выбор, но алгоритм будет скорректирован для создания средних школ, отражающих демографию нашего округа, предоставляя учащимся из неблагополучных семей приоритетное место для 52 процентов мест.Таким образом, средние школы округа будут интегрированы в расовом и экономическом отношении. Инициатива Де Блазио получила лозунг «Справедливость и превосходство для всех». Он пытался одной фразой удовлетворить демократию и меритократию.

Я ходил туда-сюда и снова и снова решил поддержать новый план. Мое мнение было беспочвенным, поскольку изменение произошло на год слишком поздно, чтобы повлиять на нашего сына. Если бы случай поместил его в первый экспериментальный класс, я бы подвергся серьезному испытанию. Согласно новой системе, девушке на его бывшей автобусной остановке подобрали 12-й вариант, и ее родители решили отправить ее в чартерную школу.Несомненно, многие другие семьи покинут систему государственных школ. Но я видел, как наш сын процветает, когда ходил в начальную школу, похожую на городскую. Я также видел, как меритократия отделяет и деморализует детей на основании их работы в четвертом классе. «Если ты провалишь среднюю школу, — сказала наша дочь, — ты провалишь жизнь». Еще слишком рано, чтобы судьба детей решалась учреждением, которое должно было служить общественному благу.

Прочтите: Страдают бедные дети, которые верят в меритократию.

Я хотел, чтобы план увенчался успехом, но у меня были серьезные сомнения.Он был украшен авторитарными излишествами нового прогрессизма. Он призывал к созданию новой бюрократии разнообразия, и его безжалостный жаргон разбил мою надежду на то, что авторы знали, как добиться отличного образования для всех. Вместо того, чтобы преподавать гражданские права, которые столкнулись со сложными истинами американской демократии, «учебная программа будет подчеркивать огромный исторический вклад небелых групп и стремиться развеять многие неправды / лжи, связанные с американской и всемирной историей.»

« Совершенство »в плане было второстепенным. Из 64 заданий только в одном упоминается, что, вероятно, будет самой сложной проблемой: «Оказывать поддержку [районным] педагогам в принятии передового опыта в классах со смешанным академическим, расовым и социально-экономическим составом». Как быть уверенным, что дети с самыми разными способностями будут успешно учиться в школах, за которыми уже давно ведется учёба? Как сделать это, не отказываясь полностью от строгости — не теряя при этом самых быстрых учеников?

Мы столкнулись с этой проблемой с нашей дочерью, которая в детском саду читала намного раньше своего класса и умоляла своего учителя решить математические задачи.Когда школа отказалась принять ее, и наши заявки в другие государственные школы были отклонены, мы перевели ее в новую частную школу, ориентированную на STEM, вместо того, чтобы рисковать годами скуки. Мы сожалели о том, что покинули систему государственных школ, и мы по-прежнему опасались чрезмерной конкуренции со стороны меритократии, но мы не хотели полностью отказываться от нее.

Департамент образования, похоже, вообще не думал о меритократии. Все внимание уделялось достижению разнообразия и искоренению расизма, который этому мешал.

В конце лета 2018 года в нашем районе было созвано общественное собрание для обсуждения плана интеграции. Был разгар сезона отпусков, но приехали несколько сотен родителей, в том числе и я. Многие только что услышали о новом плане, который похоронил результаты внутреннего опроса, показавшего, что большинство родителей хотели сохранить старую систему. Нам представили слайд-шоу, которое включало фотографию белых взрослых, рычащих на черных школьников на Юге в 1960-х годах — как будто только жестокий расизм мог побудить родителей выступить против отмены системы приема, в которой превосходная работа сочеталась с более сложным размещением.Даже если размещение было результатом большой исторической несправедливости, родители находятся под угрозой; политика, которая призывает их отложить в сторону потребности своих детей, пока эта несправедливость не будет исправлена, требует неудачи. На тот случай, если упоминания о расизме недостаточно, чтобы запугать несогласных, когда презентация закончилась и десятки рук вскинулись вверх, один из выступающих, прогрессивный член городского совета, заявил, что не будет отвечать на вопросы. Он отмахнулся от разразившегося шума. Это было похоже на «образовательную сессию» отказа, которую посетила моя жена: сделка была заключена.Была только одна правда.


Связанные истории

Канцлер школы де Блазио Ричард Карранса ответил критикам инициативы разнообразия, призвав их к расизму и не позволив им «заставить его замолчать». В рамках этой инициативы Карранса обязывает каждого сотрудника школьной системы пройти обучение по борьбе с предвзятостью за 23 миллиона долларов. Один обучающий слайд был озаглавлен «Культура превосходства белых.Он включал «перфекционизм», «индивидуализм», «объективность» и «поклонение письменному слову» среди ценностей белого превосходства, которые необходимо разрушить. Во имя выявления расовых предубеждений тренинг создал себе подобных.

Наследие расизма вместе с ложной меритократией в сегодняшней Америке, которая держит детей в ловушке там, где они находятся, является коренной причиной неравенства в школах города. Но вызов расизма и отказ от объективных стандартов не приведет к реальному равенству и не ликвидирует разрыв в достижениях, а может иметь обратный эффект, усугубив ситуацию, изгнав семьи всех рас, которые цепляются за идею образования, основанного на реальных заслугах. .Если интеграция является необходимым условием равенства, этого недостаточно. Равенство слишком важно, чтобы оставлять его на усмотрение идеологии, отвергающей универсальные ценности.

9.

В средней школе наш сын сразу же подружился с теми же детьми, которые были его друзьями в начальной школе, — чужаками, включая мальчиков-латиноамериканцев из беднейшего района округа. Однажды он рассказал нам о «пропусках на N слов», которыми обменивались другие мальчики, которых он знал, — системе, в которой черный ребенок, обмениваясь на какой-то предмет, позволяет белому ребенку использовать это слово.Мы не могли поверить, что такое существует, но это было. Когда один белый мальчик весь день пользовался своим пропуском, наш сын схватил воображаемый лист бумаги и разорвал его в клочья. Он и его друзья слышали официальный язык моральных наставлений так часто, что это стало источником иронии и насмешек: «Эй, чувак, тебе действительно нужно проверить свою привилегию». Когда его учитель поручил ученикам написать о том, что они думают о своей идентичности, дав классу понять, что белизна была для нее источником вины, наш сын сказал ей, что он не может этого сделать.Задание было слишком личным и не оставляло ему достаточно места, чтобы описать все, что делало его тем, кем он был.

«Разве школа не для изучения математики, естественных наук и чтения, — спросил он нас однажды, — не для того, чтобы учителя говорили нам, что нам думать об обществе?» Он отвечал, как дети, когда взрослые постоянно говорят им, что им думать. У него было то, что моя жена называла неполитизированным сочувствием.

Наблюдая за тем, как растут ваши дети, вы получаете поразительно яркое представление о мире, который вы собираетесь покинуть для них.Не могу сказать, что я оптимистка. Иногда этот образ наполняет меня ужасом. Этот прагматический гений, которым раньше знали и восхищались американцев, в том числе талант обучать нашу молодежь, — как он нас покинул? Теперь мы охвачены тревогой и гневом, лихорадочными плохими идеями, мы слишком поглощены собственными неудачами, чтобы пощадить наших детей. Но однажды лихорадка утихнет, и к тому времени они вырастут, и им придется открыть для себя, как жить вместе в стране, которая дает каждому ребенку равные шансы.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *